Игра на выживание: четвёртая волна коронавируса стала самой тяжёлой за время пандемии

Газета "Новое дело"
Игра на выживание: четвёртая волна коронавируса стала самой тяжёлой за время пандемии
Фото: Кирилл Мартынов
По словам медика, привитых в реанимации практически нет

Четвёртая волна коронавируса стала большим ударом для Нижегородской области – каждый день число заболевших бьёт новые антирекорды, в больницы поступает всё больше заражённых. Призывы к вакцинации становятся всё настойчивее. Но многие воспринимают их со скепсисом. В эффективность и нужность прививки не верят очень многие. Мы поговорили с врачом-реаниматологом из ковидного госпиталя и расспросили его о том, что происходит в «красных зонах» и как на самом деле переносят болезнь вакцинированные и непривитые нижегородцы.

 

Новый режим

 

До пандемии больница, в которой работает Александр работала в стандартном режиме.

– Больничка наша была многопрофильная, в которой оказывали помощь больным разного рода хирургической патологии. В частности, если не ошибаюсь, в нашем городе было единственное «общесоматическое» отделение торакальной хирургии, то есть не только рак лёгких и не только туберкулёз лечили. Была развита система помощи больным с сосудистыми поражениями, – не без гордости рассказывает он.

Но в 2020 году всё изменилось – началась пандемия. В апреле больницу перепрофилировали в ковидный госпиталь. После этого в привычный режим работы больница возвращалась только на полтора месяца в сентябре-начале октября 2020 года.

Всем врачам также пришлось переквалифицироваться в ковидологов.

Первую неделю, когда вообще никто ничего не знал, было действительно страшно. Методы профилактики и лечения только-только нащупывались и было множество ужасающих и противоречивых слухов. Но привыкание пришло довольно быстро.

– До ковида я был в большей степени анестезиолог, то есть человек, проводящий обезболивание во время операций, – рассказывает Александр. – Моя профессия подразумевает некоторые знания и периодическую работу в отделении реанимации, ибо я анестезиолог-реаниматолог. Так что, хотя специфика тяжёлых коронавирусных больных существенно отличается от тяжёлых хирургических, сильно менять образ деятельности не потребовалось. Главное отличие, пожалуй, – это посуточный график работы вместо обычного «пять на два».

В начале эпидемии большинство врачей «красной зоны» оставались ночевать в больнице или расселялись по отелям. Сегодня после смены они уже расходятся по домам.

 

Четвёртый вал

 

Сейчас в Нижегородскую область пришла четвёртая волна коронавируса. Многие сходятся во мнении, что она стала самой тяжёлой за период пандемии.

– Это действительно так, – подтверждает врач. – Общую статистику можно легко найти в интернете, что по нашей больнице с середины сентября непрерывно росло количество поступающих. Все три наших реанимационных отделения, рассчитанные на максимум 12 человек, принимали до 15. В конце концов, нагрузка на нашу систему распределения кислорода стала так велика, что мы вынуждены были ограничить поступление больных и отключить часть «кислородопровода» на ремонт, так как система банально работала в перегрузе несколько недель. За всю историю эпидемии такого не было, и, насколько я знаю, во всех ковидных стационарах с поступлениями похожая история.

Четвёртая волна ознаменовалась увеличением смертности – в разы по сравнению с началом эпидемии. Привыкнуть к тому, что люди умирают на твоих глазах, очень нелегко.

– Точно могу сказать, что видеть отделение, где из 15 пациентов человек восемь-девять с высокой вероятностью умрут, а двое-четверо, скорее всего, – сегодня, очень тяжело. Но привыкаешь. В реаниматологи всё-таки чаще идут люди стрессо­устойчивые, – честно признаётся он.

Конечно, приходится учиться отстранению – иначе просто не выдержать. Но это не значит, что уходит сочувствие.

– Я бы не назвал эмоциональное отстранение синонимом выгорания, – считает Александр. – Выгорание – это всё-таки полнейшее равнодушие, а не отсутствие привязанности к конкретному человеку. Чрезмерное сопереживание как раз скорее ведёт к выгоранию в наших условиях, потому что привязался один раз, два, три, они все умерли – ну много у тебя будет сил дальше работать? Ну и переключение деятельности на что угодно помогает, конечно.

