От челноков до драйверов: как поменялся образ предпринимателя за 30 лет

Газета "Нижегородская правда"
От челноков до драйверов: как поменялся образ предпринимателя за 30 лет
Фото: Александр Воложанин
Современные предприниматели - движущая сила экономики

Опросы общественного мнения регулярно прощупывают отношение к предпринимателям. В последние годы число тех, кто относится к представителям бизнеса хорошо, стабильно растëт. Предпринимателей даже называют драйверами развития экономики, а государство занимается популяризацией этого вида деятельности. Представить себе такое каких-то 30 лет назад было невозможно. Но перемены произошли не только в отношении общества. Изменились и сами представители бизнеса. Кто же они – предприниматели прошлого и настоящего?

 

Лихие 90-е

Николай Уханов до 1992 года работал в трамвайном депо и о собственном бизнесе даже не помышлял. Но потом всё изменилось.

– Зарплату месяцами не платили, а у меня трое пацанов росло, жена в школе работала и тоже без зарплаты сидела, – рассказал Николай. – Знакомый предложил возить вещи из Турции. Я согласился. У нас палатка прямо под окнами нашего дома была. Разбирали всë мгновенно. Я столько денег никогда в руках не держал ни до этого, ни после.

Период распада СССР – это время, когда в бизнес ринулись учëные, учителя, рабочие, инженеры, милиционеры –люди буквально всех профессий. Вчера человек трудился инженером на заводе, а сегодня торговал шмотками или колбасой.

Товарный голод был колоссальным, и спрос многократно превышал предложение – идеальное время, чтобы заработать. И заработать можно было на чëм угодно.

Уполномоченный по правам предпринимателей в Нижегородской области Павел Солодкий до 1993 года проходил службу в Нижегородском высшем зенитном ракетном командном училище противовоздушной обороны. Уволился и открыл фирму «Россбел».

– Я был в звании майора. Зарплата майора составляла 17 долларов и задерживалась по пять месяцев. Кормить детей, содержать семью многим людям в погонах и не только было очень непросто, – вспоминает Павел Солодкий. – В 93-м моя компания возила продукцию из Белоруссии: и мотоциклы, и холодильники, и игрушки, и бельë. И всë продавалось за считаные дни или недели. Пустой рынок давал возможность предприимчивым людям освоиться и занять свою нишу. В Нижний Новгород ехала вся страна и бывшие республики за «Волгами», «Газелями», запчастями. В то время можно было приехать, купить «Газель», загрузить еë запчастями, уехать куда-нибудь на Урал. И, продав запчасти, люди получали прибыль, равную одной «Газели».

Одновременно с этим 90-е – время расцвета ОПГ, и многие предприниматели оказались под влиянием и давлением этих группировок. Это время, когда вести бизнес было одновременно невероятно легко, прибыльно и опасно. Многие сегодняшние олигархи начинали как челночники. Но не все челночники стали олигархами. По семье Николая Уханова ударил дефолт 98-го года. Всю жизнь до пенсии потом он проработал охранником.

В 90-е годы слово «предприниматель» применялось к двум группам людей – мелким торговцам-челночникам и олигархам-приватизаторам. К первым отношение было снисходительной жалости, потому что многие занимались этим от безысходности. А тем, кто был успешен, завидовали. Вчера двое работали в одной лаборатории, а сегодня один из них уже ездит на иномарке. По отношению к крупным предпринимателям, олигархам с самого начала был жесточайший негатив. Потому что они под знамёнами приватизации получали ту собственность, те предприятия, на которых работали миллионы людей. А после этого начинались увольнения, закрытия предприятий.
Александр Прудник, социолог
Так выглядела классическая торговая площадка в 90-е годы, где работали бывшие бюджетники

Космические нулевые

Экономический кризис 1998 года был одним из самых тяжëлых в новейшей истории. Он выкосил значительную часть мелких предпринимателей, но одновременно расчистил поле для бизнесменов новой волны.

Совладелец «Бугров Хостел» Юрий Кузьмичëв свой первый бизнес зарегистрировал в 1999 году.

– Тогда заниматься бизнесом было гораздо проще, – вспоминает Юрий. – Государство практически не интересовались, что происходит у нас в бизнесе. Было проще с налогами, проверками, не было регламентов. Но самое главное – была абсолютная свобода с точки зрения направления деятельности. Можно было заниматься чем угодно, и везде отсутствовала конкуренция. Как бы ты ни работал, ты был успешен. Это был космос! Мы тогда росли с космическими скоростями. Единственное, что было сложнее, чем сейчас, – кредитоваться. Прийти в 2000 году в банк, имея какой-то небольшой бизнес, и получить кредит, было практически невозможно.

Нулевые и до 2008 года – это годы роста для бизнеса. Это время хватких, смелых, предприимчивых. Уже недостаточно было просто поставить палатку под окнами. Нужно было становиться изобретательнее.

