Лариса Павлова: «Периоды повышенного спроса, как правило, не имеют долгосрочных ценовых последствий»

Лариса Павлова: «Периоды повышенного спроса, как правило, не имеют долгосрочных ценовых последствий»

Как меняются цены на товары? В чем причина периодического покупательского ажиотажа вокруг гречки и недавнего резкого скачка стоимости имбиря и лимонов? Какова роль Банка России в поддержании ценовой стабильности? Об этом говорим с начальником Волго-Вятского ГУ Банка России Ларисой Павловой.

 

– Лариса Вальтеровна, давайте начнем наш разговор с решения Банка России об уровне ключевой ставки. С июня 2019 года регулятор шесть раз снижал ее. В апреле в очередной раз — и сразу до 5,5% годовых. Почему было принято такое решение?

– Так складывалась текущая ситуация, что решение о снижении ставки на 0,5 п.п. было своевременным и логичным. Банк России определяет такой уровень ставки, при котором создаются условия для инфляции вблизи 4% в год. При этом Совет директоров принимает решения, учитывая баланс рисков для инфляции и экономики.

Банк России существенно пересмотрел взгляд на развитие экономики и динамику инфляции на ближайшие три года. Учитывались последствия пандемии коронавируса, в том числе во многом обусловленное им падение цен на нефть.

 

— Каков прогноз регулятора?

– Последствия коронавируса будут долго влиять на экономику. Ведь если их прямое действие мы ощутим в основном в этом квартале, то вторичные эффекты еще будут проявляться в дальнейшем. После постепенной отмены самоизоляции потребуется время, чтобы восстановить бизнес, логистические и производственные цепочки, компенсировать потери. Наряду с неопределенностью развития внешних условий эти факторы будут сдерживать производственную, инвестиционную, потребительскую активность.

Что же касается инфляции, ее будет существенно сдерживать снижение спроса в этом году. С учетом проводимой денежно-кредитной политики, по итогам этого года инфляция будет в интервале 3,8–4,8% в годовом выражении, а в дальнейшем стабилизируется вблизи 4%.

 

– А какая инфляция сейчас в Нижегородской области?

– В апреле годовая инфляция в нашем регионе составила 3,6%, увеличившись с марта на 0,8 п.п. Цены выросли из-за увеличения спроса на продукты, в том числе с длительным сроком хранения, и товары первой необходимости, которые граждане активно покупали в условиях введенного режима самоизоляции на фоне пандемии. Ускорился годовой рост цен на гречку и рис.

Картофель и сахар в годовом выражении по-прежнему дешевели, но разница с ценой весны 2019 года сократилась.

Куриное мясо и яйца стали дороже, чем годом ранее, а снижение цен на свинину замедлилось из-за увеличения издержек. Ослабление рубля повлияло на рост затрат на импортное оборудование, вакцины и компоненты кормов.

 

– Активный рост цен на продукты – это надолго?

– Мы считаем, что факторы, из-за которых выросла продовольственная инфляция в апреле, краткосрочны. В нашей стране достаточно большой «запас прочности» продовольственной безопасности, и он будет сдерживать рост цен в ближайшее время. К примеру, благодаря увеличению предложения со стороны отечественных тепличных хозяйств многие овощи стоили дешевле, чем в аналогичные месяцы прошлого года. Стоимость помидоров в Нижегородской области снизилась с апреля 2019 года на 22,1%, а огурцов – на 3,4%.

 

– А что за феномен с гречкой? Почему ее активно раскупают при том, что другие продукты длительного хранения на полках магазинов есть?

– Гречка – тот товар, который принято запасать впрок, когда возникают трудные ситуации. В марте коронавирус и ослабление рубля спровоцировали повышенный спрос на нее. Кстати, по данным Минсельхоза России, запасов гречи достаточно, чтобы накормить всю страну. В России в 2019 году собрали 784 тысячи тонн гречихи при минимальной потребности в 750 тысяч тонн. А есть еще и значительные запасы прошлых лет.

История показывает, что периоды повышенного спроса, как правило, непродолжительны и не имеют долгосрочных ценовых последствий.

 

– Да, в одно время цены на имбирь, чеснок и лимоны тоже взлетели.

– Вы правы. Рост цен на эти товары и в самом деле ускорился из-за ослабления рубля и временных ограничений в поставках, связанных с нарушением глобальных логистических цепочек. К тому же эти товары традиционно покупают для поддержки иммунитета, поэтому возник повышенный спрос на них.

 

– Но инфляция складывается не только из цен на продукты питания? Как вели себя цены на непродовольственные товары?