К сожалению, многие пациенты относятся к врачам, как к обслуживающему персоналу. Хотя медики и к этому научились относиться с пониманием.

– Бывает, слышишь «Эй, ты! Поди сюда!» или «Убиваете, фашисты!» Как и везде – грубость и хамство, – делится Александр. – Это не так задевает, всё-таки очень больные люди, не вполне адекватные ввиду недостатка кислорода. Хотя всё равно неприятно, конечно. Ну и слёзы-истерики тоже, конечно, выматывают. Опять же больные в них далеко не всегда виноваты, но продуктивному сотрудничеству это не помогает.

Укололся и пошёл

 

Сам Александр вакцинировался, как и все его коллеги в больнице. Понять, почему люди так активно выступают против вакцины и верят, что она несёт вред, довольно сложно даже врачам.

– Тут, пожалуй, главное – привычка полагаться на собственные суждения и суждения близкого круга, чем на официальную информацию. Родичи-друзья и форумы в интернете – сильно гипертрофированный аналог базарной площади.

По твёрдому убеждению Александра, большинство противников вакцинации просто сами лично ещё не столкнулись с этим кошмаром, не пропустили это через себя.

– Ни с кем из них этого никогда не было, не умирали близкие и сами даже денёк в реанимации не провели, – уверен он.

Это касается и медиков, среди которых тоже есть антипрививочники. Они просто находятся слишком далеко от этого переднего края, на котором врачи ежедневно бьются за жизни людей.

– Те, кто работает в «ковиде», даже самые инертные – они в большинстве уже пришли к мысли о благе вакцинации, – рассказывает Александр. – Слишком много наглядных примеров «за» перед глазами. В отношении остальных – к сожалению, высшее образование не делает никого сверхчеловеком. Люди те же, что и все остальные, а вроде-как-знания-близкие-по-теме ещё и усиливают ощущение собственного интеллектуального превосходства.

По словам Александра, в больницу, и уж тем более в реанимацию в основном попадают непривитые. Вакцинированные переносят болезнь легче – у них, как правило, нет проблем с дыханием и намного реже появляются другие опасные проявления типа тромбозов.

– В нашей, как и во всех больницах, из вакцинированных до реанимации доходят единицы, – признаётся он. – Даже крайне пожилые люди с массой сопутствующих патологий, то есть самые уязвимые для короны, переживают болезнь существенно легче.

Я имею в виду привитых реально и тех, кто сделал прививки в течение месяцев четырёх-пяти. Дальше, к сожалению, защита прививки становится меньше.

К сожалению, многие сегодня вместо реальной вакцинации предпочитают купить справку о ней, при этом совершенно не заботясь о своём здоровье или здоровье окружающих. При попадании в больницу они значатся вакцинированными, но порой врачам удаётся распознать обман.

– Если по срокам у пациента иммунитет должен быть сильный и этот человек привился «Спутником», а болезнь развивается так же тяжело, как и у непривитых, то возможность купленной прививки высока, – объясняет Александр.

Как переубедить тех, кто считает прививку бессмысленной или боится побочных эффектов от неё, он не представляет.

– Что посоветовать противникам вакцинации сейчас, когда стали болеть и умирать уже и дети – я не знаю, честно, – разводит руками Александр. – Беда даже не в том, что сами болеют, а в том, что вирус очень заразный, и они тащат за собой кучу людей.

По словам врачей, на одного непривитого, который переносит коронавирус, может приходиться по десять заразившихся, из которых двое могут погибнуть от болезни.

– Что касается тех, кто боится последствий вакцины, то тут я вообще в полном недоумении, – говорит Александр. – Вы не боитесь серьёзно заболеть и, возможно, умереть прямо сейчас, вы не боитесь подвергнуть тому же окружающих, но боитесь чего-то невнятного спустя много лет. Я не знаю, как это вылечить.

По мнению врача, эти люди осознанно выбирают игру в русскую рулетку сами и подвергают такой же смертельной опасности окружающих.

Ранее сайт Pravda-nn.ru рассказал, что врач из Нижнего Новгорода Арина Каткова, которой угрожали пациенты, написала песню о героях.

Подписывайтесь на наш Telegram-канал «Нижегородская правда online», и новости сами придут к вам.
Самое популярное
Новости партнеров

Следующая запись

Больше нет записей для загрузки

Нет записей для подгрузки