Носить погоны, давать присягу…

ВЫКСА

На календаре 23 февраля, и это значит, что сегодня самое время поздравлять представителей сильной половины человечества.

Это к вам мы бежим, когда ломается кран, не заводится автомобиль, перегорает лампочка. Это вы можете поднять непреподъёмное, успокоить стихию, оседлать жеребца, покорить Эверест. Это у вас мы учимся любить футбол, готовить шашлык, интересоваться политикой и бизнесом. Это с вами мы идём в разведку, не боимся трудностей, смело встречаем жизненные перемены. Это для вас мы покупаем новое платье, делаем причёску, готовим ужин.

Если начать описывать настоящего мужчину, то все слова – «сильный», «смелый», «надёжный» рано или поздно сойдутся на одном – защитник. Сегодня нашими героями стали представители разных поколений. Но все они похожи в одном: не понаслышке знают, что такое защищать дом, семью, Отечество. Это люди, которые не просто выполнили свой долг перед Отчизной, а сделали это с честью и достоинством. Знакомьтесь!

Кодекс чести майора Бутенко

Сергей Бутенко твёрдо знал, какую профессию выберет по окончании школы – родину защищать. Он сын военного, привык к жизни в гарнизонах. Отец Николай Александрович служил в авиации, вместе с

семьёй несколько раз переезжал на новое место жительства. Когда перевели под Волгоград, в гарнизон «Мариновка», на свет появился сын, которого нарекли Сергеем. Здесь и прошло детство будущего майора Военно-воздушных сил Бутенко. Он окончил 7 классов, когда отца перевели в Тирасполь. Затем новое назначение – в Центральную группу войск в Чехословакии, маленький городок Мимонь. Здесь и получил аттестат о среднем образовании. Круг общения – такие же, как и он, сыновья авиаторов. Вездесущие мальчишки устройство самолётов знали как свои пять пальцев.

А Николай Александрович, будучи бортовым техником, интерес сына к лётной профессии только «подогревал». Особенно впечатлило Сергея, когда он первый раз поднялся в воздух с отцом на штабном самолёте Ан-14. Высота небольшая, да и скорость тоже, зато землю видно как на ладони – дух захватывало. Позже было много разных полётов, но тот первый помнит до сих пор.

Родители не удивились, когда сын сказал, что будет поступать в Харьковское авиационное инженерное училище. Правда, Николай Александрович отговаривал Сергея от выбранного профиля «самолёт и силовые установки» и предлагал специальности, связанные с авиационным и радиооборудованием, считая их более перспективными. Но сын не уступил, так как с детства любил копаться в технике: разбирал, ремонтировал, усовершенствовал велосипеды, мотоциклы.

В училище освоился легко, да ещё повезло с другом – Слава Калинин был из параллельного класса. Они попали в один взвод, и даже их кровати в казарме стояли рядом. Отношения до сих пор поддерживают. А тогда, по окончании училища, их пути разошлись: Славу направили в морскую авиацию, Сергея – в Средне-азиатский военный округ, Чимкент. Отдельный разведполк стал первым мес-том его службы.

Жена, Елена Петровна, – дочь военного, поэтому тяготы жизни офицерской семьи ей были хорошо знакомы и не пугали. Она всегда поддерживала мужа, а ему было очень важно знать, что у него надёжный тыл.

Работа авиационного техника требовала большой концентрации сил: постоянные полёты, груз ответственности за борт, который подготовил к вылету.

Как-то Лена попросила мужа показать им с подругой самолёт. Когда увидела МиГ-25, воскликнула: «Какой же он большой! Как ты тут во всех этих приборах разбираешься?!» А он действительно за время службы изучил до винтика несколько типов самолётов: Су-17, Су-24, МиГ-25.

Не знала жена, провожая мужа на службу, что он периодически летает в Афганистан, доставляя гуманитарную помощь в Кабул. Он никогда об этом не говорил, считая, что супруге хватает волнений и забот с сыном и дочкой. Воспитание детей лежало на её плечах, так как служба офицера не ограничивается трудовым законодательством. Там свой кодекс чести.

