Душевный прорыв: почему психологи становятся всё популярнее

Газета "Новое дело"
Душевный прорыв: почему психологи становятся всё популярнее
Желающих изливать душу специалистам становится всё больше

Сегодня поход к психологу становится сродни походу в магазин – обычным делом. Раньше казалось, что консультации психотерапевтов – удел либо сумасшедших, либо скучающих жён олигархов. Но нет – сплошь и рядом только и слышишь о том, как все ходят в личную терапию. Почему психологи стали так популярны и что за этим стоит?

 

А поговорить?

Мой мастер по маникюру Соня на последней нашей встрече призналась, что ходит к психологу. Соня стала первым человеком в моей жизни, который обратился к психологу. Это в американском кино у всех есть личный психотерапевт. И мне всегда казалось, что консультация психолога – это блажь, доступная в нашей стране либо богатым, либо сумасшедшим.

– И как? – спросила я Соню, будто речь шла о прыжке с парашютом.

– Она меня реально вытащила! У меня были жуткие панические атаки, – рассказала мой мастер, работая пилочкой для ногтей. – Меня накрыло в самоизоляции, но на самом деле, эта ситуация стала спусковым крючком. Проблемы были глубже. На первом сеансе я ревела, не переставая.

Лично мне, чтобы пореветь, достаточно посмотреть «Русалочку». С другой стороны, у меня нет панических атак.

– Вот как раз этого хотелось избежать: иронии над твоим состоянием, твоими переживаниями, – говорит Татьяна, которую я нашла через знакомых. – Я в личной терапии уже полтора года. Для меня это возможность честного разговора с самой собой. Да, можно было бы позвонить по­дружке, но она ненароком может обесценить то, чем ты делишься, фразой: «Мне бы твои проблемы». И на самом деле, сейчас у всех свои проблемы. Я хочу встречаться с друзьями и наслаждаться моментом, а не ныть.

Сейчас я думаю, что мои друзья сэкономили мне приличную сумму, слушая моё нытьё. Но психотерапия – это не всегда про «поговорить».

– Я испытывала постоянное беспокойство, тошноту, тремор, кружилась голова, пару раз падала в обморок, – рассказала Наталья. – Если честно, уже подумывала, что у меня рак. Но анализы были в норме. То есть физически я была здорова. К психологу, а точнее, к психиатру мне посоветовала обратиться мой терапевт. Психиатр выписал таблетки, которые должны были помочь снизить тревожность, но посоветовал всё-таки поработать с психологом, потому что всё, что со мной происходит, – от того, что у меня в голове. Спустя всего полгода могу сказать, что мне реально легче. Даже высыпания на лице прошли.

 

Спрос рождает предложение

Стоит только внимательно присмотреться, и становится понятно, что психологи и их клиенты повсюду.

В социальных сетях психологи, психотерапевты и их производные продают авторские курсы, устраивают марафоны и проводят прямые эфиры. Нас призывают переосмыслить отношения с родителями и воспитывать детей с заботой об их психическом здоровье.

В СМИ публикуются статьи, которые помогут распознать посттравматический синдром, а звёзды делятся, как победили послеродовую депрессию.

Появились онлайн-сервисы по подбору психологов, такие как «Ясно», Alter, «Мета». А на платформах типа YouTalk можно получить консультацию онлайн.

Всё это говорит о том, что предложение реагирует на спрос, а он велик.

– Сейчас происходит перелом в самосознании общества. У нас запущен процесс инфантилизации, – считает социолог Александр Прудник. – Это означает, что взрослые люди перестают чувствовать ответственность за свою судьбу. Они перестают ощущать себя взрослыми, предъявлять требования к самим себе. Люди обращаются к психологам, чтобы те помогли им решить их собственные проблемы либо утешить, эмоционально поддержать. Вместо того чтобы делать свой личный выбор, вносить свой собственный уникальный вклад в развитие общества, человек готов принять уже готовые схемы, которые предлагают психологи. А это накладывает жёсткие ограничения на темпы и внутренний потенциал развития общества. Общество начинает вращаться внутри выработанных моделей поведения, не вырываясь за их пределы. Поэтому инфантилизация опасна.

