Николай Пугин: «ГАЗель NEXT» — мой любимый автомобиль»

Горьковский автозавод, ставший недавно центром всеобщего внимания после того, как именно там Владимир Путин объявил о своей готовности участвовать в выборах 2018 года, отмечает свое 85-летие.

Президент ПАО «ГАЗ» Николай Пугин в 2018 году отпразднует 60-летие своей трудовой деятельности на ГАЗе.

Он уверен: Горьковский автозавод сегодня стоит на пороге больших свершений.

Николай Андреевич, 60 лет стажа – это какая-то фантастическая цифра…

Не представляю своей жизни без завода. Помню, как я, студент Павловского индустриального техникума, впервые увидел «Волгу» ГАЗ-21. Она казалась машиной из другого мира, я не мог поверить, что такое автомобили выпускают всего в ста километрах от моего родного села. Я тогда дал себе слово – во что бы то ни стало устроиться работать на ГАЗ.

Но ведь тогда существовала система распределения выпускников техникумов и вузов.

Да. Наш техникум мог отправить на ГАЗ двух выпускников. Лучших. Поэтому я учился что было сил и вместе с моей однокурсницей Ирой Бородиной получил «путевку на ГАЗ». Первая запись в трудовой книжке – станочник. Не могу забыть свои первые впечатления от ГАЗа. Я стоял на пороге цеха и не мог поверить, что теперь смогу (не просто смогу, а должен!) приходить сюда каждый день. Он всегда был и останется флагманом автомобилестроения.

В советские годы завод часто работал в три смены. На ваш взгляд, в чем основная причина того, что продукция ГАЗа была настолько востребована?

Альтернативы не существовало. Был госплан — промышленность и сельское хозяйство развивались, требуя все новые и новые грузовики. Помните, как называли ГАЗ-51? Замена гужевого транспорта. Проще говоря, государству нужно было все колхозы пересадить с телег на 51-е «газики». Теперь представьте, сколько в стране было колхозов? Сколько требовалось грузовиков? И сделайте поправку на то, что эксплуатировались они в далеко не самых идеальных условиях, далеко не самыми профессиональными водителями… То есть периодически выходили из строя и требовали ремонта или замены.

Ну и качество сборки грузовиков в прошлые годы было не таким высоким, как сегодня.

И в этом нет вины работников завода. Если при максимальной мощности в 300 тысяч грузовиков в год завод был обязан выпустить минимум 300 тысяч, какое может быть высокое качество? А такой план страна требовала с ГАЗа каждый год – много лет подряд. И даже в таких условиях автозаводцы продолжали выпускать очень достойный продукт. Уже став министром автомобильной промышленности СССР, я получил возможность сравнивать уровень организации производства на ГАЗе и других предприятиях страны. На иных заводах любое освоение производства новой детали превращалось в аврал. А Горьковский автозавод уже тогда жил по принципу «все проблемы решаем самостоятельно, за помощью к государству – в самом крайнем случае». Наверное, именно такой подход во многом помог нам в эпоху перестройки и безвременья 90-х.

Николай Андреевич, на ваш взгляд, почему советские принципы экономики оказались несостоятельными?

Я бы не говорил так критично, многие успешные разработки экономической науки тех времен мы используем и сегодня. Но, например, одной из серьезных ошибок было стремление создавать заводы по принципу натурального хозяйства. Тот же ГАЗ практически все комплектующие для своих машин выпускал сам. Цикл производства – полнейший, от литья металла до финальной сборки. А это снижает качество. Нет конкуренции (понятно, что завод сам у себя купит все комплектующие) – нет стремления стать лучшим во что бы то ни было. Сегодня руководство завода оставляет за собой ключевые позиции, в которых «Группа ГАЗ» традиционно очень сильна, и закупает на стороне детали, являющие собой примеры лучшего сочетания цена-качество. И современные автомобили ГАЗа это только подтверждают.

Вы говорите о флагманской линейке «ГАЗелей NEXT»?

