Татьяна Гартман: «Конечно, можно выиграть ТЭФИ второй раз, но это будет сложнее»

Татьяна Гартман: «Конечно, можно выиграть ТЭФИ второй раз, но это будет сложнее»
Фото со страницы Татьяны Гартман в социальной сети

С недавних пор Татьяну Гартман знают как училку. Ту самую училку, которая на своем YouTube-канале объясняет звездам экрана, как правильно ставить ударения и склонять числительные. Она правда училка. Руководитель детской школы ТВ-журналистики и видеоканала «Один дома». И — обладатель премии ТЭФИ.

 

— Татьяна, о чем тебе приятнее рассказывать – и ТЭФИ или о твоем  канале «Училка vs ТВ», бьющем все рекорды популярности?

— Конечно, о ТЭФИ, это даже не обсуждается.

— А как же слава всенародной училки?

— ТЭФИ – результат моего многолетнего труда, то, к чему я шла всю сознательную жизнь. ТЭФИ – это «Оскар». Российский телевизионный «Оскар». В этой статуэтке – все, чем я занималась десятилетиями. А блогерство – это прикольно, но, понимаешь… я еще не вложилась в него настолько, чтобы очень трепетно относиться к оценкам. Это просто забавная штука, которая выстрелила – здорово. И не более.

— Ты стала лучшей в номинации «Лучшая программа для детей» в ТЭФИ-регион. Нет желания поучаствовать в национальной премии ТЭФИ?

— Я не имею права. В национальном конкурсе участвуют только федеральные каналы, вещающие на всю страну. Раньше этого разделения не было – все призы собирала Москва и чуть-чуть – Питер. Помню, в 2008 году я отправляла нашу программу на национальный ТЭФИ: мы тогда вошли в тройку, но победили москвичи. До смешного: в одной номинации была представлена очень сильная программа из Томска. И томичам тогда дали ТЭФИ, но – еще одну статуэтку в этой же номинации вручили и московской телекомпании.

— Региональные телекомпании сегодня вообще делают детские передачи? Я к чему: была ли у вас серьезная конкуренция?

— Была, и серьезная. В одной номинации с нами участвовала программа из Уфы. А Уфа – это очень сильно. Как дети говорили, «смерть фашистам». Единственные регионалы, у которых есть свой полноценный детский канал. Представляешь?

— Полноценный детский канал?! Который вещает с утра до вечера? Я потрясена.

— Свет, там 24-часовое собственное вещание. Канал «Тамыр» — поищи в интернете! Настоящая индустрия детского телевидения, при ней – школа «Телешко», где учится около трехсот детей: и познавательное, и развлекательное, и новостное вещание. И они, конечно, уже получали ТЭФИ, и мы, конечно, думали, что победу дадут им.

— То есть они приехали по накатанным рельсам, быстренько забрать очередную награду – и домой?

— Нет, они тоже волновались. ТЭФИ много не бывает. Точнее, бывает много, когда они стоят на полке и ты, бросив взгляд, уже не понимаешь, сколько их: семь, десять… Вот тогда плюс-минус ТЭФИ уже, наверное, не важно. А пока видишь четкое количество – тогда каждая статуэтка очень дорога. В общем, мы были уверены, что победит Уфа: они уже «засвечены» в этой тусовке, программа у них очень сильная и «маячки» того, что приз отдадут им, тоже были.

— «Маячки»? Какие, например?

— Сидим на церемонии – и ведущий Сергей Майоров говорит: «Вижу в зале много своих знакомых – Красноярск, Сочи, Калининград, Уфа… Ну, Уфе-то чего волноваться?» И я думаю: «Ну, все…» А потом открывается конверт, и – «Нижний Новгород»! Знаешь, я думала, что спокойно переживу, если мы не выиграем. Но когда стала бешено радоваться победе, поняла, что – нет. Спокойно бы не пережила. Я была готова скакать как жеребенок, вырвавшийся на поля, и тереться обо всех, кто рядом. И команда моя чувствовала себя так же.

— Ты же не одна отправилась на церемонию ТЭФИ?

— Мы поехали вместе с моей правой рукой, одной из первых учениц Настей Семеновой (сейчас она – тоже педагог, режиссер канала «Один дома»), директором телеканала «Домашний» и двумя нашими мальчишками-корреспондентами.

— У детей не случилось головокружения от успехов? Они еще школу не закончили, а у них уже ТЭФИ.

— Нет, они понимают, что победа – во многом заслуга руководителей. Давай будем честными: дети везде талантливые и хорошие.

— Будем: создать такую программу, как нынешний «Один дома», ты могла бы в любом городе России.

— Конечно, у нас есть настоящие дети-звезды. Они засыпают меня идеями, стараются. Например, Яша Подкустов – он несколько раз выигрывал бесплатную путевку на медиасмену в «Артек» — и по итогам работы за смену становился лицом «Артека». Некоторые дети уже самостоятельно, без моего участия снимают фильмы, отправляют их на фестивали и побеждают.

