Юлия Сергеенкова: «Я рассчитываю на ужесточение контроля за производителями молока»

Фото Кирилла Мартынова

Олимпиады бывают не только спортивные и интеллектуальные. В конце мая в Сочи прошла 10-я международная Молочная олимпиада. Одним из участников ее экспертного совета стала Юлия Сергеенкова, генеральный директор Павловского молочного завода «Эго».

 

— Юлия Константиновна, расскажите, пожалуйста: молочная олимпиада – что это такое?

— Конечно, никаких спортивных рекордов мы не ставили. На экспертном совете, в который входят представители крупных российских компаний-переработчиков молока, в первую очередь осуждались проблемы развития отрасли.

— Главная проблема – это, наверное, низкое качество молока, которое можно встретить в магазинах.

— Судите сами: продуктовое эмбарго было введено 4 года назад. С тех пор количество фальсифицированного молока на прилавках магазинов увеличилось на 30%. По большому счету, каждый пятый литр молока на полках не соответствует тому, что указано на его этикетке.

— Ничего себе. Поему так происходит? Вроде бы – если ввели санкции, отечественный производитель, наоборот, должен расправить плечи и выдавать в продажу качественный продукт?

— Экономика – это сфера, в которой переплетаются множество «линий развития». И не может быть однозначного тождества между закрытием шлагбаума для иностранной продукции и расцветом отечественной. С одной стороны, многие покупатели склонны приобретать товар подешевле. А качественное, настоящее молоко дешевым быть не может. С другой, я уверена, причина – в отсутствии надежного государственного контроля  предприятий.

— Но с 1 июля вроде бы вводят систему «Меркурий», которая будет учитывать, сколько сырья пришло на завод, сколько готового продукта вышло…

— Я возлагала на нее огромные надежды. Но пока пришла к выводу, что ей одной не в силах устранить все «предприятия-призраки», которые как бы есть – а как бы их и нет. Да, «Меркурий» уменьшит количество посредников в закупках сырья и готового молока, но глобально вопрос не решит. Необходимо менять нормативную документацию и молочные техрегламенты.

— Что именно нужно в них исправить?

— Как минимум, четко прописать, что из себя представляет ГОСТ. Я вообще предлагаю отказаться от таких эвфемизмов, как «сырная продукция», «творожная продукция». Это просто аналоговые продукты, не имеющие ничего общего с настоящим сыром или молоком. И еще – на мой взгляд, необходимо создание современных независимых лабораторий, которые постоянно мониторили бы полки магазинов, проводили анализы готовой продукции.

— То есть вы – за тотальный контроль? Обычно производители молока жалуются, что их задушили проверками.

— Заводам, которые работают на натуральном молоке, нечего скрывать, и в этом мы еще раз убедились на экспертном совете. Мы готовы хоть каждый день показывать  свое производство. А вот если предприятие всячески старается избежать контроля – значит, это повод задуматься.

— Вы говорите, что каждая пятая бутылка молока – фальсификат.

— Нет, я сказала, что содержимое упаковки не соответствует этикетке.

— А что можно найти в пакете, на котором написано «молоко»?

— Все, что угодно – кроме молока. И сухую сыворотку, и пальмовое масло и множество других ингредиентов, не имеющих отношения к молоку. И, конечно, оно намного дешевле в производстве.

— Я записывала несколько интервью с главами районов Нижегородской области – и многие (особенно те, где активно развивается молочное животноводство) жаловались на то, что молокозаводы неохотно берут у них сырое молоко: «порошок» дешевле.

— Это тоже проблема: емкость рынка имеет свои границы и многие (не все, далеко не все) молокозаводы заполняют его дешевым суррогатом. Но здесь есть и другой момент… Я уверена: никого на селе «спасать» не надо. Есть примеры успешных предприятий: они развиваются, строят новые животноводческие комплексы, кормят животных по часам и даже включают им музыку – их сырье приходит на молокозавод всегда качественным. А есть другие предприятия, очень нестабильные, с множеством проблем… И кто виноват, если мы рассматриваем один и тот же регион, одну и ту же климатическую зону? А что касается рынка молока, то тут своя сложность: уже несколько лет идет тенденция на снижение спроса: россияне в целом покупают меньше молока, чем раньше.