Сегодня майор запаса ВВС Сергей Бутенко остаётся в строю – в военкомате занимается мобилизационной работой. Делать своё дело – для него это и означает защищать Отечество.

Татьяна Щукина. Фото их архива семьи Бутенко

Армейский эпизод рядового Зотова

«Программу боевой подготовки усвоил с оценкой «отлично». В коллективе пользуется уважением, справедливый и отзывчивый товарищ. В резко меняющихся условиях обстановки быстро принимает правильное решение. Исполнителен, уравновешен, дисциплинирован…» Такими словами охарактеризовали рядового Зотова командиры войсковой части 3270 Росгвардии.

От армии Георгий Зотов не «косил», за повесткой лично пришёл в военкомат. К тому времени уже окончил МИСиС, отыграл за хоккейную сборную, поэтому физически был готов к любым трудностям. Все товарищи служили в Морфлоте, а вот Георгий, сам того не ожидая, попал в войска национальной гвардии. Он тоже мечтал о морской романтике, но разочарования не было – уж очень смотрелась на парне полицейская форма. Глядя на своё отражение в зеркале, он как-то иначе начал воспринимать детские стихи о дяде Стёпе.

Курс молодого бойца прошёл в Калуге в части связистов, там же принял присягу. Позже отправился в Электросталь. 547-й учебный полк ордена Красной звезды стал для новобранца домом на ближайший год. Армейских «страшилок», которые любят рассказывать дембеля, не обнаружил. С дедовщиной и кислыми щами за всю службу так и не столкнулся. Кормили рядовых достойно: рагу из овощей, молоко, каша, курица, говядина постоянно присутствовали в рационе. Мама успокоилась, узнав от сына такую новость.

Поначалу жить по уставу оказалось непросто, но Зотов понимал, что находится в армии, а не в санатории. Привык быстро. Спустя пару недель на «автомате» выполнялись ранний подъём, физзарядка, наведение чистоты. Основными задачами солдата стало патрулирование улиц города. Внушительного бойца рос-том 196 см побаивались и уважали. Позже его перевели в элитный комендантский взвод, где он нёс службу по охране КПП.

Демобилизовался 23 ноября 2017 года. И хотя сейчас устроился на завод, не оставляет мысли о контрактной службе – в родной части вакантна должность командира отделения. «Поживём – увидим», – заключил Георгий.

На вопрос, каким должен быть настоящий защитник, Зотов чётко ответил: «Сильным, здоровым, готовым защитить себя, близких, Родину. Таких людей должно быть много».

Ольга Попова. Фото из личного архива Георгия Зотова

Как матрос Покумейко на «Кузе» ходил

Выксунец достойно отслужил на флагмане российского флота «Адмирал Кузнецов».

Алексей Покумейко родился в Северодвинске в семье военного моряка. С раннего детства слышал отцовские рассказы о Северном флоте и хотел пойти по его стопам. Особенно впечатляли ребёнка воспоминания папы о выходах в море на испытания морского вооружения. Примеряя флотскую бескозырку с лентами, он и сам мечтал отправиться в поход на корабле.

Так получилось, что на срочную службу Алексей призывался уже из местного военкомата: семья со временем перебралась в Выксу. На распределительном пункте в Дзержинске до последнего надеялся, что его заберут в ВМФ. Три дня ожидания себя оправдали: призывника определили на Балтийский флот. Немного расстроился: Балтийский, а не Северный. Но от судьбы не уйдёшь – после учебного отряда в Выборге всё же отправили служить в Мурманск. Душа ликовала! Новобранца ждал авианосец «Адмирал флота Советского Союза Кузнецов». Это потом он вместе с друзьями ласково назовёт крейсер «Кузя», а пока небольшой катер вёз матроса навстречу неизвестности. Издалека корабль казался небольшой точкой на горизонте,

но когда подошли ближе… Алексей был потрясён внушительными размерами: в высоту не меньше 11-этажного дома, в длину – три футбольных поля. Вместе с Алексеем на борт корабля поднялись и трое его знакомых, с которыми после распределения он так больше и не встретился – здесь служили 2 000 человек! Попал в авиационную боевую часть, где в обязанности вменили охрану складов с боеприпасами для самолётов и вертолётов.