– Годовая инфляция непродовольственных товаров в Нижегородской области в апреле по сравнению с мартом выросла менее ощутимо, чем продуктовая, – на 0,5 п.п., до 4,1%. Для организации удаленной работы покупалось больше ноутбуков и флеш-карт, и это сказалось на динамике цен на эти товары – в большую сторону. Ожидаемо увеличился спрос, а вслед за ним наблюдался и рост цен на дезинфицирующие средства и ряд медицинских товаров: ртутные термометры, витамины, бинты, которые покупались впрок и для изготовления масок.

В то же время режим самоизоляции способствовал замедлению роста цен на топливо, одежду и обувь. Например, годовое удорожание топлива в апреле снизилось до 1,8% после 2,4% в марте.

– А какова инфляция на рынке услуг?

– В годовом выражении она осталась без изменений – на уровне 3,8%. Пока действуют ограничительные меры, многие предприятия приостановили свою работу, фактически многие услуги не оказываются, и показатель не изменился.

 

– Мы говорим об инфляции в нашем регионе на уровне 3,6%. Но почему простые покупатели этим цифрам не верят и уверены, что товары и услуги с каждым годом дорожают все сильнее?

– Это разница между «личной» инфляцией и официальной. Каждый человек покупает нужный именно ему набор товаров и услуг. А Росстат считает инфляцию более чем по 500 позиций, подобранных им как наиболее востребованные у среднестатистической семьи.

У каждого из нас свои вкусы, привычки. И они тоже влияют на наше представление о росте цен.

Например, кто-то не может без сладкого, а кто-то вообще не ест конфеты, кто-то много тратит на проезд или бензин, а кто-то живет рядом с работой. Разное потребление – разная инфляция. В итоге у кого-то она действительно может значительно отличаться от официальной.

Во-вторых, мы больше обращаем внимание на изменение цен на те товары, которые чаще приобретаем. Например, продукты мы покупаем почти каждый день и поэтому быстро замечаем изменение цен на хлеб и молоко. А, вот, товары длительного пользования, например, телефоны или бытовую технику мы приобретаем намного реже, поэтому можем и не заметить, что они почти не подорожали или даже стали дешевле, чем год назад. К примеру, смартфоны подешевели за год на 3,5%.

И, в-третьих, Банк России анализирует годовой темп прироста цен. Но люди в большей степени замечают рост цен на товары за более короткий период, например, за месяц или даже за неделю (как это было в случае с теми же лимонами), при этом мало кто сравнивает текущие цены с ценами в прошлом году. Человек может наблюдать временный рост цен, связанный с сезоном.

Например, подорожали цветы к 8 марта или мандарины перед Новым годом. Но как только дата проходит, цены возвращаются к привычному уровню. Реагирование на такие временные изменения цен при принятии решений по ключевой ставке чревато отклонением инфляции вниз от цели. Поэтому Банку России важно мониторить именно годовую динамику, при этом понятно, что внутри года могут быть колебания.

 

– Своей целью Банк России обозначил поддержание инфляции вблизи 4%. Но в последние месяцы инфляция все-таки была ниже. Это хорошо или плохо? Что Банк России вообще понимает под «вблизи 4%»?

– Формулировка «вблизи 4%» как раз отражает допустимость небольших колебаний инфляции вокруг цели Банка России. Не стоит забывать, что денежно-кредитная политика влияет на динамику цен не напрямую, а через процентные ставки по кредитам и депозитам для граждан и бизнеса, причем с определенным временным лагом. Поэтому ее мерами невозможно обеспечить достижение цели с абсолютной точностью в 4% постоянно. Отклонение инфляции вниз от цели в начале этого года было ожидаемым в том числе из-за особенностей расчета показателя. Цены сравнивались с уровнем начала 2019 года, когда товары и услуги дорожали под влиянием повышения ставки НДС.

Кроме того, на разные товары и в разных регионах может наблюдаться некоторый разброс темпа прироста цен из-за действия специфических, местных факторов. Это может быть, например, наличие собственного производства, изменение транспортных издержек, природно-климатические условия и другие особенности.

Длительное время инфляция в Нижегородской области была стабильно выше среднероссийской из-за неполной самообеспеченности региона по ряду продуктовых позиций в условиях роста транспортных издержек. Строительство тепличных комплексов и площадок по производству мяса в регионе позволило местным производителям увеличить объем выращиваемых овощей и продукции животноводства. В результате с весны 2019 года инфляция в области находится вблизи среднего показателя по стране.

Подписывайтесь на наш Telegram-канал «Официальный источник», и новости сами придут к вам.
Подпишитесь на нас
Самое популярное
Новости партнеров
Похожие публикации