Игорь Веричев: по жизни с мячом

Фото Сергея АРИСТОВА

Про таких людей говорят – многостаночник. Мастер спорта Игорь Веричев в молодые годы неплохо играл в хоккей, футбол, потом раскрылся в мини-футболе. Один из ведущих игроков нижегородской «Кроны», которая в 2002 году прекратила своё существование, сейчас тренирует ребятишек, а также судит матчи городского первенства.  

 

 

Из «Полёта» – в Клайпеду 

 Игорь, знаю, что вы выросли в посёлке Авиационном (Московский район). В отличие от сегодняшнего дня, он в советское время считался очень спортивным… 

– Да, почти каждый мальчишка занимался тем или иным видом спорта. В 6 лет я захотел играть в футбол и пришёл на стадион «Юность», где сейчас располагается Дворец спорта. Сначала меня брать не хотели – мол, маловат ещё. Но всё-таки я добился своего. Тренировался у Евгения Афанасьевича Рощина, затем у Сергея Андреевича Ладяшкина. Наша команда называлась «Авиатор». Становились сильнейшими в городе, в области, в 1987 году ездили на финальные соревнования на призы клуба «Кожаный мяч» в Москву. Там посчастливилось увидеть Гавриила Дмитриевича Качалина, он оставил мне автограф. Далее я перешёл в «Полёт» к Валентину Васильевичу Водяницкому, а ещё успел поиграть за «Сормович» в одной команде с Александром Фоменко, Михаилом Беловым. До сих пор с ними тесно общаемся. Но, как говорится, душа рвалась к дому, поэтому в чемпионате области я выступал за «Полёт».  

 А каким ветром вас занесло в Литву? 

– В 1994 году в Нижний приехал наш земляк-селекционер. Посмотрел на меня и позвал играть за команду «Клайпеда» в высшем дивизионе чемпионата Литвы. Провёл я там один сезон, в 15 матчах забил 7 мячей, что, считаю, неплохо для 19-летнего парня, который прежде играл только на область. А затем по финансовым соображениям «Клайпеду» объединили с «Атлантасом», после чего дали понять, что в составе будут только свои.  

 В Клайпеде не чувствовали себя чужаком? Тогда ещё не проявлялись антирусские настроения? 

– Отношение было нормальное, но не более того. Всё равно литовцы дружили между собой, а у нас, русских, был свой круг общения.  

 Учить местный язык не пытались? 

– Такого желания не было. Что-то при разговоре я понимал, но сам говорить на литовском не мог.  

 Что-то заработать там удалось?  

– Так как жизнь в Литве недешёвая, шиковать не приходилось. Немного помог родителям, а на то, что удалось скопить, в Нижнем купил только телевизор и видеомагнитофон. 

Крик до покраснения 

 Как вы оказались в «Кроне»? 

– Можно сказать, мне подфартило. По моём возвращении в 1995 году из Литвы, уже на следующие сутки, наш «Полёт» вместе с ребятами из политехнического института в мини-футбольном товарищеском матче встречался с «Кроной». Причём мы выиграли со счётом 6:5. После игры подошёл Виктор Лазаревич Зайденберг и сказал, чтобы на следующий день я приехал к ним на тренировку. Но на неё, конечно, я опоздал, так как после игры отметили с товарищами мой приезд из Литвы (улыбается). Приехал примерно за 20 минут до окончания тренировки, однако мне разрешили принять участие в двухсторонке. А вскоре я отправился с командой на Кубок России в Подмосковье. 

 Наверное, сразу почувствовали, куда попали? 

– Да, с непривычки в матче с ВИЗом (Екатеринбург) у меня как начали позвонки крутиться! Виктор Лазаревич подозвал к себе: «Сядь, отдохни, посмотри, какие забегания, открывания». На следующие игры я выходил уже более подготовленным, даже гол забил. Геннадий Масляев навесил со штрафного – я удачно сыграл головой на опережении. А после Кубка подписал с «Кроной» свой первый контракт. 

 Надо полагать, в стартовом составе вы выходили не сразу. 

– В первом сезоне в первой лиге, естественно, играл во второй четвёрке. В первой же выходили такие «зубры», как Игорь Масляев, Салават Галеев, Игорь Ершов… 

 Когда состоялся ваш дебют в высшем дивизионе? 

– Это был сезон 1997/98. Уровень, разумеется, небо и земля. Особенно памятны игры против столичной «Дины» – считай, сборной России в то время: Константин Ерёменко, Александр Верижников, Темур Алекберов, Аркадий Белый… Эти люди казались какими-то небожителями. И сколько народу приходило на них посмотреть во Дворец спорта на проспекте Гагарина! А играть при аншлагах, поверьте, всегда очень приятно. Вообще, наши болельщики очень здорово помогали команде. По посещаемости «Крона» точно была в высшей лиге одним из лидеров. Пожалуй, только в Екатеринбурге зрителей собиралось больше. 

 Если не секрет, что Зайденберг говорил футболистам перед играми с «Диной»? 

– Установка была простая: «Ребят, вы, самое главное, не опозорьтесь, не получите мешок голов». Лишние слова не требовались, так как все прекрасно понимали, против кого мы выходим. В матчах с лучшим клубом Европы мы выкладывались на полную катушку, каждый из ребят старался показать свой максимум.  

 С Виктором Лазаревичем, думаю, было нескучно. 

– Это верно. Человек с хорошим чувством юмора, но в то же время, допустим, в перерыве матча мог так обложить матерными словечками, что мало не покажется! 

 Бутсы, как у сэра Алекса Фергюсона, в раздевалке не летали? 

