Вулкан по имени Людмила

Фото Юрия Правдина

Мы познакомились на кулинарном конкурсе, и в разговоре об экспериментах на кухне Людмила ЮМАТОВА из Володарска вскользь бросила: «Люблю путешествовать: Байкал, Бурятия, Алтай, Камчатка… Летом — на байдарках по Керженцу…» Я записывала её номер телефона, чтобы выспросить подробности, когда Людмила Ивановна тихонько улыбнулась: «А ещё я лазила на действующие вулканы…»

Бессмертие ламы

Мы смотрим фото и видео из её путешествий – на лице у Людмилы Ивановны и сейчас неподдельный восторг. Горы, покрытые вулканическим пеплом, ледники, море, океан и синее-синее небо…

— Бурятия, Улан-Удэ, Иркутск, Байкал, остров Ольхон, — перечисляет она. – Это впечатления уходящего года. Байкал завораживает. Он живой и всё время тянет. А когда мы ехали по кругобайкальской дороге, видели кучу нерп, прямо около берега. Ну, ведь интересно же, правда?

Этот риторический вопрос Юматова задаёт на протяжении всего разговора. Точно пытается оправдаться за то, что она, как сама говорит с улыбкой, «нестандартная пенсионерка».

— А помните историю с бурятским монахом, который 75 лет просидел под землёй в позе лотоса? Когда его достали, никто не верил, что это не мумия, пока учёные не доказали: он живой. Я его видела – в Иволгинском дацане под Улан-Удэ. Там такое столпотворение, что я поначалу махнула рукой: чего время трачу, зачем на покойников смотреть? А когда вошла внутрь, просто обалдела. Сидит живой человек в позе медитации с закрытыми глазами. Он потеет, у него растут ногти и волосы (его бреют). Это же чудо!

Манная каша в котле Земли

Страсть к путешествиям у Людмилы Ивановны с детства – она росла в семье водников, и родители с шести лет брали её с собой на корабль. Уже скоро на пути от Москвы до Астрахани Людочка знала все излучины и мели. А вот профессию себе выбрала совсем из другой оперы – стала строителем-проектировщиком. Работает и сейчас – у Юматовой своя фирма, которую она создала в 1991-м.

В лихие девяностые?

— Ну, да, — пожимает плечами. – Время было тяжёлое, но, кстати, проще, чем сейчас. Люди были другими. Сейчас вероятность ножа в спину гораздо выше. А тогда я вписалась. Многому училась – вести бухгалтерию, основам экономики, бизнеса, общению с заказчиком.

Вот, на мой взгляд, авантюризм чистой воды. Людмила Ивановна смеётся:

– Это натура такая. Вот все удивляются: поехала на Камчатку, на вулканы. Ну, вот кто ещё нормальный полезет в кратер? А мы сидели на этой стенке воронки, смотрели вниз, где всё дымится, как в котле варится. Но сначала поднимались по сыпучей породе, прошли через сель – где грязь, вулканический пепел, а подо всем этим — лёд. Идёшь, а вокруг всё пыхтит, грязевые очаги, как манная каша, плюхают, из-под земли выбивается серный газ… Потом лезли к кратеру по верёвочке, по сыпучей стенке…Знаете, там нутром ощущаешь, что земля живая. На высоте 2800 яркое-яркое солнце, синее-синее небо, горы – белые, красные, жёлтые…

Вселенная – это ты

Она рассказывает обо всём с такой любовью, что понимаешь: именно любовь – главное в жизни Людмилы Ивановны.

— Вы правы, — подтверждает Юматова. – И неважно, к чему. Без любви ничего не получится.

Лет двадцать назад она пришла к духовным практикам: много читала, бывала на семинарах – старалась познать себя. И познаёт до сих пор.

— Тогда мне казалось это трудным. Сейчас – нет. Главное – не зацикливаться на обидах, — уверена моя героиня. — И работать над собой.

Может, именно эта её активная внутренняя жизнь всё время ищет выплеска в активности внешней. Те же 20 лет назад научилась водить машину, хотя до этого считала, что она и автомобиль – понятия несовместимые. Сегодня машина — это её ноги и крылья. Когда настроение муторное, а горы и вулканы далеко, Юматова просто садится за руль и едет — неважно, куда.

Она сама как вулкан – всё время бурлит интересом и желанием познать и увидеть пока ещё не познанное и не увиденное. Испытать не испытанное. В своё время Людмила Ивановна решила, что должна успеть сделать в своей жизни ещё три дела: научиться водить машину, играть на гитаре и выучить английский. Сегодня машину она водит, на гитаре, как сама говорит, «для себя – могу». Английский? Вот тут пробел.

— Но где бы я ни бывала за границей, везде у меня получалось объясняться, — улыбается она и добавляет: — Языковой барьер сидит внутри нас. Иногда слова просто не нужны.

А ещё она 10 лет занимается танцами, продолжает работать, успевает общаться с тремя внуками и собирается в новые путешествия.

— Кстати, я изъездила всю Нижегородскую область — это чудо! – на лице Юматовой не меньше восторга, чем когда она рассказывает о четырёх озёрах внутри вулкана Горелый на Камчатке. – Такие просторы! Ты сливаешься с природой и понимаешь: вот она, Вселенная. Это и есть ты. Здесь и сейчас.