С другой стороны, темпы современной жизни настолько велики, а мода на успех так сильно давит чуть ли не с рождения, что повальные проблемы с психикой – вполне объяснимы. И хорошо, что с ними есть куда пойти.

– В Америке услуги психолога включены в медицинскую страховку. В Европе регулярно обращаться к психологу – естественная часть жизни. В России, с одной стороны, вроде бы принято самим справляться со своими проблемами, но с другой, часто люди надеются на поддержку семьи и близких, то есть чувствуют потребность помощи в тяжёлые моменты. Связано это и с тем, что не хочется рассказывать о сокровенном чужому человеку, и со стоимостью консультаций, и в целом с неосознаванием необходимости именно профессиональной помощи в период активизации проблем, – говорит психолог Анна Митрофанова. – Но в последние годы тенденция меняется, всё больше людей не только обращаются к психологам, но и делятся своим опытом с другими, тем самым оказывая влияние на общую психологическую культуру общества. Связано это с постепенно складывающимся пониманием, что любой человек может оказаться в ситуации необходимости психологической помощи, что можно и нужно заботиться о себе не только в физическом плане, но и в эмоциональном и личностном. Также сейчас значительно больше возможностей выбора и психолога, и видов консультаций – как очных, так и дистанционных.

Ангелы и терапевты

Вместе с тем, быстро растущий рынок психологических услуг оказался очень неоднородным и плохо регулируемым. Психологами называют себя люди, прошедшие двухнедельные курсы.

Кроме того, к психологам, психиатрам и психотерапевтам в последние годы добавились клинический психолог, астро­психолог, парапсихолог и даже ангелотерапевт.

На сегодняшний день, по словам психолога Натальи Игнатьевой, в России понятие психотерапии не разграничено.

Психиатры, они же психотерапевты – врачи, которые ставят диагнозы и назначают препараты, но не занимаются психотерапией.

Психологи – специалисты с психологическим образованием, которые дают консультации, могут дать совет или рекомендации по заявленной клиентом проблеме.

– Если нужен совет, как себя вести в какой-то конкретной ситуации, провести профориентацию путём тестирования – можно обратиться к психологу-консультанту, – рассказала Наталья Игнатьева. – Если человек чувствует, что часто не справляется со сложными эмоциями, замечает некоторые повторяющиеся неприятные ситуации, видит, что никак не получается выстроить отношения на работе или с партнёром, то лучше уже искать психолога, прошедшего дополнительное обучение в каком-либо направлении психотерапии.

К психиатру стоит обращаться с выраженной и тяжёлой депрессией, навязчивыми мыслями о суициде, резких скачках настроения без видимых причин и прочими серьёзными беспокойствами за своё (или близких) состояние.

– Важно отметить, что психиатр не будет назначать медикаменты без необходимости. А психолог, заподозрив у клиента психическое расстройство, порекомендует обратиться за консультацией к врачу-психиатру. Зачастую психолог и психиатр могут работать в тандеме, как, например, в случае с клинической депрессией. Психиатр назначает медикаменты, восстанавливающие биохимию мозга, которая меняется во время депрессии. Психолог работает над психологической составляющей состояния человека, и это существенно снижает риск рецидива, – рассказала Наталья Игнатьева. – Ко мне как к психологу, немедицинскому психотерапевту обращаются как раз за глубинными изменениями, за налаживанием отношений с собой и с другими, с вопросами психосоматических болезней, за поддержкой на пути качественного изменения жизни.

Это в терапевтах и окулистах нынче дефицит. В психологах – никакого. Но если не хотите рыдать на плече подруги и специалист вам и вправду нужен, к его выбору подходите критически.

Подписывайтесь на наш Telegram-канал «Нижегородская правда online», и новости сами придут к вам.
Самое популярное
Новости партнеров

Следующая запись

Больше нет записей для загрузки

Нет записей для подгрузки