Юлия Серова: «Реставрация росписей в здании Банка на Покровке не прошла без неожиданностей»

Юлия Серова: «Реставрация росписей в здании Банка на Покровке не прошла без неожиданностей»
Фото: предоставлено управлением по связям с общественностью ВВГУ Банка России

Если остановить на улице любого нижегородца и попросить его назвать знаковые постройки города, первым наверняка вспомнят про Кремль, вторым – про здание Банка России на Большой Покровской. Кажется, этот «русский» терем появился в городе одновременно с Кремлем.

На самом деле он был построен уже после того, как в России повсеместно распространилась фотография и даже электричество – в 1913 году. При этом само здание хранит немало секретов – о них специально для читателей «Нижегородской правды» рассказывает заместитель начальника Волго-Вятского главного управления Центрального банка РФ ЮЛИЯ СЕРОВА.

 

— Юлия Геннадьевна, почему на главной улице Нижнего Новгорода появился этот банковский ансамбль?

— Поводом для строительства послужили 50-летний юбилей Государственного банка Российской империи, отмечавшийся в 1910 году, и предстоящие празднества в честь 300-летия царствования дома Романовых в 1913 году. Здание было возведено за рекордные 2 года.

— Сегодняшние новостройки – это, как правило, типовые здания, плюс строительство максимально автоматизировано, а в 1913 году, когда большинство работ выполняли вручную и, главное, создавали здание, аналогов которому не было…

— Да, темпы поражают. Это была слаженная работа каменщиков, кузнецов, керамистов, иконописцев, резчиков по дереву и камню, механиков и инженеров… В результате удалось возвести здание, оборудованное по последнему слову техники и по всем требованиям банковских работников. Но, конечно, главная заслуга в этом – архитектора Владимира Александровича Покровского, который выиграл конкурс на разработку проекта здания, и Николая Павловича Полянского, управляющего Нижегородским отделением Государственного банка. Они собирали команду и не боялись нестандартных решений. Например, вход в здание предложили оформлять не кузнецам и не плотникам, а… как вы думаете, кому?

 

— Судя по вашему вопросу, я все равно не догадаюсь. Кому же?

— Ювелирам. Двери в здание банка создавали знаменитые ювелиры Овчинниковы. В те годы Михаил Овчинников и его фирма были известны каждому: еще со времен его отца, Павла Акимовича, ювелиры Овчинниковы были поставщиками двора Его Императорского Величества. Их изделия с гравюрами, орнаментами, серебряные скульптуры ценились далеко за пределами России.

— А кто делал обрамление двух главных зеркал банка – тех самых, что, по преданию, исполняют любое желание человека, который в них смотрится (но только доброе и нематериальное)?

— Русский керамист Петр Ваулин. Он же работал над интерьерами Третьяковской галереи, гостиницы «Метрополь» в Москве и Соборной мечети в Санкт-Петербурге.

 

— Но на экскурсии в дни открытых дверей к вам приходят в первую очередь, чтобы посмотреть на росписи интерьеров, верно?

— И я понимаю наших экскурсантов! Сама вижу эти росписи каждый день – но чувство восхищения не проходит. Эскизы для всех зданий создавал русский художник Иван Яковлевич Билибин – кажется, у каждого из нас в детстве были сказки с его иллюстрациями. Вообще, именно любовь к культуре древней Руси и позволила архитектору и художнику найти общий язык.

— Билибин ведь не сам расписывал стены и потолки?

— Нет, перепоручил эту работу братьям Ни­колаю и Георгию Пашковым — московским иконописцам, которые в свое время выполняли роспись церкви Иконы Божией Матери Всех скорбящих Радость в Царском селе по эскизам другого мастера фольклорной живописи — Виктора Васнецова. Пашковы проделали колоссальную работу в здании Государственного банка. На сводах потолков первого этажа здания появились гербы городов, с которыми Нижний Новгород торговал еще со времен Макарьевской ярмарки, изображения четырех стихий. На втором этаже — небесные светила, времена года и знаки Зодиака, алле­горические образы дра­гоценных металлов: золота, платины, серебра и меди.

