«Нижегородская правда» помогает жительнице Австрии найти родного отца

«Нижегородская правда» помогает жительнице Австрии найти родного отца
Фото из архива Элеоноре Дюпуи
Элеоноре Дюпуи

Наша газета стала участником удивительной истории. Вот уже больше 20 лет Элеоноре Дюпуи из Австрии ищет отца. Он был советским солдатом. Элеоноре написала сотни запросов, не раз приезжала в Россию – безрезультатно. Но вот на карте её поиска появился Нижний Новгород. И, похоже, нашей газете удалось Элеоноре помочь!

 

Вопрос без ответа

Тайну своего рождения Элеоноре узнала в девять лет. В книге «Я найду тебя, отец!» она вспоминает, что мать ей рассказала: «В начале лета 1945 года я, как всегда, была в саду. И тут у ограды появились два русских солдата. Они попили воды, взяли немного фруктов и ушли. На следующий день один из них опять пришёл и принёс хлеба. Хлеб был тогда страшный дефицит. Нужда была повсюду. Солдата звали Михаил, и он немного говорил по-немецки. Он предложил помочь в саду и всё время приносил продукты, сколько мог. Он был хорошим человеком. И так появилась ты…»

Но Михаил о рождении дочери не узнал. Через два месяца после знакомства он зашёл проститься, и больше Штефани из австрийского городка Санкт-Пёльтен о нём не слышала. На расспросы дочери смогла только ответить, что ему было лет тридцать, фамилия, как восприняла на слух, была что-то вроде «Громан, Громов» и он был из Твери (тогда Калинин).

В 1996 году, уже после смерти матери, Элеоноре случайно услышала по радио передачу о «детях освобождения». У них были похожие истории, и они искали отцов. Это перевернуло жизнь Элеоноре. Она стала писать запросы в разные инстанции в своей стране, но информации у неё было слишком мало, ей ничего не могли сообщить. Элеоноре поехала в Россию, рассказала свою историю в программе «Жди меня», но никто не откликнулся. Отправилась в Тверь, а затем в поисках отца объехала чуть не пол-России, но каждый раз, встречаясь с семьями фронтовиков с похожими фамилиями, выясняла: истории не совпадают.

Неожиданное письмо

«Хромов Михаил Сидорович возник в поле внимания Элеоноре совершенно случайно, когда на сайте «Память народа» она просматривала всех подходящего возраста Михаилов, рождённых в Калининской области и ушедших из этой местности на войну», – рассказала нам подруга Элеоноре Нина Вебер, которая и обратилась в «НП».

Российский государственный архив социально-политической истории предоставил Элеоноре документ, что Михаил Сидорович Хромов 1912 года рождения с февраля 1946 года и до конца жизни проживал в Советском районе города Горького.

Год назад наша газета опубликовала заметку, что Элеоноре Дюпуи ищет предполагаемых родственников в Нижнем Новгороде, но откликов не было.

Заметкой мы решили не ограничиваться и направили запросы в различные инстанции. Но в районном Совете ветеранов нам помочь не смогли, а на наши запросы в официальные органы пришли ответы, что по закону о персональных данных информацию посторонним не дают.

Тогда мы предложили Элеоноре написать запрос в региональное ГУ МВД за своей подписью и, получив его по электронной почте, направили в полицейский главк. Всё это время Элеоноре, как рассказывала её подруга Нина Вебер, не находила себе места.

Мы успокаивали: начальник 8-го отдела областного Управления уголовного розыска Павел Савинов, которому передан запрос, – настоящий профессионал своего дела. Несколько раз связывались с ним.

И вот – сообщение из Австрии: «Элеоноре потрясена: по электронной почте она получила письмо от внука Михаила Хромова!» 47-летний Сергей Хромов писал, что ему позвонили из полиции, и если его дед – тот, кого ищет Элеоноре, то он готов пообщаться.


Элеоноре Дюпуи выучила русский язык, чтобы быть ближе к отцу.


Ещё немного, ещё чуть-чуть

В конце прошлого года Элеоноре приезжала в Нижний Новгород. Но оказалось, что о деде, которого уже больше 40 лет нет в живых, Сергей знает не много. Был ли в июле 1945-го он в Санкт-Пёльтене, ему неизвестно. Для Элеоноре, восстановившей весь боевой путь старшего сержанта Хромова, кроме этого момента, сейчас это главный вопрос.

«Вторая воздушно-десантная дивизия, в которой воевал Хромов, окончила боевые действия в районе Брно, 29 мая 1945-го был приказ идти в Польшу. Михаил же, по его документам, прибыл в Польшу только в начале сентября. В чём причина задержки? Мама сказала Элеоноре, что её отец был ранен в ногу. Самый большой госпитальный городок был как раз в Австрии, в Санкт-Пёльтене. То есть Михаил Хромов мог лечиться в госпитале, тогда всё сходится», – поясняет Нина Вебер.

В России на федеральном уровне создана комиссия, которая помогает искать родственников «детям освобождения» из Австрии. Элеоноре обратилась туда, чтобы окончательно установить, находился ли Михаил Хромов в Санкт-Пётельне. Она надеется, что 9 Мая пройдёт по Москве с «Бессмертным полком» уже с портретом отца. Редакция «НП» тоже очень на это надеется!

Кстати, все интересные и важные тексты мы публикуем на «Дзене».
Подписывайтесь и читайте нас на Яндекс.Дзен.

Подпишитесь на нас

Похожие публикации