Секреты выживания

Фото Юрия ПРАВДИНА

«Я не знаю, как возвращаться в такие условия с малышом. Наверное, попрошу, чтобы меня оставили в роддоме!» — нижегородка Ольга Кузнецова полна решимости и отчаяния. В семье ждут рождения восьмого ребёнка. Он уже заранее любимый, как и все дети в этом доме — доме жилой площадью 31,5 квадратных метра. После рождения малыша в этой квартире окажутся 10 человек. Взрослых — трое. И у одного из них туберкулёз.

Ускользающий пакет

Детская одежда разложена прямо на полу — штабелями вдоль стен. Положить больше некуда… Кузнецовы говорят, что своё положение пытались изменить не раз. Безуспешно. О большой семье мечтали всегда. Кристине было пять лет, когда родилась Настя. Ещё через семь на свет появился Вадим. А через два года в семье было уже пятеро детей — родились двойняшки Ксюша и Юля.

Тогда, в 2009-м, мы поняли, что в этой квартире нам становится тесно, — рассказывает Андрей Кузнецов. Я отправился в отдел по учёту и распределению жилья администрации Московского района. Дали список документов, которые надо собрать, чтобы поставили в очередь на улучшение жилищных условий. Я попытался их собрать. Половину документов из этого списка добываешь, за вторую принимаешься, а у тех, что есть, уже срок действия истекает

Андрей рассказывает, что снова пытался собрать пакет документов в 2011-м, когда родилась Олеся, в 2015-м, когда в семье уже подрастала София, но это ему так и не удалось.

Список необходимых документов только увеличивался, — делится с нами отец семейства. — В нём, по-моему, пунктов 15. Эти документы, наверное, можно собрать, если нигде не работать и заниматься только этим. Но мне семью кормить надо.

Вместе нельзя. Но можно…

Работает Андрей в сфере строительства. Говорит, что готов трудиться хоть круглосуточно, лишь бы у семьи было всё необходимое. Супруги показывают на экране мобильника фото с праздников, которые они устраивают для детей. Увы, если с приглашением гостей, то это возможно только на улице.

Уроки за столом — по очереди. Спальные места в два этажа. Но есть ещё одна проблема. Наниматель квартиры — Владимир Абрамов, отец Ольги. Дедушка детей Кузнецовых, чего там скрывать, любит выпить. И ещё он состоит на учёте в туберкулёзном диспансере.

В начале 2010-го Владимира Ивановича поставили на учёт как нуждающегося в жилье в связи с тяжёлой формой хронического заболевания, при котором невозможно совместное проживание граждан в одной квартире, — активной формы туберкулёза.

Нашего дедушку увезли в специальный санаторий, он пробыл там около двух месяцев. И вернулся в квартиру, — продолжает Андрей. — Определили ему отдельную тарелку, ложку, чашку. Но не пересекаться ведь невозможно… Так и жили. А куда нам деваться? Посмотреть, как мы живём, есть ли опасность для маленьких детей, к нам никто не приходил.

Наш собеседник рассказывает, что очередь на жильё уже подходила, Владимир Иванович значился в ней вторым. Но вдруг активную форму туберкулёза ему сняли.

Я никого ни в чём не обвиняю, не подозреваю, но случилось то, что случилось, — резюмирует Андрей Кузнецов.

В ожидании ответа

Помогать Кузнецовым взялся юрист, общественный деятель Герман Васильев. Он направил письма с просьбой о помощи уполномоченному по правам ребёнка при Президенте России, в аппарат правительства региона, а также запрос в туберкулёзный диспансер. Пока ответ пришёл только от детского омбудсмена: обращение перенаправлено уполномоченному по правам ребёнка в Нижегородской области.

Редакция направила запрос в областное министерство социальной политики. В ответе сообщается, что семья Кузнецовых может принять участие в программе «Жильё для российской семьи» в рамках государственной программы «Обеспечение доступным и комфортным жильём и коммунальными услугами граждан Российской Федерации». Подробностив отделе по учёту и распределению жилья администрации Московского района. Мы передадим ответ семье Кузнецовых. Поможет ли им этот совет? К теме обещаем вернуться.