Сердце нараспашку

На её страничке в соцсети фото из многочисленных путешествий: Италия, Крым, Кавказ… Но больше всего Сахалина – родины. Спины кеты, идущей на нерест в мутноватых гребешках воды. Густо-синяя гладь озера Тунайча. Пенный прибой Охотского моря – того и гляди появится из него Афродита… Табличка у дороги с названием посёлка – Правда… И вот после этого уже нет никаких сомнений, что Наталья Довженко появилась в моей жизни совсем не случайно.

Своя история

Конечно, насчёт Правды это, скорее, совпадение. Встречу с Натальей Васильевной подарил мне наш православный конкурс «Тепло родного очага». Помню, читала её рассказ «Крещение» – о том, как женщина верой и молитвой вернула к жизни своего сына, и мурашки бежали не по телу – внутри. А когда познакомилась с автором, поняла, почему.

– Это моя личная история, – глаза женщины наполнились слезами: – К сожалению, Илюшеньки уже нет. Но он прожил достаточно долго для человечка с его диагнозом – 11 лет два месяца и 17 дней. Мы научили его улыбаться, радоваться, а он нас – и терпению, и выдержке, и смирению… Мы все его очень любили. Когда старшие сыновья приезжали из Нижнего Новгорода с учёбы, всегда старались с ним поиграть, побыть вместе. Так что все мои рассказики взяты из жизни.

Она так и говорит: рассказики, книжечки. Точно сама не очень верит в серьёзность своего творчества.

Первой её личной книгой стал сборник «Сердце нараспашку». Общаешься с автором и понимаешь: это очень про неё. И не только в поэзии.

Поэзии строчки мамы и дочки

А начиналось всё со стихов. Баловалась Наталья ими ещё в юности. Поэзией её заразила мама – Таисия Ивановна Корниенко. Хотя как? Это ж не грипп какой-нибудь, не ветрянка…

– Конечно, это от Бога, – соглашается Наталья Васильевна. – Серьёзно писать стихи я начала благодаря Илюшеньке. Как будто какая-то чакра открылась…

За три года они с мамой выпустили два сборника под названием «Поэзии строчки мамы и дочки». Удивительный семейный поэтический тандем. Вы встречали нечто подобное? Я – нет.

– Сначала издали один – получился интересный сборничек, – возвращается к истории она и улыбается: – Думали, этим ограничимся, но душа требовала стихов, и мы продолжили.

Наталья Васильевна достаёт из сумочки удивительной солнечности экземпляр. Нет, не из той серии. Детская книжка стихов и загадок – в изумительном переплёте, с яркими шутливыми картинками.

– Мне пришлось потрудиться, чтобы заработать на хорошее издание, но я нисколько не жалею, – говорит Довженко. – Оформляла книжку, кстати, моя племянница Юленька, – спешит разделить свою маленькую славу с родным и очень талантливым человеком. – Она художественную школу в своё время окончила. Такая умница! Читала стишок, загадку и продумывала сюжет рисунка. Я нянчилась с её ребёнком, она рисовала. А вот главку про грибочки другая художница мне оформляла. Она училась во Мстёре –там, где пишут иконы.

Потянуло на прозу

– Меня всегда очень поддерживал Борис Николаевич Жуков, – в её голосе искренняя благодарность. – Прекрасный словесник, писатель, лауреат премии Нижнего Новгорода. Так вот, Борис Николаевич был редактором моих стихов, мы с ним дружили. Это он сказал мне: «Наталья Васильевна, дерзайте!» Словно путёвку выписал в долгую творческую командировку.

Как-то она ему призналась: мол, на прозу потянуло. Жуков тут же предложил: «А вы мне принесите». Говорит: «Да ну, у меня такие коротенькие рассказики, это так, личное». Но он настоял. Посмотрел: «Срочно издавать! Они же такие жизненные». Собственно, так у неё появился сборник «По жизненным волнам», в котором она собрала всё, что писала просто в стол, для себя.

Друзей не продаю

Сегодня у неё ждут своего выхода в свет другие стихи и рассказы. Говорит: хватило бы на пару книжек. Так их же готовить надо, а времени нет – работа. Уволишься – не будет денег на издание…

– Пенсия у меня маленькая, – скромно, точно извиняясь, признаётся Наталья Васильевна. – Полжизни моталась с мужем, военным врачом, по воинским частям. Работала, конечно, и тогда, и потом, но…

Только спустя много лет они осели в посёлке Смолино, в Володарском районе. На работу она ездит в Нижний.

– Хочется подкопить денег – и на путешествия, и – главное – на издательство книг. Словом, выбирай: или время, или деньги, – смеётся.

В Смолине у неё сад-огород, девять соток – тоже забота. На грядках, в открытом грунте, даже в такое гнилое лето, каким выдалось нынешнее, всё выросло, как положено.

– Просто я секретики знаю, – в её глазах появляется хитринка. – Приезжайте – поделюсь. И ещё у меня очень много цветов. Можно было бы продавать и на книжку заработать, но я не умею этого делать. Да и не хочу. Мне всегда кажется, что друзей продавать нельзя. Сейчас в саду-огороде, как и везде, – осень. А весной, когда всё расцветёт… Так что не шучу: обязательно приезжайте – за секретиками.

Теги: Общество