– Именно в это время строились очень многие бизнес-центры, торговые центры, – рассказал Павел Солодкий. – Начали в большом количестве появляться заправки, которые раньше мы видели только за границей. Строились отели мирового уровня и т. п. Потом был шок – мировой кризис 2008 года охладил пыл очень многих.

Ресторатор Александр Котюсов в 1990-е работал в администрации, а в 2000-е ушëл в ресторанный бизнес.

– В 2008 году у очень многих компаний были большие кредиты, в том числе и у нас, – вспоминает он. – В одночасье произошёл резкий скачок курса, а многие кредиты были валютными. Банки требовали деньги, нужно было срочно их искать. А средств не было, потому что покупательская способность резко упала. Тогда, как и многие, мы продавали что-то из имущества, чтобы реструктуризировать долги. Примерно такая же история была в 2014 году, но к тому времени многие стали понимать, что лучше лишний раз не кредитоваться.

Многие проекты оказались заморожены. А некоторые эксперты считают, что кризис 2014 года так и не закончился.

30% составляет доля занятых в сфере малого и среднего предпринимательства от общего числа работающих в Нижегородской области. Это 503 тысячи человек.
Те, кто приватизировал собственность в 1990-е годы, попытались в начале 2000-х конвертировать это в политическую власть. И эта попытка им не удалась. Разгром олигархов того периода был жесточайшим. Часть из них уехала за границу и перестала вмешиваться во внутренние дела. Те, кто пытался продолжить политическую активность и вступить в конфликт с государством – Ходорковский, Березовский, – закончили очень плохо. Их судьба для остальных бывших олигархов стала сигналом, что либо они работают в кооперации с государством, либо их не будет. Поэтому большинство из них пошли на сотрудничество с государством. В результате сейчас, как говорят, у нас в стране государственный капитализм. И это совершенно верно. Сейчас основой экономики являются госкорпорации. И крупнейшие компании, которые жёстко аффилированы с государством.
Александр Прудник, социолог
Фото: Александр Воложанин
2000-е годы открыли эпоху торговых центров

Изобретательные наши

Сегодня предпринимателям непросто найти новые ниши и конкурировать с устоявшимися гигантами. В 90-х все ниши были свободны, а сегодня предприниматели – это всегда немного изобретатели. Приходится придумывать либо принципиально новый продукт, либо совершенно новый подход.

Нижегородец Максим Шкварун 1,5 года назад открыл кофейню. Но не в Нижнем Новгороде, где таких заведений полно, а в Городце. Спрос есть, а предложения не было.

– В районных центрах услуга востребована, а ниша свободна, – рассказал Максим.

Ирина Кузнецова бросила работу в столичном банке, чтобы развивать бизнес в Нижнем Новгороде. Она открыла школу программирования для детей. В Москве их было предостаточно и конкуренция большая, а в Нижнем получилось очень удачно запустить проект. Но предприниматель понимает, что для успеха в современных условиях нужно постоянно развиваться.

– Программирование должно перестать быть дополнительным образованием. В сегодняшних условиях это уже не вопрос выбора кружка, а необходимость, – говорит Ирина. – Поэтому я хочу превратить свою школу в клуб технологичных детей, где дети и их родители изучают финансовую грамотность, эмоциональный интеллект и новые технологии.

Сегодня, как и 30 лет назад, в бизнес идут люди разных профессий. Но совсем не за лёгкими деньгами, как может показаться со стороны. Предприниматели работают 24 часа в сутки, принимая все риски.

– Предприниматели – это люди с особым мышлением, – уверен автор проекта «Территория РИТМА», председатель НРООИ «Ковчег» Роман Пономаренко. – Они видят возможности и используют их. На это нужна определённая смелость. Это люди, которые готовы действовать и брать на себя ответственность.

Это стало особенно очевидно в прошлом году, когда пандемия нанесла тяжелейший удар по предпринимателям. И вся страна взглянула на тех, кто делает бизнес по-новому. Им не всегда позавидуешь, но есть чем восхититься. Они создают не только своё дело, но и новые рабочие места, новый уровень комфорта и новые перспективы для окружающих.

Большинство людей сейчас работают не на крупных предприятиях, а в мелких и даже микроскопических предприятиях, которые принадлежат предпринимателям. Во время пандемии произошëл психологический союз работодателей и работников. Как ни странно, именно мелкие предприниматели пытались защищать до конца и свой бизнес, и своих работников. В результате, произошёл кардинальный перелом в отношении к мелкому и среднему предпринимательству. Предприниматели начали восприниматься позитивно.
Александр Прудник, социолог
Подписывайтесь на наш Telegram-канал «Нижегородская правда online», и новости сами придут к вам.
Самое популярное
Новости партнеров

Следующая запись

Больше нет записей для загрузки

Нет записей для подгрузки