Поначалу было тяжело, не хватало пространства, всё вокруг казалось тесным. Но через две недели привык к минимуму места и служебным обязанностям. Кормили на авианосце четыре раза в день. За год службы поправился на 20 кг.

Побывал на боевых учениях в открытом море. До сих пор живо в памяти чувство безмерной гордости за величие русской армии и флота. С тех пор Алексея не пугают никакие американские «замашки».

Заслужив увольнительную, погулял по Мурманску, посетил театр, посмотрел кино. Город запомнился тянущимися на многие километры сопками. В век электронных технологий научился писать письма. Домой отправлял не смс, а почтовый конверт с маркой.

Прощаться с «Кузей» оказалось непросто. Уже на «гражданке» частенько снились корабельные кубрики, экипаж и сослуживцы, с которыми Алексей до сих пор поддерживает дружеские отношения.

Ольга Симонова. Фото из личного архива Алексея Покумейко

Курсант Галаган – продолжатель династии

Кириллу Галагану 18 лет, он учится на первом курсе Краснодарского высшего военного авиационного училища лётчиков имени Героя Советского Союза Анатолия Серова.

– У меня в семье все военные, – объяснил курсант свой выбор. – Отец – лётчик, дед в ракетных войсках служил, прадед в Великую Отечественную воевал. Иного выбора я перед собой не видел.

Молодой выксунец, с которым приятно общаться благодаря его умению слушать и беседовать, открытой обаятельной улыбке и взгляду, рассказывал о первых месяцах учёбы. Самым сложным оказалось привыкнуть к резко изменившемуся укладу: не хватало привычной свободы, нужно было учиться беспрекословному подчинению командирским приказам, какими бы нелепыми они порой новобранцам ни казались, – это армия! Трудным было и прохождение сразу после школы курса молодого бойца, когда во время многокилометровых маршей летняя краснодарская жара «выжимала» из курсантов все силы. Сейчас уже легче, ребята привыкли ходить строем, да и приказы командиров выполняют «на автомате».

В суровых курсантских буднях проскальзывают и смешные эпизоды. Кирилл вспомнил, как в учебное время (выдалась свободная минутка) первокурсники решили перекусить в училищном кафе. И вдруг увидели входящих в помещение курсовых офицеров. Чтобы не попасться на глаза командирам, пришлось ребятам, невзирая на изумление продавщицы, моментально прыгнуть за прилавок, потом по полу переползти к кладовой, чтобы незамеченными выйти через чёрный ход.

Сейчас на первом курсе будущие лётчики изучают обычные для всех вузов предметы – математику, химию и другие, но в отличие от штатских студентов проходят общевойсковую подготовку и штудируют уставы. А вот со второго курса начнутся спецдисциплины: аэродинамика, тактика и занятия на тренажёрах, имитирующих полёты. Они точная

копия системы управления истребителя. А далее – обучение навыкам полётов. «Очень жду этого момента – оказаться в кабине самолёта!» – признался Кирилл.

Для курсантов это настоящий праздник, к которому они идут дорогой нелёгкой учёбы, тренировок. Кстати, попасть в Краснодарское лётное училище непросто. Когда в 2017 году Кирилл поступал сюда, на одно место претендовало пять человек, и с каждым годом конкурс растёт. Военная профессия, издавна уважаемая и почитаемая в России, сегодня становится всё более престижной.

– Что значит для меня быть защитником Родины? Быть верным военной присяге, готовым посвятить жизнь служению Отечеству, – высказал своё мнение будущий лётчик Кирилл Галаган. – А ещё обязательно любить Родину, своих родных и близких, уметь их защитить.