И о ней тоже. В первую очередь — о ней. Вообще, «ГАЗель NEXT» — это мой любимый современный автомобиль. Помню, как мы запускали производство «ГАЗели» в 1994 году – в то время о качестве и комфорте водителя тоже думали не в первую очередь. Рынок требовал: «Дайте небольшой недорогой грузовик, и как можно быстрее!» Рынок был готов закрыть глаза на неидеальность сборки… Сейчас все иначе. И современные модели проектируются после детального изучения мнения потребителей – именно такими, чтобы стать для потенциальных владельцев максимально удобными. Меня вдохновляют наши конструкторы. Вы знаете, что одно из самых молодежных подразделений «Группы ГАЗ» сегодня – это Объединенный инженерный центр, тот самый, где проектируются автомобили, которые выйдут на дороги через три-пять лет? Так вот, сейчас там работают настолько амбициозные, грамотные, талантливые ребята! Мы дали им в руки инструмент: лучшие программы, позволяющие проектировать автомобили на уровне западных стандартов. И они буквально взорвали мир российского промышленного дизайна и конструкторских разработок. Они – звезды как минимум российской величины (но я уверен, современное поколение ГАЗовских дизайнеров и конструкторов ждет мировое признание).

Николай Андреевич, 6 декабря на ГАЗе Владимир Путин объявил о том, что будет баллотироваться в президенты России. Вы давно его знаете, не раз встречались с ним лично. Скажите, вы предполагали, что он может сказать об этом именно на ГАЗе?

Скорее, мне хотелось, чтобы события развивались именно таким образом. Мне нравится Владимир Владимирович как человек – он талантливый, работоспособный, сильный, обладающий широчайшим кругозором. Он ориентирован на социальное развитие, очень хорошо понимает, что нужно людям. Если возникают сомнения – не стесняется с кем-то встретиться, обсудить вопрос. Да, тот факт, что о своем решении он сказал в Нижнем Новгороде – это его знак признательности и ГАЗу, и Нижегородской области, и, конечно, новому руководству региона. Хотя самую большую поддержку автопрому Владимир Владимирович оказал на рубеже 90-х и 2000-х годов.

Расскажите, пожалуйста, об этом поподробнее!

Помните, молодых руководителей страны тогда называли «младореформаторы»? Так вот, формируя экономическую концепцию развития страны, эти юные и горячие головы вычеркнули из нее автопром. Сказали: «Зачем? Машины можно из-за границы привозить!» Так же за пределами списка остались авиастроение, судостроение, станкостроение… Я говорил им: «Вы не боитесь социального взрыва? Один работник автопрома дает от 4 до 8 рабочих мест в смежных отраслях. Вы понимаете, какое количество безработных может появиться в стране и чем это грозит?» Ответа не было. А потом со стратегией развития начал разбираться Владимир Путин. В 2000 году он приехал на ГАЗ (тогда еще в статусе председателя правительства), прошел по цехам, пообщался с работниками завода, детально обсудил ситуацию с руководством… И стратегия развития была изменена. Машиностроение получило поддержку государства. Это очень важно. Высокотехнологичные отрасли промышленности, вкладывающие колоссальные средства в научно-техническое развитие, непременно должны получать господдержку. Кстати, такой же политики придерживается и нынешний руководитель Нижегородской области Глеб Никитин. Он хорошо знает проблемы промышленности, умеет стратегически мыслить – в этом большой плюс для Нижегородской области.

А сегодня в какой поддержке нуждается автопром?

Начнем с того, что автопром сегодня приносит стране большие налоговые выплаты. То есть мы не просим у страны денег – мы даем ей их. Но нам нужна поддержка. Во-первых, в образовании. Автомобиль – это самый сложный продукт из всех, что собираются на конвейере. То есть технологичность процессов должна быть на высочайшем уровне. А для этого нужны хорошо подготовленные кадры. Во многом ГАЗ взял решение этой проблемы на себя: студенты технического университета учатся у нас непосредственно на производстве. Хотелось бы в этом плане получить большую, чем сейчас, помощь от государства.

Николай Андреевич, вас пригласили стать членом консультационного совета федерального Минпрома. Вы могли бы поднять в нем этот вопрос? И в целом – чем занимается этот совет?

Знакомые уже шутят – совет аксакалов. В него входят руководители (бывшие и нынешние) крупнейших машиностроительных предприятий России. Надеюсь, он не станет неким «паркетным объединением»: по старой газовской привычке я привык всегда работать на результат. К примеру, нам необходима государственная поддержка в плане выхода на экспортные рынки. Уже есть государственные программы поддержки экспорта, которые дают ощутимый результат. Но предстоит еще много работы. Российский рынок пока не настолько велик, насколько нам хотелось бы. Необходимо активно осваивать рынки Азии, Восточной Европы, Африки.

Добавить сайт в мои источники