 

— Мне очень нравится потолок операционного зала – там росписи как будто парчовые.

— Это вообще чудо и художественной, и инженерной мысли. Владимир Покровский разработал специальную конструкцию свода со сталь­ной сеткой: она скрепила свод зала, и таким образом потолку уже не потребовались дополнительные колонны-опоры.

 

— А жители Нижнего Новгорода каким-то образом принимали участие в строительстве? Или только восхищались?

— Почему здание Банка России стало архитектурным и инженерным шедевром? Потому что к его строительству привлекали лучших мастеров России… да и не только России. Покровский и Полянский смотрели в первую очередь на профессионализм, и лишь затем – на место жительства мастера. Так вот, лучшими кузнецами оказались именно нижегородцы: мастера кузнечно-слесарного дела из «Решетчатого заведения Петра Чеснокова» выковали изящные ворота – они до сих пор украшают банковский ансамбль. И, между прочим, без нижегородских умельцев не было бы не только Нижегородского отделения Государственного банка в том виде, в котором мы его знаем, но и современных бумажных денег.

— Нижегородцы изобрели банкноты?!

— Нет, не сами банкноты, а способы их защиты. В конце XIX века фальшивомонетчики начали использовать технологию фотографии в своих целях, и копировать бумажные деньги. Решение проблемы нашел уроженец Нижегородской губернии Иван Орлов. Он придумал, как при печати изображений наносить цветные участки на бумагу не по очереди, как это было принято в типографском деле, а единовременно. Это позволило придавать банкнотам уникальные визуальные признаки, которые фальшивомонетчики не могли воспроизвести. Позже Иван Орлов разработал и специальную печатную машину для печати денег, узнав о которой, царь Александр III лично распорядился наградить мастера. Так что нижегородца можно по праву считать создателем защитных элементов, которые и сегодня позволяют нам отличить настоящую купюру от подделки. Кстати, о российских бумажных деньгах: в этом году у них юбилей – 250 лет. Впервые их выпустили в 1769 году, в период царствования Екатерины II, чтобы заменить крайне неудобные и тяжелые медные деньги. Мы в Волго-Вятском ГУ Банка России сейчас готовим выставку, посвященную истории бумажных денег. А еще — совместный проект с нижегородскими театрами, правда, пока это большой секрет.

 

— У вас и само здание – практически секретное. Наверное, еще и поэтому люди так рвутся на экскурсии в дни открытых дверей.

— Я несколько раз слышала, как наши посетители называли здание Банка «банковский терем». Для нас — это не просто офис. Многие поколения служащих относились к его интерьерам с особой деликатностью, поэтому они действительно отлично сохранились. Но, конечно же, одной любовью здание не уберечь. И в прошлом году мы решились на частичную реставрацию. Специалисты провели обработку сводов крыльца центрального входа, парадной лестницы и стен «царской комнаты», удалили все загрязнения с росписей, покрыли их специальным защитным составом, который должен сохранить творение живописцев для будущих поколений.

— Все прошло без неожиданностей? Ведь промашка реставратора во многом сродни ошибке сапера…

– Неожиданности были, но, к счастью, только приятные. К примеру, в процессе реставрации на парадной лестнице специалисты восстановили авторскую подпись – своего рода автограф живописцев Пашковых. В советские годы его закрасили обычной краской. Почему – непонятно. Точно не по политическим мотивам, ведь Георгий Пашков был помимо всего прочего автором первых почтовых марок СССР и художником-оформителем журнала «Знамя труда». Еще два сюрприза преподнесла «царская комната». Реставраторы обнаружили в ней нечто вроде трафарета, который помогал наносить на стены контуры будущих росписей. А при работе с фрагментом вида Нижнего Новгорода оказалось, что по замыслу авторов небо над городом должно было быть не дневным, как это было до реставрации, а ночным. Оно было залито ровным слоем синей краски в середине XX века. Но сейчас наши гости снова могут видеть над изображением кремля такие же звезды, какими их задумали более века назад.