– Нет-нет (смеётся). Но кричал Лазаревич порой до покраснения.  

 Футболисты не обижались? 

– Ну а что на правду обижаться? Он тренер, ему видно, где мы недорабатываем, в чём не выполняем установку. Потом уже мы с ребятами собирались в кружок, подбадривали друг друга: «Давай-давай, сможем, парни, зацепиться». Как раз вспоминается такой случай, когда в последнем туре мы сыграли 3:3 со столичной командой «ГКИ-Газпром». Из-за этой осечки они не смогли обойти ВИЗ в борьбе за серебряные награды. 

 Возвращаясь к разговору о «Дине»: в её ворота забивали мячи? 

– Было дело. Однажды играли в Москве. Саня Красильников убрал на замахе опекуна и прострелил на дальнюю штангу, где я замкнул передачу. Случилось это уже на 43-й секунде игры. А итог получился 1:9 (смеётся). 

 Интересно, какие игрок испытывает эмоции, когда поражает ворота такого великого клуба. 

– На самом деле эмоции от гола почти всегда одинаковые. Просто для меня, как нападающего, была важна статистика. Так, этим забивал, этим забивал – кто там ещё остался?  

В страхе кружили над Норильском 

 Какой сезон в «Кроне» самый памятный? 

– Это как раз вышеупомянутый мой дебют в высшей лиге. Тогда мы заняли 12-е место среди 16 команд, что позволило избежать переходных игр.  

 География мини-футбола весьма обширна, вы объехали немало городов. Что особенно врезалось в память? 

– Однажды нас долго не выпускали из Нижнего в Норильск, а уже на подлёте сообщили: «Из-за плохой погоды садиться нельзя». Близлежащие города тоже не принимали. Начали кружить, сбрасывать топливо. Три раза пытались зайти на посадку. За иллюминатором темнота, сидишь как в банке и думаешь: разобьёмся или нет? Стюардессы в страхе забились на задние ряды. Слава богу, приземлились благополучно, все благодарили пилотов самолёта. В аэропорту нас ждал автобус, и практически сразу мы отправились на игру. Переносить её было нельзя, ведь в зале уже собрались тысяч пять болельщиков. Несмотря на пережитый шок, сыграли мы достойно, хоть и уступили – 0:2. Далее наш соперник должен был принимать команды из Питера и Саратова, но из-за нелётной погоды они остались дома. Норильчане нам говорят: давайте у нас сразу сыграем матч второго круга. Но мы не захотели терять домашнюю встречу, согласились лишь на товарищеский матч. Развлечений там немного – опять были полные трибуны. А мы вновь проиграли – 2:3. Улетали оттуда 30 декабря, самолёт был Ил-86, так люди там стояли в проходе, как в трамвае. Даже с собаками. 

 На Новый год-то успели? 

– Успели. 31-го числа оказались в Москве, а уже оттуда на автобусе добрались до дома.  

 Многие отмечают, что в ту пору в плане спортивного режима, скажем так, было попроще, чем сейчас. Как это было в «Кроне»? 

– Ну например, не скрывали своего пристрастия к курению Галеев с Ершовым. Даже в перерыве матча они могли посмолить. Но им как ветеранам это было простительно. А вообще, когда были большие перерывы между турами, мы с ребятами, чего греха таить, порой нарушали режим. Сейчас, конечно же, корю себя за это. Относился бы к своей работе более профессионально – может, и карьера сложилась бы получше. 

 

 Как в мини-футболе тогда платили? 

– Если говорить о «Кроне», то почти всегда были финансовые трудности. Всё время искали спонсоров, собирали деньги с миру по нитке – за исключением, пожалуй, сезона 2000/01, когда под опеку нас взяла компания «РосАвто». Мы даже выехали на сборы в Анапу.  

 Самая большая ваша покупка? 

– Автомобиль «Форд». В 1998 году удалось на него скопить. Могу сказать, что мы были одной из самых низкооплачиваемых команд чемпионата страны, зато зарплату всегда получали вовремя. За семь лет моей карьеры в «Кроне», по-моему, только раз была задержка по деньгам – на месяц. 

 На улице Игоря Веричева узнавали? 

– Да, благодаря телевизионщикам Владимиру Смирнову и Алексею Пикулеву. Они знали, к кому после игр подходить брать интервью, у кого язык подвешен (смеётся). Люди спрашивали, как мы сыграли, чего можно ждать и так далее. Хоть человека и не знаешь, но всегда останавливаешься, чтобы пообщаться. Это же твой болельщик! 

 И последнее: о чём больше всего жалеете? 

– О том, что не получилось поиграть в большом клубе. Хотя в 2001 году такая возможность была. Курировавший в то время ВИЗ Григорий Иванов (ныне – президент ФК «Урал») предлагал «Кроне» большие деньги, но руководство клуба меня не отпустило. Точнее, мне даже ничего не сказали. Мы поехали на тур в Югорск, как раз был матч против екатеринбуржцев. Встретились с Ивановым, он спросил, почему я не захотел уходить из «Кроны». Я отвечаю: «Григорий Викторович, я даже ничего и не знал!» «Как, – говорит, – тебе разве не сообщили? А мне передали, что ты сам не поехал». Потом я подошёл к своему руководству, говорю: что ж вы так по-скотски со мной поступили? Начали задвигать: мол, ты бы всё равно там не заиграл, сидел бы на лавке. Но почему вы решаете за меня? Почему лишили возможности поиграть на высшем уровне? Эта обида живёт внутри до сих пор…

Добавить сайт в мои источники