Лихие люди: как в Нижегородской губернии белые воевали с красными

Лихие люди: как в Нижегородской губернии белые воевали с красными

Ровно сто лет назад, в 1919 году, в лесах под городом Семёновом была ликвидирована опасная для советской власти банда, которая громко именовала себя «Семёновским белогвардейским батальоном». Эта банда буквально наводила ужас на весь уезд – крестьяне одно время даже боялись передвигаться из одной деревни в другую. Когда банда была ликвидирована, выяснилась причина её живучести – ею руководил человек, который являлся… одним из местных советских руководителей!

 

Эта эпопея очень тесно была связана с шедшей тогда в России Гражданской войной. Как известно, по самым разным причинам далеко не все в России приветствовали Октябрьскую революцию 1917 года. Особо жёсткую и непримиримую позицию заняли бывшие офицеры царской армии, составившие костяк белого движения. Главная их претензия – большевики лишили их былого привилегированного положения. Кроме того, они считали Ленина «немецким шпионом», который заключил с Германией унизительный и похабный Брестский мир, выведший Россию из непопулярной в народе Первой мировой войны.

Надо сказать, что с большевиками белые воевали не только на открытых фронтах, но и в подполье. Самой опасной в этом отношении стала организация «Союз защиты родины и свободы», которую возглавил бывший эсеровский террорист Борис Савинков. Он объявился в Москве в начале весны 1918 года как один из эмиссаров белых генералов Корнилова и Алексеева, формировавших на Дону Добровольческую армию. От их имени Савинков и принялся формировать «Союз защиты» – по военному принципу. К лету эта организация насчитывала по разным оценкам не менее 5 тысяч человек, главным образом боевых офицеров…

 

Хоть с чёртом, только против большевиков

Организация строилась на началах строгой конспирации: отдельный командир знал только взводного, взводный – только ротного, ротный – батальонного, батальонный – полкового.

Начальник дивизии знал четырёх полковых командиров, полковой командир – четырёх батальонных и т.д. Союз возглавлялся штабом – в различных учреждениях штаба насчитывалось до 200 человек. Имелись отделы – формирования и вербовки новых членов, иногородний, оперативный, разведки и контрразведки, террористический…

Подразделения организации, по свидетельству самих её участников, находились не только в Москве, но и в Ярославле, Костроме, Калуге, Нижнем Новгороде, Арзамасе, Казани, Муроме, Рыбинске, Рязани. Таким образом, Союз как бы охватывал красную столицу полукольцом – в случае мятежа можно было одним ударом покончить не только с красным Совнаркомом, но и с Советами в ближайших городах.

Однако в конце мая 1918 года случился «досадный» провал. Один из членов Союза некий юнкер Иванов проболтался своей знакомой медсестре о готовящемся путче. Та обратилась на Лубянку в ВЧК, где сразу оценили нависшую угрозу. Последовала череда арестов в столице и в Казани. И хотя руководству Союза удалось скрыться, удар чекистов разрушил многие связи Союза – контакты с некоторыми городами, в том числе и в нашей губернии, оказались утерянными, поэтому численность боевых подразделений резко упала.

Тем не менее в июле Савинков поднял вооружённые восстания в Ярославле, Рыбинске и Муроме. О муромском восстании, которое возглавил уроженец этих мест, подполковник Николай Сахаров, подробно я писал в прошлом году – в нём приняли участие и нижегородские белогвардейцы. После поражения повстанцы ушли в сторону Симбирска, который к тому времени был занят белыми войсками полковника Владимира Каппеля, чьи подразделения, тесня части Красной армии, успешно наступали вдоль Волги на Казань, Нижний Новгород и Москву…

И всё же не все нижегородские белогвардейцы успели отступить с муромскими мятежниками. Часть из них укрылась в уездном городе Семёнове, который стал своего рода сборным пунктом для офицеров, желавших уйти через линию красно-белого фронта на востоке России. Тем более семёновское подразделение «Союза защиты» считалось одним из самых сильных в нижегородской организации.

