Ушли и не вернулись: вспоминаем тех, кто пропал без вести на афганской войне

Газета "Новое дело"
Ушли и не вернулись: вспоминаем тех, кто пропал без вести на афганской войне
Афганистан до сих пор остаётся кровоточащей раной нашей памяти

Исполнилась очередная годовщина вывода наших войск из Афганистана… О многих сторонах той войны писала наша газета. На этот раз хочу поговорить о пропавших без вести. Во время афганской войны существовало правило – пропавшим без вести считался любой солдат, который по каким-то причинам исчез из расположения воинской части и судьба которого осталась неизвестной. Или, говоря на сленге наших полицейских, нет тела – нет дела…

 

Таковых в годы афганской войны было несколько сотен – около 300 человек… Причин пропажи было много. Например, во время боевых операций солдаты нередко падали в горные пропасти, откуда достать их тела не было никакой возможности. Или их уносили бурные афганские реки. Или они попадали в снежные бураны, которые часты в высокогорьях афганского Памира… Но всё же основной частью пропавших были те, кто попадал в душманский плен.

 

Разные судьбы

Конечно, были среди них и откровенные предатели-перебежчики. Даже в офицерских погонах. Например, подполковник Николай Заец, уроженец Западной Украины. Это был офицер, который оказался абсолютно не приспособленным для войны. Провалил работу разведки 108-й мотострелковой дивизии, где был начальником, за что его понизили до уровня начальника полковой разведки с переводом в соседнюю 201-ю дивизию. Но и здесь Заец явно не блистал.

Во время одной из боевых операций он без видимых оснований расстрелял двух сотрудников афганской службы безопасности ХАД, сопровождавших колонну советских разведчиков. Офицера отстранили от должности, началось расследование. Он не стал дожидаться итогов разбирательства – весной 1984 года Николай Заец дезертировал, угнал БРДМ (бронированную разведывательно-дозорную машину) и отправился на ней в расположение противника. Душманы очень обрадовались такому перебежчику и пожелали отправить его в Пакистан. Однако район пропажи был жёстко блокирован советскими войсками. Начальник разведки 201-й дивизии полковник Николай Кузьмин позже вспоминал:

«Духи» несколько раз пытались вывезти Заеца, но не получилось. Стало ясно, что его захват нашими – дело времени. «Духи» решили, что раз вывезти его невозможно – а он уже почти 1,5 месяца был у них, видел многих главарей, их базы и схроны, – то целесообразнее его ликвидировать как нежелательного свидетеля. Его вывели на берег реки Кундуз, застрелили, тело раздели догола и бросили в реку»…

Официально Заец и сегодня считается пропавшим без вести, так как тело так и не обнаружили… Впрочем, таковых мерзавцев всё же были единицы. Абсолютное большинство наших солдат попадали в плен против своей воли. Как говорят специалисты, в руках душманов они оказывались по разным причинам – кто-то находился в самовольной отлучке из воинской части, кто-то дезертировал из-за неуставных отношений, кого-то душманы захватили на посту или в настоящем бою.

Вот что мне рассказал афганский ветеран Николай Фокин, солдат роты связи 66-й отдельной мотострелковой бригады:

– Помню, как в начале 1981 года у нас из караула пропали двое. Они сбежали из расположения по направлению аэродрома города Джелалабада. До сих пор не знаю, что их к этому толкнуло. Потом говорили, что одному якобы написала письмо девушка – она вышла замуж и попросила больше ей не писать. От отчаяния он и рванул из части, да ещё приятеля с собой захватил… Больше мы их не видели. Узнали только, что их по дороге захватили «духи», забрали у них автоматы, а их самих закатали в ковры и переправили в Пакистан – граница была совсем рядом. Они до сих пор считаются пропавшими без вести…

 

Легенда о красном тюльпане

В общем-то, почти всех пленных ждала по-настоящему страшная участь. «Везло» тем, кого афганцы хотели обратить в ислам, обменять на своих или подарить в качестве «жеста доброй воли» западным правозащитным организациям, чтобы те, в свою очередь, на весь мир прославляли «великодушных моджахедов». Но тех, кого обрекали на смерть… Обычно гибели пленного предшествовали настолько страшные пытки и истязания, от одного описания которых становится не по себе.

