Оседлавший каспийского монстра

За свою лётную жизнь он выполнил 18 941 полёт, освоил пилотирование нескольких десятков типов самолётов, необычных летательных аппаратов, экранопланов. Всего он провёл в воздухе 6637 часов — более 276 суток! Исполнилось 100 лет со дня рождения лётчика-испытателя, соратника знаменитого Ростислава Алексеева Владимира Фёдоровича ЛОГИНОВА.

Сорвал пламя…

Всю жизнь он искренне и беззаветно был предан стихии, которой посвятил всего себя без остатка – небу. С началом войны Владимир Фёдорович – лётчик-инструктор в запасном авиаполку, затем – испытатель на новосибирском авиазаводе, где он дал путёвку в жизнь более чем 600 самолётам знаменитого ОКБ Яковлева. Когда завод начал поставлять на фронт новую модификацию Яка – Як-9Т с пушкой калибра 37 мм, фронтовые лётчики засомневались в его способности вести хороший маневренный воздушный бой. Чтобы развеять эти сомнения, на фронт был командирован старший лейтенант Логинов. И он показал, на что способен Як-9Т. Вот что рассказывал сам Владимир Фёдорович:

В июне 1943 года пришёл приказ срочно отправить меня на фронт… Курская дуга, потом Второй Прибалтийский. За восемь месяцев — 175 боевых вылетов, сбил лично восемь немецких самолётов, пять — в группе, пять уничтожил на брянском аэродроме, где тогда стояли немцы, подбил два паровоза, несколько танков и много пехоты. А был случай, меня подбили. Когда выходил из воздушного боя, атаковала артиллерия. Разбили крыло, бензин заливал кабину, машина загорелась, но я пламя сорвал и, решив не прыгать с парашютом, так и дотянул до нашей территории. Сел на землю, и больше ничего не помню… Меня вытащили танкисты, перебинтовали голову…

Ехал он на фронт на три месяца, а провоевал восемь. Но в 1944-м пришлось вернуться в Новосибирск. Как ни просил оставить его бить врага, приказ есть приказ.

Чуть выше травы

После войны довелось служить Владимиру Фёдоровичу в Закавказье, где однажды он взял на себя ответственность и приказал сбить «американца». Слишком нахально тот влезал в наше воздушное пространство, патрулируя вдоль государственной границы. Дальше были Югославия, Дальний Восток, Венгрия. Когда в Индонезии в начале 1960-х годов назрела конфликтная ситуация с Нидерландами по поводу Западного Ириана, именно полковник Логинов был направлен туда в качестве старшего советника посла СССР по вопросам авиации.

А потом наступил 1964 год. За плечами 47 лет жизни, из которых почти 30 – за штурвалом боевых и учебных самолётов. Врачебная комиссия ограничивает лётчику Логинову условия лётной работы. Несмотря на предложение высокой командной (генеральской!) должности, он решает уволиться с военной службы.

Случайностей не бывает. В это же время из Центрального конструкторского бюро по судам на подводных крыльях поступает запрос на лётчика, который мог бы организовать и возглавить в кораблестроительном ЦКБ работу лётно-испытательного подразделения. После беседы с его создателем и руководителем Ростиславом Алексеевым Логинов принимает его предложение без раздумий.

Человек, привыкший летать в заоблачной выси, теперь учился и учил летать других у самой воды и чуть выше травы. Самое главное — никто в мире никогда не производил взлётов экранопланов с воды и их посадки на воду, длительных полётов над водной поверхностью на сверхмалой высоте. И никто ещё не готовил испытателей экранопланов. Летчикам приходилось ломать в себе навыки, обретённые за сотни часов налёта предыдущей практики.

«Крамольная» техника

Вместе с Алексеевым Логинову довелось начать «учить летать» первый в мире крупноразмерный экраноплан «КМ» — корабльмакет, названный в зарубежной печати «Каспийским монстром». Уже на первом выходе стало ясно: КМ как транспортное средство состоялся. Он шёл устойчиво, слушался рулей, все системы работали в пределах норм, заданных проектной документацией. Надежды некоторых руководителей наверху на неудачу и прекращение работ по «крамольной» технике не оправдались.

А через шесть лет, 1 декабря 1973 года, подготовленные Логиновым лётчики выполнили на КМ полёт при небывалом (и в течение многих лет после того не превзойдённом) полётном весе 544 тонны. На всю жизнь у меня, участника того выхода, сохранилось ощущение устойчивости аппарата, который нёсся на высоте пятисеми метров над водной поверхностью со скоростью 450 километров в час. Такой устойчивости на крейсерском режиме движения, как отмечали все, кому довелось участвовать в выходах КМ, не имеет ни одно транспортное средство в мире.

Любовь с неба

Но ещё до этого, в 1971 году, очередная медицинская комиссия сказала лётчику: стоп! Логинов продолжает руководить лётным отрядом, уже не принимая участия в полётах лично. Когда мне довелось сменить Владимира Фёдоровича на его посту, он попросил у меня разрешения остаться в созданном им отряде на должности инженера-методиста. На всю жизнь сохранил я благодарность ему за то, как он ненавязчиво и тактично подсказывал в нужный момент как, по его мнению, нужно поступить.

Когда Логинов уволился, язык не поворачивался сказать, что он ушёл на заслуженный отдых. Не умел отдыхать этот неугомонный человек. Тут же активно включился в работу по патриотическому воспитанию молодёжи. Его воспоминания о работе в ЦКБ по СПК «Ноль первому – взлёт!» вошли в книгу «Корабелы в пятом океане», посвящённую деятельности Ростислава Алексеева. Никогда Владимир Фёдорович не терял контакта с бывшими сослуживцами, номера телефонов всех их помнил наизусть, был страстным хоккейным болельщиком. Заядлый грибник, он только на 95-м году прекратил «тихую охоту». И всю жизнь рука об руку с Владимиром Фёдоровичем шла его верная боевая подруга Зинаида Николаевна, которую он когда-то учил летать как инструктор.

Его не стало 8 ноября 2015-го. Чуть меньше двух лет не дожил он до своего столетнего юбилея. И чуть больше года до столетия Ростислава Евгеньевича Алексеева.

Аркадий ИВАНОВ, подполковник ВВС в отставке