Остов погибших кораблей

Уникальная находка на реке Ветлуге может стать одним из редчайших музейных экспонатов страны. Древнее судно, построенное при помощи топора, практически единственное, сохранившееся в России. Теперь главный вопрос: как транспортировать раритет для музея и исследований?

Топорная работа

Деревянное судно на Ветлуге случайно обнаружили туристы. Сплавляясь на байдарках по реке, они заметили торчащие из берега остатки деревянной конструкции. Для местных жителей деревянный остов уже был частью окружающего пейзажа. Но туристы не поленились сообщить о своей находке в исторический музей. Когда специалисты выехали на место, они просто ахнули!

Для меня вообще находка деревянного судна удивительна, — признался нам руководитель экспедиции, заведующий отделом истории Нижегородского музеязаповедника профессор Юрий Филиппов. — Это великая редкость. Да, в морях находят затопленные суда, но в речном руслеслучай уникальный. Лишь однажды нечто похожее обнаружили на Оби, но не такой сохранности и не таких размеров.

По мнению историков, нижегородская находка может оказаться самым древним судном в стране. Судя по всему, она сделана одним единственным инструментом — топором.

Строить такие суда запретил Пётр I. Он считал, что рубить доски топором расточительнослишком много древесины шло в отходы. Ослушавшихся наказывали сурово, вплоть до ссылки в Сибирь, поэтому вряд ли ктото решался нарушить запрет. Стало быть, судно построено ещё до Петра I.

Спасение огнём

До наших дней деревянное судно сохранилось просто чудом! Как ни странно, этому мог поспособствовать… пожар.

По верхам опруг (ребро судна. – Авт.) везде горелые следы, — рассказал Юрий Филиппов. — Я предполагаю, что судно построили в Ветлуге, спуск на воду хорошо отметили, и началось пожарище, которое не смогли потушить. Лодку бросили и разбежались, скрываясь от ответственности. А потом её песком занеслопочти четыре метра наносов.

Дерево, из которого сделано судно (вероятнее всего, ель), сохранили увлажнённый грунт, песок и отсутствие воздуха. Скоро кусочек древесины отправится на экспертизу в Москву, в институт археологии. Там же определят и точный возраст находки.

Кстати, начав раскопки, учёные обнаружили, что размер судна больше, чем показало георадарное исследование. Самый современный радар обманулмокрый песок. Оказывается, что мокрое дерево и мокрый песок дают похожие импульсы. Это и привело к ошибке. Днищевую конструкцию радар принял за борта. В реальности же длина судна около 45 метров, ширина около 12. На сегодня сотрудники исторического музея раскопали 28 квадратных метров очень хорошо сохранившейся конструкции.

К стенам Кремля

В мечтах сотрудников музеясделать подарок нижегородцамустановить судно у подножия Кремля или на Стрелке. Но дело это сложноетакое судно не разберёшь. Его можно только распилить, но тогда это полностью обесценит находку.

Директор технического музея Вячеслав Хуртин уверен, что транспортировать судно надо только целиком. Погрузить кранами на баржу-платформу, катером, который может брать мелкие ветлужские перекаты, сплавить вниз по Ветлуге, а потом поднять вверх по Волге, в Нижний. А до этого сделать ещё множество работ, требующих серьёзного финансирования.

Продолжить раскопки мы сможем только в следующем году. И то в случае, если нашим проектом заинтересуются, — отметил Юрий Филиппов. — Эта находкауникальнейшая, её даже в ряд не с чем поставить. Музейными силами мы больше ничего сделать не можем. Нужно вынуть более 1000 кубометров грунта, пропитывать судно особым составом, который вытеснит воду. Потому что если его сушить на открытом воздухе, оно развалится. И транспортировкадело непростое. Лодка весит порядка 30 тонн. На археологические раскопки требуется примерно четырепять миллионов, а для транспортировки и строительства ангара ещё 18-20. Но я слышал, на озеленение Нижнего Новгорода однолетниками в следующем году запланировано 50 миллионов. Сравниваю и думаю, что 20 миллионовне такая уж огромная сумма для уникального экспоната, 200 лет пролежавшего в земле. Памятника деревянного судостроения, равного которому нет.

В ближайшее время учёные собираются обратиться за помощью к новому главе региона. Они надеются, что представители власти их поддержат. Ведь сохранить такое суднодело государственной важности.

Кстати. Сегодня в водах Волги на территории Нижегородской области хранят свои тайны 53 затонувших судна. Правда, они представляют не историческую ценность, а экологическую угрозу. Корабли и их фрагменты постепенно разрушаются и, окисляясь, загрязняют воды и губят речную флору и фауну. Механизм их подъёма и утилизации должен быть разработан в рамках программы по очистке Волги, рассчитанной до 2025 года.