Почему афганцы делали это? По всей видимости, всё дело в отсталом афганском обществе, где традиции самого радикального ислама, требовавшего мучительной смерти неверного в качестве гаранта попадания в рай, соседствовали с дикими языческими пережитками отдельных племён, где в практике были человеческие жертвоприношения, сопровождавшиеся самым настоящим изу­верством. Нередко всё это служило средством психологической войны, дабы устрашить советского противника – изу­родованные останки пленных душманы частенько подбрасывали к нашим воинским гарнизонам…

Вот только некоторые эпизоды трагедии афганского плена. Из книги американского журналиста Джорджа Крайла «Война Чарли Уилсона» (неизвестные подробности тайной войны ЦРУ в Афганистане):

«Говорят, это правдивая история, и, хотя подробности менялись с годами, в целом она звучит примерно следующим образом. Утром на второй день после вторжения в Афганистан советский часовой заметил пять джутовых мешков на краю взлётно-посадочной полосы авиабазы Баграм в окрестностях Кабула. Сначала он не придал этому большого значения, но потом ткнул стволом автомата в ближайший мешок и увидел выступившую кровь. Были вызваны эксперты по взрывотехнике, проверившие мешки на наличие мин-ловушек. Но они обнаружили нечто гораздо более ужасное. В каждом мешке находился молодой советский солдат, завёрнутый в собственную кожу. Насколько смогла определить медицинская экспертиза, эти люди умерли особенно мучительной смертью: их кожа была надрезана на животе, а потом натянута вверх и завязана над головой».

Такой вид зверской казни в Афганистане называется «красный тюльпан», и о нём слышали практически все солдаты, служившие на Афганской земле, – обречённого человека, введя в беспамятство большой дозой наркотика, подвешивали за руки. Затем кожа подрезалась вокруг всего тела и заворачивалась вверх. Когда действие дурмана заканчивалось, приговоренный, испытав сильный болевой шок, сначала сходил с ума, а потом медленно умирал… Сколько наших воинов приняли столь мучительную смерть, до сих пор не известно…

В начале 1984 года во время одной из неудачных операций в горах Памира погиб взвод советских солдат отдельного 860-го мотострелкового полка. А один, рядовой Пашанин, пропал без вести. Потом оказалось, что его захватили душманы из банды местного полевого командира Джумалутдина. Как сегодня вспоминает мой хороший знакомый писатель из Луганска, бывший снайпер 860-го полка Глеб Бобров:

«Ни обменивать, ни продавать пленного Джумалутдин не пожелал. После стало известно от местных осведомителей, что Пашанина кастрировали, вставили, словно телёнку, в нос медное кольцо и голым водили по кишлакам. За месяц они его всё-таки замучили… Рядовой Пашанин так по сей день и числится пропавшим без вести…».

Неизвестные герои

В Нижегородской области до недавнего времени числилось двое попавших. Это Баканов Сергей Вяче­славович из деревни Майдан Кстовского района Горьковской области, который был призван в ряды Советской армии весной 1979 года, младший сержант. Он в числе первых входил в Афганистан. В мае 1981 года должен был демобилизоваться. Писал родителям: «Ждите меня с подарками». Но в апреле 1981 года пропал без вести…

Другой сержант – Юрий Евгеньевич Кукушкин из села Большое Козино Балахнинского района. Призван в мае 1978 года Сормовским райвоенкоматом. Служил радистом на передвижной радиостанции. Как и Баканов, входил в Афганистан с первыми воинскими частями – 186-й мотострелковый полк, преобразованный в Афгане в 66-ю отдельную мотострелковую бригаду. За две недели до дембеля, в мае 1980 года, Юрий принял участие в масштабной боевой операции бригады по ликвидации банд душманов в приграничных с Пакистаном афганских провинциях. В ходе операции он пропал без вести…

И только совсем недавно стали известны обстоятельства гибели обоих, без преувеличения сказать, героев.