— Почему? Оно стало слишком дорогим?

— Скорее, это эффект антирекламы. Сейчас модно молоко ругать – якобы оно вредно и от него нужно отказаться. Но надо совершенно четко понимать: по оценкам института питания, истинная аллергия на лактозу выявляется лишь у 1% населения. Молоко полезно, особенно для детей. В Китае были проведены исследования: одну группу детей поили молоком, из рациона другой его исключили. В итоге «молочные» дети значительно обогнали в росте своих «безмолочных» сверстников. Кстати, во многих регионах России действует программа «Школьное молоко» — детям бесплатно раздают его в учебных заведениях. К сожалению, в Нижегородской области такой программы нет.

— А жаль. Возможно, кто-то из детей и приучился бы таким образом к молоку.

— Конечно. Молочные белки не может заменить ни один другой продукт.

— Естественно, если мы говорим о натуральном молоке.

— Да, именно.

— Есть сегодня какой-то способ не нарваться на фальсификат? На что обратить внимание в магазине?

— Сейчас нет никаких гарантий того, что вы купите качественный продукт. Я ведь уже говорила: содержимое каждой пятой бутылки молока не соответствует этикетке. То есть читать то, что написано на коробке, бесполезно. Мы периодически покупаем молоко, произведенное на других заводах, и проводим его анализ в нашей лаборатории. Результаты…

— Неутешительные?

— Очень разные. Есть – отличные продукты. А есть и такие, после которых вообще отпадает все желание покупать молоко. Кстати, вы спрашивали, как не нарваться на фальсификат. Доверяйте себе, своим вкусовым рецепторам. Если вы купили молоко какого-то завода и оно вам не понравилось, показалось ненатуральным – приобретите в следующий раз продукцию другого производителя. Потому что молоко – продукт натуральный. И оно обязано быть приятным, оставлять хорошее послевкусие. Если этого нет – значит, с продуктом что-то не то.

— Юлия Константиновна, скажите: я обычно покупаю молоко одного и того же производителя. И мне кажется, оно отличается! Летом более жидкое, зимой — более густое. Такое вообще возможно?

— Да, и это абсолютно нормально. Мы тоже различаем молоко летнее и зимнее. Еще раз повторю – это натуральный продукт, и оно сильно зависит от того, чем кормят корову. Летом коровы пасутся на солнце, едят «зеленую массу» — так называются специальные смеси свежих трав. Молоко, соответственно, становится более сладким и, как мы говорим, легким. А вот зимнее молоко – более насыщенное, густое: в это время в корм коровам добавляют жмых, кукурузу – корма, наполненные протеином.

— В общем, это как мёд: у всех разный.

— Молоко и по жиру отличается: как правило, у летнего жирность 3,6 – 3,7%, у зимнего – 4,2%.

— А какая жирность молока полезнее: 2,5%, 3,2%?

— Самое полезное – это белки, кальций, минеральные элементы. Они присутствуют в молоке любой жирности. А человек уже – в зависимости от здоровья, генетики, региона проживания – выбирают молоко той жирности, что ему нравится. Вообще, если говорить о полезных продуктах, не могу не упомянуть кефир. Меня поразила цифра: оказывается, если измерить площадь всего желудочно-кишечного тракта человека, она составит около 300 квадратных метров. И населяют его около 10 триллионов бактерий – это примерно 1-2 килограмма. Естественно, бактериям нужно питаться. И молочнокислые культуры очень полезны для нашего желудка и кишечника. Поэтому кефир и сметана – совершенно необходимые продукты. Кстати, вы знаете, что сметана – это изобретение русской кухни? Она, на мой взгляд, самый универсальный соус для салатов и десертов.

— Что полезнее – кипяченое молоко или сырое? И вообще, надо ли кипятить молоко, купленное в магазине?

— Если вы покупаете пастеризованное или ультрапастеризованное молоко, кипятить его не нужно: оно уже готово к долгому хранению и при этом остается «живым». А вот стерилизованное молоко я не советую: при стерилизации разрушаются молочные белки, и польза продукта теряется.