— Но талантливые дети есть в любом городе. Как твои юные звезды отреагировали на то, что стали обладателями ТЭФИ?

— Яша с самого начала верил, что ТЭФИ достанется нам, и даже не удивился. А Дамир Хасанов, парень очень «переживательный», потом признался: «Я всю ночь Аллаху молился, чтобы нам победу дали!»

Команда "Один дома"

— У вас что-то изменилось после того, как появился ТЭФИ? Или появилась? Хм, как правильно? ТЭФИ – какого рода?

— ТЭФИ – это премия, значит, женского. У меня после первой эйфории пришло опустошение и непонимание, куда двигаться дальше. Конечно, можно выиграть еще ТЭФИ, и это будет сложнее, ведь удержаться на той планке, которую ты себе поставил, сложнее, чем разово до нее допрыгнуть. Но хочется еще чего-то большего – и пока непонятно, чего.

— Скажи, а Нижегородская область как-то поздравила канал «Один дома» за то, что он принес области почет и уважение?

— Лично – нет. Но я читала статью о том, что Глеб Никитин, узнав, что мы и ВГТРК (они ведь тоже получили ТЭФИ за свой отличный социальный проект) привезли в регион сразу два ТЭФИ, на следующий же день поздравил нижегородских телевизионщиков с наградой и сказал про каждый проект теплые слова.

— Вообще-то не каждый день в Нижегородскую область приезжают ТЭФИ.

— Кажется, у нас всего 6 статуэток за 20 лет существования премии, первую из которых завоевала еще Нина Зверева. А последние лет восемь в регионе точно не было ни одного ТЭФИ.

— Как думаешь, почему?

— У нас слабое телевидение в регионе. Реально – слабое. Смотришь программы других регионов – они сильнее.

— Почему у нас слабое? Ты же в своей школе столько лет выпускаешь телевизионную молодежь в мир…

— Так они все уезжают в Москву! Те, кто хочет остаться в профессии, едет в столицу. Ну оцени здраво: из чего состоит нижегородское телевидение? Это новости и коммерческие программы. Все! В условиях региона создавать проект без спонсора невозможно – это объективная причина. Есть, например, автомобильная программа. С чего бы она появилась? С того, что крупный автосалон заплатил за это деньги. Есть кулинарная программа. С чего? С того, что ее спонсировал мясокомбинат. Закончился мясокомбинат – закончилась программа. А если есть спонсор – есть заказчик, который скажет: «Не хочу эту ведущую, хочу блондинку; не хочу про это, хочу про другое». О каком творчестве может идти речь? Даже социальная акция ВГТРК, за которую те получили заслуженную ТЭФИ, была создана в рамках новостной программы.

— Как же живет твой «Один дома»?

— Он живет за счет родительских денег. Мамы и папы платят за обучение детей в студии тележурналистики, а проект живет за счет того, что нас взял под свое крылышко телеканал «Домашний», где нам дают эфирное время, технику, оборудование, людей, которые снимают, монтируют, делают заставки. Деньги нам платят родители – за то, что мы даем их детям профессию, практику, повышение самооценки, уверенность в себе, правильные тусовки, поездки… За то, что расширяем горизонты их детям.

— Кстати, а с какой из передач телеканала «Один дома» вы победили?

— Это была совершенно развлекательная дурь. Дети на себе проверяли мифы и легенды, услышанные от родителей и друзей. Например, кто-то услышал, что раньше в легковушки могло набиться хоть десять человек (никто же не требовал, чтобы пассажиры пристегивались). И вот они забирались «вшестнадцатером» в машину и смотрели: влезают или нет. Или другой миф – одну шоколадную плитку можно съесть за сто шагов. Тоже проверяли, можно ли. И делали все это весело, зажигательно, с фишками и подколами.

— То есть – ничего серьезного?

— Я в прошлые годы посылала на ТЭФИ серьезные, качественно сделанные программы. И ты понимаешь: самое плохое, что может быть – это когда дети делают программу на серьезную тему и делают ее по-взрослому. Это настолько нелепо смотрится, что хочется срочно все выключить и никогда не включать. Нет, наши программы делали сами дети. Например, есть потрясающий документальный фильм про слепую девочку, которая скачет на лошади, плавает и прыгает с парашютом. И в конце был такой трогательный момент: она сказала, что ее мечта – стать музыкальным обозревателем. Мы предоставили ей такую возможность, она стала вести у нас рубрику «Я вижу музыку». Нет, эта программа не выиграла. А вот лихая развлекуха «зашла».

— А твой ютуб-канал (заметь, как плавно я перехожу ко второй теме) – это тоже развлекуха? Или ты надеешься посеять разумное, доброе, вечное?