В Москве вышли мемуары Михаила Овсеенко «Неизвестные герои войны в Афганистане. Воспоминания контрразведчика». Генерал Овсеенко в годы афганской войны возглавлял особый отдел штаба 40-й армии. В книге он приводит немало оперативных сводок, в том числе и касающихся судьбы пропавших без вести солдат. Вот сводка о гибели младшего сержанта Баканова, со ссылкой на источники в рядах душманов:

«15 апреля младший сержант Баканов Сергей Вячеславович (1961 г.р., Горьковская область) следуя в машине со стройматериалами, подвергся нападению группы боевиков главаря Хозым Шайдака и был захвачен в плен. Мятежники пытались выведать у Баканова расположение и назначение ряда объектов аэродрома Баграм, подходы к ним. Однако Баканов отказался выдавать эти сведения. Тогда по указанию главаря банды его подчинённый Шакир Мамат увёл пленного на берег реки Пандшер и, нанеся удар по голове, убил его. Труп сбросил в реку»…

А вот о судьбе Юрия Кукушкина вообще долго ничего не было известно. Одно время считалось, что он пропал без вести во время боя одной из рот 66-й бригады в районе кишлака Хара в провинции Кунар. Я об этом сам написал в прошлогодней статье о первых нижегородцах, погибших в афганской войне. На эту статью откликнулся уже упоминавшийся выше Николай Фокин, живущий ныне в Подмосковье. Оказывается, он служил вместе с Юрием и был его подчинённым в отделении связистов.

– Не в Кунаре он погиб, а в провинции Нуристан, это рядом, – пояснил Фокин. – Туда выдвинулась часть нашей бригады вместе с бойцами афганской армии. Юрий командовал БРДМ, на которой был установлен мощный громкоговоритель – через него обычно предъявлялись ультиматумы засевшим в горах душманам для сдачи в плен, велась агитация для мирного населения и даже транслировались мусульманские молитвы. Машина шла в сопровождении бойцов афганского ХАДа. На горной дороге одна из хадовских машин ушла в кювет. Афганцы попросили наших дёрнуть её обратно на дорогу. БРДМ подъехала поближе, Юра вышел из машины, взял трос, спустился к афганцам и стал цеплять. И в это самое время раздался грохот – вниз сошёл селевой поток. Такое часто бывает в афганских горах, когда весной тает снег. Первый сель обычно сходит в феврале-марте, а самые мощные потоки – именно в мае, когда тает высокогорье… В общем, случилось всё очень неожиданно. Поток как раз прошёлся там, где лежала афганская машина, и никто ничего не успел сделать. Мгновение – и на том месте, где стоял Юра с тросом, выросла целая гора из смеси грязи, снега и льда. Она и стала его могилой – вытащить его не было никакой возможности. Свидетелем стал водитель БРДМ азербайджанец Феодали Наврузов, он потом кучу бумаг исписал по этому поводу… Я потом, уже после дембеля, году в 1982 или 1983-м, к вам в Горьковскую область приезжал, хотел навестить маму Юры. Но не нашёл её, увы… Кажется, сына она растила одна. И ведь вырастила просто отличного парня и товарища!

…Вот такие истории… И в заключение хочу вернуться к теме пленных, зверски замученных душманами. Да, сегодня мы можем осуждать этих ребят за их необдуманные поступки, вроде самовольного оставления воинской части, что потом привело к трагедии, либо наоборот, восхищаться теми, кого пленили в условиях боевой обстановки. Но те из них, кто принял мученическую смерть, своей гибелью искупили все свои явные и мнимые грехи. И потому они – хотя бы с чисто христианской точки зрения – в наших сердцах заслуживают не менее светлой памяти, чем те солдаты афганской войны (живые и мёртвые), которые совершили героические, признанные подвиги…

Подписывайтесь на наш Telegram-канал «Нижегородская правда online», и новости сами придут к вам.
Самое популярное
Новости партнеров

Следующая запись

Больше нет записей для загрузки

Нет записей для подгрузки