Александр Аузан: «Нам приходится заниматься ремонтом гуманитарного провала»

В лексиконе организаторов выставок есть такое понятие – шоу-стоппер. Это центр зрительского внимания, объект, вокруг которого всегда будет масса людей. Если можно применить к живому человеку определение «шоу-стоппер», то в первый день полуфинала конкурса «Лидеры России» им был Александр Аузан.

Доктор экономических наук, декан экономического факультета МГУ и один из инициаторов создания общества защиты прав потребителей, на конкурсе он всегда был в кругу поклонников.

Причем поклонники формировались даже из тех, кто за пять минут до этого не знал фамилии Аузан. Достаточно было немного послушать.

Хотя поначалу отношение к Александру Александровичу было весьма критичным.

— Да, это я, — Аузан выходит на сцену. – Это я – тот человек,  который настоял, чтобы на отборочном этапе на конкурсе «Лидеры России» был блок, посвященный общим гуманитарным знаниям.

Блок этот вызвал больше всего недовольства. Конкурсанты (особенно те, кто не попали в полуфинал) возмущались: «Зачем на конкурсе управленцев проверять знание истории и географии?»

— А я вам скажу, зачем,- Аузан ничуть не волнуется по поводу чьего-то возмущения. – На экономическом факультете МГУ очень сильная математика, по опросам Блумберга мы занимаем 1-е место в мире по математической подготовке экономистов. Но при этом нам приходится заниматься ремонтом гуманитарного провала. Потому что было целое поколение, которое выросло под эгидой: «Вот физика – это надо. Это чтобы не совать пальцы в розетку. А история, география – зачем? Литература – вообще ерунда!»

Александр Аузан делает паузу, смотрит на конкурсантов и журналистов.

— Гуманитарные знания нужны для того, чтобы далеко глядеть, — говорит он. – Если элиты видят только на полтора-два года вперед, это приводит к двум неприятным последствиям. Первое – не решаются большие проблемы. Ответ находят только мелкие, сиюминутные – и страна идет не туда, куда хочет, а туда, куда ее тащит. А второе последствие – между собой не могут договориться прекрасные люди: либералы, социалисты и консерваторы. Они все время делят тот пирог, который есть, а не тот, который мог бы быть, понимаете? Вообще, люди для меня различаются не взглядами, а их длиной.

В этом момент аудитория начинает конспектировать.

— Нам несомненно предстоят неожиданные повороты истории, — продолжает Александр Аузан, — и скорость (и точность) реакции на них зависит о того, насколько широко и объемно вы видите этот мир. Предполагаю, что не все современные чиновники обладают необходимой «широтой и глубиной». Смотрите: с реакцией на цифровизацию мы откровенно опоздали. Почему? Потому что у людей, стоящих на различных позициях принятия решений, не хватило кругозора, чтобы понять: в мире пошла чрезвычайно важная новая волна, к которой должна быть готова и экономика, и политика, и образование, и здравоохранение. И мне не хочется, чтобы мы проспали следующую волну.

Те, кто хорошо знает Александра Аузана, спрашивают его про налоги. У него, ученого-экономиста, есть свой взгляд на то, как может строиться налоговая система. Аузан уверен, что львиная доля налогов должна оставаться в том регионе, где живут люди, которые их платят, а не уходить в федеральный центр.

— Налоги должны аккумулироваться там, где вам нужно решать свои проблемы с дорогами, детскими садами и больницами, — произносит он. – В таком случае вы начинаете интересоваться местной властью, а местная власть – вами. Но, признаться, мне более ценна идея селективного налога – возможности голосовать рублем. Она, кстати, реализована в Исландии. Там жители сами решают, на что им направить свои налоги – на церковь, на университеты, на дороги, на больницы… Я бы хотел, чтобы у нас такая система тоже начала работать.

О вероятности ее принятия Александр Аузан говорит так:

— Процентов пять, не больше. Но если не продвигать эту идею, то процент вероятности – ноль.

И в этом смысле с ним крайне сложно спорить.

 

Добавить сайт в мои источники