И всё же не все нижегородские белогвардейцы успели отступить с муромскими мятежниками. Часть из них укрылась в уездном городе Семёнове, который стал своего рода сборным пунктом для офицеров, желавших уйти через линию красно-белого фронта на востоке России. Тем более семёновское подразделение «Союза защиты» считалось одним из самых сильных в нижегородской организации.

Из показаний арестованного органами ЧК в 1919 году члена Союза, гимназиста Алексея Майорова, 17 лет:

«Здесь в городе Семёнове существовала организация «Всероссийский Союз защиты родины». Когда эта организация была образована, я не знаю. О её существовании я узнал в начале 1918 года и вскоре вступил в её члены. Какова численность была этой организации, сказать не могу, потому что запись членов производилась через посредство набора десятками. Каждый член – организатор – должен набрать свой десяток, причём члены этой десятки друг друга не знали, а знали только своего начальника. Затем каждому члену вновь сформированной десятки поручалось также набрать свой десяток».

Во главе организации стояли опытные боевые офицеры-фронтовики – Леонид Успенский, Степан Тарасов, Александр Пирожников, Григорий Воеводин, Василий Гуляев, Иван Чернигин. Некоторые из членов Союза, вроде Леонида Успенского, работали в местных органах власти (военкомат и совнархоз) и потому были хорошо осведомлены о деятельности и планах здешних большевиков. Члены организации потихоньку скупали оружие, собирали средства у сочувствующих лиц и распространяли антисоветские листовки. Появление этих листовок, которые призывали бороться с большевизмом и поддержать белую гвардию, были зафиксированы уездной ЧК летом 1918 года. Сюда же из Нижнего перебрались уцелевшие савинковцы – те, кто не ушёл с подполковником Сахаровым из Мурома.

Судя по сохранившимся свидетельствам, нижегородские офицеры не собирались долго задерживаться в Семёнове и намеревались уходить к своим, в занятую белыми Казань. Однако в августе 1918 года в лесах за Волгой, в Урень-крае, вспыхнуло крупное антибольшевистское крестьянское восстание, вызванное недовольством проводимой большевиками продовольственной политики, отбиравшей у мужика излишки хлебных запасов.

Это восстание резко изменило все планы белогвардейцев. Примкнув к восстанию, они сформировали боевой отряд, который действовал против красных в районе Красных Баков. И действовал, судя по всему, успешно – именно нижегородские и семёновские белогвардейцы нанесли несколько поражений отряду красного военкома Рябинина, который с юга пытался подойти к мятежному Уреню…

 

«Производил убийства лиц, советски настроенных»

После разгрома Уренского восстания нижегородские офицеры подались было в сторону Казани, но это им не удалось – к тому времени красные отбили город и продвинулись далеко на восток. Тогда многие из офицеров вернулись в Семёновский уезд. Базируясь в деревне Взвоз, они развернули против большевиков настоящую диверсионно-партизанскую войну. А здешний «Союз защиты» был преобразован в партизанский «Белогвардейский батальон».

Командованием батальона была разработана специальная инструкция по организации боевых отрядов на местах, предполагалось даже введение погон для чинов подразделения (с буквами С.Б.Г. – что как раз означало «Семёновский белогвардейский батальон»).

Весь уезд белыми был разбит на пять боевых районов, районы же дробились на отдельные опорные пункты, по 20–25 человек в каждом… Из обвинительного заключения Нижегородского губернского чрезвычайного революционного комитета:

«Весной 1919 года, когда в деревне была объявлена мобилизация, и появились дезертиры, организация стала вербовать желающих в «Белогвардейский батальон» (так они себя в последнее время именовали). За короткое время в разных частях уезда ими из числа дезертиров было набрано пять отрядов, общее количество которых доходило до 130 человек. Когда люди были завербованы и устроены в разных местах Семёновского уезда, был организован штаб, куда вошли бывшие офицеры Чернигин Иван, Смирнов Павел, Гуляев Василий».