— Я уже посеяла, несмотря на то, что канал существует 2,5 месяца. Не думай, что я занимаюсь им от безделья. Во-первых, откликнулись те журналисты, на ошибки которых я указывала в своих выпусках. Ни Ургант, ни Познер, конечно, никак не проявились – для них это вариант «Моська лает на слона», а вот журналисты рангом пониже – да. Кто-то резко высказал свое недовольство, кто-то сказал «спасибо, учтем». Куча журналистов мне пишут: «Посмотрите, пожалуйста, вот мой сюжет, у меня все в порядке?» — я все смотрю, всем пишу, не могу отказывать.

— Сколько это времени занимает!

— Очень много! Но пока у меня не получается отказать. Во-вторых, меня приглашали на канал «Москва 24» — отсидеть-отслушать их эфир и после этого провести рабочее совещание с ребятами, которые его готовили, обратить внимание на ошибки. Ребята, кстати, были очень заинтересованы, спрашивали, можно ли человеку самому повысить свою грамотность. И я дала им несколько советов – как легко повысить собственную грамотность.

Татьяна Гартман и ведущие канала "Москва 24"

— А хоть один совет рассекреть?

— Смотри. Человеку довольно сложно запоминать новые слова и непривычное произношение. Поэтому нужно: а) думать, когда ты говоришь – и если какое-то слово вызывает у тебя минимальное сомнение, тут же проверять его и б) те слова, в которых ты, оказывается, делаешь ошибку, записывать. Потому что, если у тебя в голове сидел неправильный вариант слова, то ты, даже удивившись правильному, потом рефлекторно будешь произносить слово неправильно. Нужно изменить привычку. Поэтому пишешь слово правильно, вешаешь его на магнит на холодильник, в офис возле рабочего стола – и постоянно натыкаешься на него взглядом. И тогда слово постепенно войдет в твой мозг.

— Фактически – это как учить иностранный язык.

— Да. И в-третьих, меня пригласили работать на радио «Маяк» и делать такую же программку, какую я делаю на Ютубе, только – «Училка против «Маяка». И я это уже делаю! Люди заинтересованы, им хочется говорить грамотно!

— Педвузы не зовут? Чтобы ты научила грамотности будущих учителей?

— Не зовут. Педагогические сообщества в интернете – да, зовут провести вебинар. А нижегородские вузы – нет. Но зато три дня назад я приехала из Ярославля с всероссийского форума учителей.

— Татьяна, ты за 2,5 месяца стала всероссийским экспертом по падежам, ударениям и окончаниям. И наверняка среди отзывов читаешь не только «спасибо», но и критику твоего стиля, возраста, пола, роста, размера одежды и прочего и прочего.

— Конечно. И личной жизни тоже, разумеется. Но я была к этому готова. Во-первых, подготовили дети, во-вторых, опыт сожженных нервов. Примерно год назад мы с ребятами сняли клип – единственный в послужном списке «Одного дома», выложили его на Ютуб и он хайпанул. Причем, скорее антихайпанул. И там было такое количество мерзости, мата, негатива и всего  остального…

— Подожди. Люди видели: в клипе дети, и они чудесно комментировали клип матом.

— Да, запросто! Наша песня называлась «Санкции» и мне-то она казалась юмором вне политики, а люди увидели в ней политический заказ. Мы всего лишь прикалывались, что раньше пили итальянский кофе, если испанский хамон и смотрели «Гарри Поттера», а сейчас для нас кумир – колобок и едим мы гречу. И все это звучало, что называется, «по приколу». Так вот, сначала нас хейтили в комментариях к клипу, а потом стали лить мат в личку ребятам. Мы же, наивные, в титрах указали все свои реальные имена и фамилии! В какой-то момент дети даже испугались. Но мы это пережили, научились правильно реагировать и вышли из ситуации более сильными, чем зашли в нее. Поэтому сейчас те комментарии, какие пишут каналу «Училка», мне совершенно не страшны. Я теперь воспринимаю близко к сердцу только положительные отзывы. Меня и правда трогает, что люди загорелись, поддерживают, присылают видеофрагменты и спрашивают, есть в них ошибка или нет. В принципе, мне самой можно вообще уже ничего не смотреть и делать передачи только по письмам телезрителей.

— Тебя дети не ревнуют к успеху?

— Нет, они очень радуются. Прихожу на занятия, они сразу: «Таня, а у тебя уже 7800 подписчиков!» — «Нет, 7864!» Может быть, кто-то завидует в душе, но, с другой стороны, для них это тоже стимул к развитию. И потом, смотри: аватарку мне нарисовал мой ученик. Идеи для канала подбрасывают мои ученики. И даже ошибки находят тоже мои ученики. Так что это наше с ними совместное творчество!

Похожие публикации