Сабина Гаджиева: «Известные нижегородцы мечтают работать официантами»

Фото Нуне Тарпошян и из архива Сабины Гаджиевой

«Мы в этом году будем работать официантами?» — вопрос, который задают дизайнеру Сабине Гаджиевой люди статусные. Причем задают в надежде, что она ответит: «да!»

Вот уже четыре года в Нижнем Новгороде проходит акция «Спешите делать добро». Суть ее – в том, что известные в городе люди на несколько дней становятся официантами в кафе – а потом все, что они заработали, перечисляется в фонд помощи детям, страдающим онкологическими заболеваниями.

 

— А ведь началось все с моей взрослой мечты, помноженной на детскую мечту, — признается Сабина Гаджиева. – Я всегда хотела поработать официантом. И в последнее время чувствовала потребность в некоей социальной активности. И вот, однажды сидела в кафе, размышляла об этом… и вдруг озарило: «Если мне чисто по-детски хочется поработать официантом, может, на самом деле об этом мечтаю не только я? Может, другие успешные, состоявшиеся люди втайне грезят об этом?» И стала обзванивать всех своих знакомых. Позвонила Елене Маргулец, Светлане Гоновой – всем-всем.

— И все-все вас поддержали?

— Да, практически все. Мы буквально за три недели организовали первую акцию в ресторане «Bocconcino», собрали тогда порядка 900 тысяч рублей – и решили сделать акцию ежегодной. Потом это был ресторан «De Kas», потом – «Tiffany». И каждый год количество собранных денег увеличивалось. В прошлом году набрали почти 1,5 миллиона рублей и закрыли 4 позиции на лечение детей. Надеюсь, в этом году соберем не меньше.

— А люди сейчас охотно соглашаются участвовать в акции? Не надоело?

— Нет, конечно! Основной костяк у нас не меняется все 4 года. Но с каждым годом добавляются новые участники, причем многие просятся сами. Ради благого дела можно ведь несколько дней послужить людям. В этом году мы работаем с 22 по 24 мая в ресторане «Bocconcino» и 24 мая в ресторане «Gaucho».

— Сабина, а по-честному: ведь наверняка у всех разная мотивация: кто-то действительно хочет помочь, а кто-то – сделать селфи «я в образе официантки». Насколько от этого зависит конечный результат?

— Когда я провожу предварительные встречи с участниками, всем объясняю: да, в жизни мы все бизнесмены, политики и топ-менеджеры межгалактических корпораций, но на три дня становимся простыми официантами, которые обслуживают людей и от работы которых зависит репутация заведения. Ведь не все посетители кафе знают об акции. К ним подошел официант принимать заказ – и они его именно как официанта и воспринимают, а не как директора департамента. И если такой «официант» плохо их обслужит, люди в этот ресторан больше не пойдут. А мы не имеем права подвергать ресторан репутационному риску.

— Как же выходите из положения?

— Перед началом акции проводим стажировку для участников.

— А часто бывает, что известных нижегородцев не узнают?

— Бывает. Но, как правило, в кафе приходят знакомые и друзья наших участников. На это акция и направлена: до ее начала люди в соцсетях зовут всех в кафе на «свои» смены. Ведь наша задача – собрать как можно больше выручки. Кстати, после первой акции нижегородцы еще больше узнали про фонд «НОНЦ» и стали перечислять в него деньги сами. Вообще, это очень важно: сейчас многие хотят помочь, но боятся мошенников. Мы же выступаем некими гарантами: да, фонду «НОНЦ» действительно можно помогать, он действительно все средства перечисляет на лекарства больным детям. Его директор Елена Крупнова после акции дает отчет, выкладывает в интернет все документы: какие лекарства и на какие суммы были закуплены – и кому из детей они предназначены.

 

— Кто в этом году участвует в акции?

— Большей частью – те же, кто был в прошлые годы: Светлана Гонова, Елена Маргулец, Игорь Прежбог, олимпийская чемпионка Дарья Шкурихина, чемпион по бидибилдингу Антон Муштанов, Ольга Китова. Кроме этого – известные медийные личности, блогеры. Но есть и новые, при этом — хорошо знакомые лица.

— Я смотрю, в основном девушки среди участников. Это всегда так? Мужчины стесняются?

— Зато мужчины чаще приходят в кафе и оставляют чаевые. Но я бы не сказала, что у нас совсем мало мужчин. Андрей Топчий – каждый год в строю, известный сыровар Артем Гамаюнов уже третий год с нами, Максим Каплун – тоже постоянно участвует.

— Вы какую-то планку по сумме себе ставите? Или – как повезет?

— В прошлом году ставили четкую задачу: нам нужно было собрать средства на лечение четырех детей, это – чуть более 1,5 миллиона рублей. Когда есть такая «психологическая черта», к ней проще стремиться.

— Помню, пару лет назад в соцсетях пошла волна негатива. Люди писали, что ваши участники-официанты слишком радостные, а раз уж участвуешь в благотворительной акции помощи больным детям, должен скорбеть. У вас не было желания все бросить?