Во главе батальона стоял бывший капитан Успенский, прикрывавшийся документами сотрудника Семёновского военкомата. Свои приказы банде он тайком передавал через специальных курьеров, прикрываясь псевдонимом «Филиппович». Из показаний Алексея Майорова:

«Отряд базировался в большинстве случаев в шалашах. Мы все были вооружены винтовками, большинство русскими трёхлинейками и револьверами. При штабе была канцелярия, велась перепись оружия, затем была типография, которая была зарыта, была также пишущая машина…».

Что творил этот отряд, постепенно превратившийся в жестокую банду, видно из оперативных сводок НижГубЧК:

«Белогвардейский батальон», не имея средств к существованию, стал добывать таковые бандитским порядком, производя налёты на совучреждения, подвергая ограблению проезжающих и проходящих граждан, производил убийства лиц, советски настроенных.. Летом 1919 года лесным штабом было ограблено несколько пунктов Всеобуча в Семёновском уезде, где было похищено несколько десятков винтовок, также ими был ограблен Богоявленский волостной военкомат на 69 000 рублей, также ими были расстреляны три коммунара, посланных на разведку с целью обнаружения места нахождения банды… Был убит лесник того района, где находилась банда, которого они заподозрили в сотрудничестве с соввластью; убит командир Красной армии, приехавший в деревню в отпуск; обстреляны милиционеры, приехавшие в Хохломскую волость… В общем и целом к концу 1919 года белогвардейская банда… терроризировала население Семёновского уезда до такой степени, что жители деревни боялись ходить или ездить из одной деревни в другую»…

В общем-то, порядком уставшие от этого криминально-белого произвола крестьяне в конце концов и выдали чекистам местонахождение «батальона». Красноармейцы со всех сторон блокировали бандитов, после чего начали прочёсывать лес.

Бой оказался коротким – большинство бойцов «белогвардейского батальона» предпочли сдаться.

Конец атаманов

В ходе последующих допросов чекистам удалось выявить всех организаторов и активистов «Союза защиты», включая и Леонида Успенского. Его арестовали прямо на рабочем месте, в военкомате. Говорят, что для красного руководства Семёновского уезда этот арест стал настоящим потрясением – никто из местных большевиков и предположить не мог, что лесными бандитами, державшими в страхе уезд, командовал сотрудник военкомата, внешне очень лояльный к советской власти.

После ликвидации банды были расстреляны три её главных руководителя – Успенский, Гуляев и Тарасов. Рядовые же бандиты получили либо различные тюремные сроки, либо вовсе были отпущены по амнистии (вроде несовершеннолетнего гимназиста Майорова). А вот начальнику штаба «батальона», бывшему поручику Ивану Чернигину, который непосредственно руководил бандитскими налётами, удалось скрыться.

Он бежал из Семёнова в Нижний Тагил, где долго прятался у своих знакомых. Одно время он даже успел послужить в Красной армии рядовым бойцом, после чего устроился работать бухгалтером. Органы ОГПУ обнаружили Чернигина лишь осенью 1928 года, из Нижнего Тагила его препроводили в Нижегородский следственный изолятор. Что с ним стало потом, сведений об этом не сохранилось…

…Кстати, на допросах в ЧК один из белогвардейцев, Василий Гуляев, сделал одно очень интересное признание. Оказывается, не все белые подпольщики осенью 1918 года скрылись из Семенова в леса. Часть из них, как бывшие офицеры, откликнулась на призыв в Красную армию. Их направили на формирование 11-й Нижегородской дивизии РККА.

Как признался Гуляев, подпольщики пошли на службу к красным для того, чтобы вредить, и, судя по всему, им это удалось деревне Взвоз, направленная на Южный фронт 11-я дивизия была разложена белой агитацией и частично перешла на сторону белоказаков генерала Краснова. На мой взгляд, главная «заслуга» в случившемся принадлежит именно семёновским белогвардейцам…

Впрочем, это уже другая история.

Наша группа ВКонтакте: интересные новости, живое обсуждение, розыгрыши и призы. Подписывайтесь!
Подпишитесь на нас
Похожие публикации