 

— Кстати, почему ваши дни открытых дверей всегда проходят весной и осенью?

— Все логично. 17 мая 1913 года открылось наше здание, причем в этот день сюда приезжал император Николай II. А осенью общероссийский День открытых дверей традиционно проходит во всех территориальных учреждениях Центрального банка Российской Федерации. Более того, сентябрь – месяц создания нашего Волго-Вятского главного управления. В сентябре 2014 года в России было образовано семь таких управлений: географические очертания их в чем-то повторяют границы федеральных округов, но не копируют их. Например, Волго-Вятка не включает в себя Пермь, Оренбург и Башкирию. А остальные территории – те же, что и в ПФО: Нижегородская, Кировская, Пензенская, Самарская, Саратовская, Ульяновская области, а также пять республик: Марий Эл, Мордовия, Татарстан, Удмуртия и Чувашия.

— В 2019 году, получается, у вас первая знаменательная дата — 5 лет?

— Да, мы уже готовимся к этой дате. Прежде всего, планируем новые мероприятия по повышению уровня финансовой грамотности жителей. Наши специалисты организуют интерактивные уроки, мастер-классы, лекции для самых разных аудиторий: от школьников и пенсионеров до представителей делового сообщества. На этих занятиях объясняем в том числе, чем занимается Банк России.

 

— И чем?

— Банк разрабатывает и проводит единую государственную денежно-кредитную политику, политику развития и обеспечения стабильности функционирования финансового рынка страны, монопольно осуществляет эмиссию наличных денег, устанавливает правила проведения расчетов и банковских операций в Российской Федерации. В задачи регулятора также входит надзор за деятельностью банков и банковских групп, некредитных финансовых организаций, участников корпоративных отношений.

В регионах эти функции берут на себя территориальные учреждения, такие как наше главное управление и его Отделения. Они тоже участвуют в реализации единой денежно-кредитной политики, занимаются организацией наличного денежного обращения, в том числе эмиссионных и кассовых операций, обеспечивают стабильность и развитие национальной платежной системы, финансового рынка регионов, регистрируют выпуски эмиссионных ценных бумаг, условия выпуска и обращения депозитных и сберегательных сертификатов.

Вся работа четко структурирована и распределена между подразделениями Банка России. Например, у нас в Волго-Вятском ГУ самое большое количество центров компетенций. Например, в Саратове -единый Call-центр Службы по защите прав потребителей и обеспечению доступности финансовых услуг: вы можете не только написать в Банк России, но и позвонить: специалисты ответят на все вопросы. В Нижнем Новгороде – центр компетенций, осуществляющий надзор за профессиональными участниками рынка ценных бумаг, в Казани – аналитический центр по ломбардам, в Самаре – по микрофинансовым организациям и так далее.

— Юлия Геннадьевна, если вернуться к истории здания… Банк России в Нижнем Новгороде – это единственный такой «банковский терем» в мире? Или у него есть «побратимы»?

— Да, в Москве, в Настасьинском переулке стоит здание, похожее на наше. Сейчас оно тоже принадлежит Банку России, и его также создавала команда под предводительством архитектора Покровского. Правда, московское здание строили уже позднее, страна в это время вступила в Первую мировую войну… Оно тоже красивое, но и размеры его не такие большие, и той красоты росписей уже нет. Мы называем его «младшим братом». Надеюсь, на нас никто за это не обижается.

Подписывайтесь на наш Telegram-канал «Официальный источник», и новости сами придут к вам.
Подпишитесь на нас
Самое популярное
Новости партнеров
Похожие публикации