Море зовет

Фото Кирилла Мартынова

У нижегородца Всеволода Николаевича ГУСЕВА есть традиция, которую он никогда не нарушает: в последнее воскресенье июля, особый день для всех моряков, вывешивает на балконе флаг Военно-Морского Флота СССР, которому отдал 32 года. Морских традиций в семье не было, но школьный приятель Юра Акимов так здорово рисовал корабли, что в них нельзя было не влюбиться. А уж когда уральский паренёк приехал в Горький и увидел белоснежные суда на Волге, всё было решено…

 

 

 

Пятнадцатилетний «капитан» 

Всё как-то сошлось: и карты на столе отца, учителя географии, будто звали в неизведанные дали, и название города Гельсингфорс, откуда родом мама, звучало так загадочно, маняще… В роду у Ольги Константиновны мужчины были военными. Революция разбила семью: её отец, дед нашего героя, штабс-капитан царской армии Константин Тисленко, отправился на Дон к белым (и пропал), а его жена, забрав троих детей, уехала в Нижний Новгород. Здесь, повзрослев, Ольга и познакомилась  с учителем географии Николаем Гусевым, вместе уехали в посёлок Бисер Пермского края, где и родился наш герой. 

Так получилось, что родители расстались, Ольга Константиновна вернулась в Нижний Новгород. Сын приезжал к ней. Покорённый красотой волжских далей, он решил поступать в местный речной техникум. 

Всеволода Гусева зачислили на электротехническое отделение. Всё было прекрасно. Воскресным утром 22 июня 1941 года семья собиралась на дачу, ждали машину. И вдруг – весть: война… 

Отчим Лев Лазаревич, военный врач, сразу получил повестку. Мама, фельдшер, тоже с первых дней войны начала работать медсестрой в горьковских госпиталях. А Всеволод сразу стал взрослым. 

На фронт! 

Парень учился и работал в мастерских при техникуме и институте инженеров речного транспорта (сейчас ВГУВТ). Мальчишки отливали мины, вытачивали различные детали, за что получали уже не по 400 граммов хлеба как учащиеся, а по 800. 

– Мы мечтали попасть на фронт, – вспоминает Всеволод Николаевич. – На Бору базировался дивизион катеров. Поехали. Возьмите, говорим, нас юнгами! Старший офицер поговорил с нами, отвёл в столовую, где мы впервые за долгое время досыта наелись пшённой каши, и сказал: «А теперь, ребята, по домам. Вам учиться надо». 

Но учащийся Гусев снова и снова приходил в военкомат Свердловского района города Горького: «Направьте на фронт!» 

– Видимо, я военкому уже просто надоел, – улыбается наш собеседник. – Наконец он мне сказал: «Пойдёшь на флот?» «Конечно!» – сразу выпалил я. 

10 ноября 1943 года Ольга Константиновна проводила сына на Ромодановский вокзал. Своё 17-летие через три дня он отметил в поезде. 

Охота на субмарину 

До места назначения добирались месяц. Это был Поти. Новобранцев распределили по учебным заведениям. У Гусева выявили прекрасный слух, музыкальность и направили в школу связи, в Кутаиси, где готовили гидроакустиков – специалистов, которые с помощью специального оборудования по шумам выявляли вражеские подводные лодки. На подготовку – восемь месяцев, но на войне был дорог каждый день – подготовили за шесть. И вот уже Гусев в Ейске, где формировался дивизион катеров – «больших охотников». Морские корабли такого типа могли догнать любую субмарину и уничтожить глубинными бомбами, а также вели огонь по морским, воздушным и береговым целям. Наш герой стал гидроакустиком на «Артиллеристе». Он вспоминает, с какой теплотой, заботой отнеслись к нему, мальчишке, уже бывалые моряки… 

В Новороссийске дивизион включили в отдельную бригаду сторожевых кораблей Черноморского флота. Огневое прикрытие тральщиков, искавших и уничтожавших морские мины, участие в противовоздушной обороне города – всё это было… Ветеран вспоминает, с каким волнением встречали и сопровождали возвращавшуюся в освобождённый Севастополь эскадру Черноморского флота: 

– Ты видишь: идут твои корабли. И чуть не слёзы на глазах. Сердце переполнено гордостью. 

Экспедиция особого назначения 

Война продолжалась, но её исход уже был ясен. Требовались кадры для послевоенного флота. Всеволода Гусева направили в Баку на курсы командиров катеров. Именно там, в мае 1945-го, ночную тишину в казарме взорвали крики: «Победа!!!» Затем были экспедиция особого назначения – приём и перегон кораблей бывшего германского флота, служба в должности помощника командира «малого охотника», назначение дивизионным акустиком… 

Гусев вышел в отставку в звании мичмана, прослужив в Севастополе до 1975 года. Там родились двое его сыновей. Тимур окончил мореходное училище, служит в Севастополе на вспомогательном флоте. А Всеволод Николаевич вернулся в Нижний Новгород. 

Трудно поверить, что этому человеку, крепкому, подтянутому, через несколько месяцев – 92. 

– Секреты, – улыбается Всеволод Николаевич, – просты: не курю, не переедаю, рядом любимая супруга Лидия Ивановна. А флотская выправка – это навсегда. Всему хорошему, что есть во мне, я обязан флоту. Ребятам, которым скоро служить, со всей ответственностью заявляю: идите на флот! 

Добавить сайт в мои источники