Лидия Козоедова. Фото Ольги Юрьевой

Николай Араев: «В авиацию приходят только те, у кого любовь к небу в крови»

В середине 1990-х на авиабазу в Саваслейке прибыла североамериканская делегация с военно-воздушными атташе стран НАТО. Гостей поразили технические возможности. Наша авиация уже использовала объективные системы контроля, позволяющие отследить в реальном времени полёт самолёта от взлёта до посадки и все действия пилота в кабине: данные выводились на монитор. Также делегация отметила высокий уровень подготовки лётчиков. (Он был особенно заметен в условиях сложной погоды: нижний край облаков на высоте всего 150 метров, видимость – только на 2,5.) Военно-воздушный атташе Германии на брифинге сказал о командующем авиацией Владимире Андрееве: «Я по роду деятельности знаком со всеми командующими авиацией стран НАТО, но равного вашему нет ни в Америке, ни в странах Североатлантического альянса». Летали, кстати, на МиГ-31, а этот истребитель – особая гордость Вооружённых сил. В общем, гости должны были уехать не с ощущением, что российская авиация выживает, а с пониманием, что наши воздушные границы под надёжной защитой. Хотя – 90-е, проблем хватало…

«Выходили из положения тем, что завели огороды, договорились с руководством близлежащих предприятий, поселений: помогали убирать урожай, и нам давали его часть. Но мы не потеряли интереса к авиации, выполняли поставленные задачи. И на нашей базе дважды в год проводились сборы всей истребительной авиации России – прилетали с Камчатки, Карпат, Новой земли, чтобы повысить квалификацию», – вспоминает Николай Араев.

Он в тот период возглавлял штаб 148-го центра боевого применения и переучивания личного состава в Саваслейке. За умелое руководство в тяжёлые для страны годы Николай Николаевич получил свой второй орден. А первый – за войсковые испытания МиГ-31.

«До сих пор в мире не создали подобного истребителя, который способен летать со скоростью более 3000 км/ч и на высоте более 20 км. Во время войсковых испытаний поднимались на 27,5 км вместе с Олегом Анисимовым, заслуженным военным лётчиком СССР, – рассказал Николай Николаевич. – А в первые годы в Саваслейке служил под началом ещё одного заслуженного лётчика, Жоржа

Павлушкина, чей сын руководит Саваслейским гарнизоном сейчас». Эти имена собеседник назвал, чтобы подчеркнуть – случайные люди в авиации не задерживаются, только те, для кого она истовая мечта, у кого любовь к небу в крови.

И династия лётчиков Араевых тоже продолжается. Самого Николая Николаевича выбрать авиацию в четвёртом классе подвиг полёт в космос Юрия Гагарина, а его сын Батыр узнал о профессии лётчика ещё раньше – всё своё детство провёл на аэродромах и в самолётах. В итоге Батыру Николаевичу не исполнилось и тридцати, когда он в качестве инструктора начал обучать других пилотов такому сложному делу, как дозаправка истребителя в воздухе.

Отец Николая Араева тоже был военным, но не лётчиком – ускоренным курсом в Великую Отечественную окончил пехотное училище и ушёл на фронт. В первом же бою был ранен в голову и ногу, взят в плен. Попытка побега вместе с товарищем удалась только с третьего раза: в 1944 году они обошли линию фронта по дуге и пробрались к советским войскам в Карпатах. До мая 1946 года служил в инженерном батальоне, а как вернулся – сослали в Красноярск, где и появился на свет Николай Николаевич.

Самолет-Саваслейка
А можно обратиться к самым корням, которые у лётчиков Араевых – калмыцкие. «Монголы, калмыки и буряты – три родственных племени, предки калмыков когда-то были в личной охране Чингисхана, и в нас есть его кровь. Русское подданство приняли во времена Василия Шуйского. Участвовали в изгнании турок из Крыма, в Полтавской битве вместе с Петром Первым…» – прозвучало в беседе с Николаем Николаевичем. Кстати, громогласное «ура!», возможно, произошло именно от калмыцкого «уралан!» – «вперёд!», которое неоднократно звучало во время сражения со шведами.

Вот такая история, в которой Родину защищать – это то, что в крови, это призвание, дело, которое не бросаешь даже в самые трудные годы и которым гордишься.

Ксения Абдулхакова. Фото автора и из архива Н.Н. Араева