«Девочка, запомни этот день»

Автор фото: Юрий Правдин

Большая Покровская в Нижнем Новгороде для Натальи КУРЕПИНОЙ не просто улица. И за её реконструкцией она следит с особым вниманием. Дело в том, что именно наша героиня в 1984-м сделала Свердловку-Покровку пешеходной. Необычная миссия. Историческая. В жизни Натальи Юрьевны с самого начала было много необычного. И чудеса случались. В чудесном списке история о том, как выжила в блокадном Ленинграде…

 

Отец, папа и город в подарок

Необычности начались с того, что у Натальи Юрьевны были отец и папа. Отец, Юрий Куломзин, родом из Кинешмы, из дворян. В революцию семья уцелела. Студент института лесохимии, в 1928 году он приехал в белорусские леса на практику и увидел на опушке17-летнюю Александру. Она собирала смолу. Любовь с первого взгляда. Родилась Наташа.
Родители расстались, когда девочке было четыре года. Александра уехала в Ленинград — учиться. А у Наташи появился человек, на всю жизнь ставший для неё папой, — Семён Погориллер. Он вырос в детдоме. Наточку обожал. Как и вся его родня.

— У папы был брат Александр Борисович. Моё первое воспоминание о Ленинграде — как он везёт меня на санках и говорит: «Наточка, это 1-я улица Советская. Повтори». Я повторяю. Потом мы оказываемся на 2-й, на 3-й Советской, где и жили. Я повторяю названия. «Ну что, — спрашивает дядя, — на 4-ю Советскую поедем?» А я говорю: «Нет!» — «Почему же?» — «Название не выговорю!..» Папа и дядя Саша подарили мне город, сделали меня ленинградкой.

Наталья Юрьевна показывает фотографию: мама, папа и она, тогда 11-летняя девочка, с Эммочкой — младшей сестрой.

— А знаете, когда было сделано это фото? — говорит она. — 22 июня 1941 года. Мы приехали в Петергоф, чтобы снять на лето дачу. Зашли в фотоателье. И вдруг весть: война! Этот снимок нам потом по почте прислали… Бросились на вокзал, но сесть на поезд было невозможно. Кто-то сказал, что надо к Финскому заливу — будет катер. В отдалении уже слышались выстрелы. На катер мы попали. Как только оказались в Ленинграде, папа тут же пошёл в военкомат. Он погиб в 1943-м. 11 января умер от ран. Братская могила в деревне Озерки Ленинградской области. А 12 января началась операция по прорыву блокады…

Чудо блинчика

— Был слышен гул канонады. Я стояла на улице. И вдруг какой-то мужчина, ловя эти отдалённые звуки, взволнованно сказал мне: «Девочка, запомни этот день: 12 января 1943 года», — рассказывает Наталья Юрьевна. — Я запомнила. На всю жизнь…
Этого дня для Наты могло не быть. В марте 1942-го не стало тёти, маминой сестры, 20-летней Тани.

— Она была для нас добытчиком, — видно, как и по прошествии стольких лет нашей героине тяжело даётся этот рассказ. — Ей как-то удавалось доставать столярный клей, из которого мы делали студень. А раз — настоящий праздник! — Таня умудрилась добыть нам корм для лошадей… Однажды она встретила человека, который когда-то делал ей предложение. Дома у него была еда. Он привёл Таню к себе, накормил. И видимо, для своего тогдашнего состояния она съела слишком много… Заболела и умерла.

Потом ушла Татьяна Борисовна, сестра отца. Ей было 35. В тот день она должна была выйти на уборку улицы, но не смогла встать. Пришли: «Почему такая-то не вышла на работу?» Ната побежала к врачу. Тот с трудом поднялся в квартиру. Посмотрел на Татьяну Борисовну и сказал: «Через полчаса она умрёт». Не ошибся…

— Следующей должна была стать я, — продолжает Наталья Юрьевна. — Ноги покрылись язвами — цинга. Начались провалы в памяти, потеря сознания, меня рвало. Я умирала…

Как в тумане она услышала голос: «Натка, ты чего это задумала?» И потом он же — матери: «А ты сделай ей блинчик…»

Это был сосед, Михаил Шнитман. В июне 1942-го он ненадолго пришёл домой с фронта, у него были продукты, в том числе немного муки. Размешав её с водой, мама сделала Нате какое-то подобие блинчика. Давала по крошке…

В сентябре 1941-го, когда ещё никто и представить не мог масштабов трагедии, которая ждёт ленинградцев, тётя Таня подарила Нате на день рождения томик Лермонтова с надписью: «Желаю счастливого многолетия»… Ната выжила.

Главное дело

В Горький Наталью Юрьевну позвал отец. Ей было 22 года. Приехала и осталась. От отца у неё талант к рисованию. Увлекла архитектура. С 1966-го по 1989 год Наталья Юрьевна была районным архитектором — в Сормове, а затем в Нижегородском районе. Рассказывает:
— Архитекторам дали задание: в каждом районе Горького сделать пешеходную зону. Выполнила его тогда только я.
Так нижегородцы получили пешеходную Большую Покровку…
По поводу нынешнего состояния центральной улицы Нижнего Новгорода, её реконструкции наша собеседница говорит:
— Надо бережнее относиться к историческому облику Большой Покровской…

Главное дело её жизни сейчас — общественная организация Нижнего Новгорода «Жители блокадного Ленинграда». Наша героиня — председатель правления. Выпуск книг воспоминаний, мероприятия по всей области и в Ленинграде, уроки мужества для школьников — Наталья Юрьевна неутомима.

— Трагедия города скрывалась слишком долго, — говорит она с горечью. — Знак «Жителю блокадного Ленинграда» выпустили только в 1989-м. В нашей организации 12 лет назад было 400 человек, сегодня — 175. Мы должны сохранять эту память…