— Критики были, есть и будут всегда, и обращать на них внимание – зачем? У них нет внутренней свободы пойти работать официантом? Или они хотели участвовать в акции, но их не взяли? Или им просто хочется повозмущаться – все равно, на что? Да, пару раз я им отвечала, но потом поняла, что это бесполезно. Есть люди, которые даже в хорошем всегда будет видеть плохое – и никто их не переделает и не переубедит.

— Мне кажется, вы своей акцией немного поломали стереотипы. Мы же привыкли к тому, что благотворительность – это непременно со слезами на глазах.

— Мне как раз и нравится этот проект тем, что он – светлый, оптимистичный, побуждающий к действию.

— Сабина, это ведь не единственная ваша благотворительная акция. Недавно прошел «Бал цветов» среди девочек, которые воспитываются в детдомах. Знаю, что вы ездили в детские дома, встречались с ребятами, рассказывали им о том, как добиться успеха в жизни…

— На «Бал Цветов» меня позвала Марина Ефимова – она серьезно занимается социализацией детей из детских домов. Она и попросила меня рассказать подросткам, что и обычная девочка без поддержки со стороны родственников может быть успешной. Понимаете, этим детям внушают, что они изначально – не как все. Что они на уровень ниже «семейных», что ничего хорошего из них не выйдет – причем зачастую даже сами педагоги невольно транслируют эту мысль. В реальности же среди таких ребят много талантливых – им нужно лишь поверить в свои силы и научиться идти к своей цели.

— Вы рассказывали им свою историю?

— И свою тоже. Но вообще, мы просто сидели, болтали, пили чай…

— А какая она, история успеха Сабины Гаджиевой?

— Я родилась на Бору, закончила обычную школу, поступила на бюджетное отделение в политех. Никаких канатных дорог и вторых борских мостов в то время не было, так что я все пять с половиной лет учебы ездила на 245-м автобусе, учила лекции прямо в дороге – потому что параллельно с учебой начала работать в рекламной службе журнала «Я покупаю», где главным редактором тогда была Екатерина Чудакова. Поначалу в работе получалось не всё, меня даже хотели уволить: никак не удавалось выполнить план по продажам. Но я-то понимала, что мне нужно для себя создать новую технологию продаж: тогда я точно достигну нужно планки. На третий месяц работы технология была готова – и все нормы я выполнила. Ну а через какое-то время я из менеджера по продажам перешла в редакторы рубрики «Дом».

— И потом плавно переключились на дизайн?

— Да, так все и случилось. Сегодня я занимаюсь благотворительными акциями, дизайном интерьеров и, периодически, организацией мероприятий.

— Кстати, спасибо вам за дизайн нового пресс-зала «Нижегородской правды»! 

— Пожалуйста! Надеюсь, он станет местом притяжения журналистов и экспертов. Но вообще моя история с дизайном – это классический пример того, что никогда не поздно начать дело, о котором давно мечтаешь. На дизайнера интерьеров я выучилась только в 30 лет. И… ничего страшного. Сначала было тяжело, но очень быстро появились клиенты и заказчики. Кстати, в дизайне мне помогло первое образование – я инженер-технолог, со строителями сегодня общаюсь на одном языке. Вообще, техническое образование считают универсальным: оно очень хорошо развивает логическое мышление.

— А что можете сказать про нижегородских заказчиков? Мне кажется, они очень часто хотят, чтобы дизайнеры сделали им «так же, как 40 лет назад, но с перламутровыми пуговицами».

— Да, встречается такое. Но хочется, конечно, развития. Скорее даже, доверия дизайнеру. Потому что главная проблема заказчика: нанять дизайнера и полностью его «прогнуть» до того, что они видели у соседей. На это я всегда отвечаю: сейчас есть масса визулизаторов. Если у вас в голове уже сложился готовый проект, нарисуйте его сами, зачем приглашать дизайнера?

— Но ведь бывает часто такое: вроде чувствую, чего хочу, но сказать (или нарисовать) не могу.

— Вот тогда нужно выбрать дизайнера, который вам близок по духу (для этого – изучить его портфолио в интернете) и довериться ему. Тогда результат вас точно удовлетворит.

— А дизайнеру важно, чтобы ему нравились идеи заказчика?

— Как правило, заказчик сам выбирает дизайнера, чьи идеи и стиль ему по душе – так что мы в любом случае оказываемся «на одной волне». Да, есть дизайнеры, которые охотно делают интерьеры «а-ля евроремонт 90-х годов» — я к ним не отношусь. А мы, например, когда делали на Бору базу для футбольных команд, обошлись минимальным бюджетом, но создали современный проект, стилизованный под лофт. Мне хотелось, чтобы он ассоциировался с динамикой, активностью.

— И у вас получилось. Те, кто его видел, остались довольны.

— Для меня это – главная оценка.

Добавить сайт в мои источники