Проснись и пой!

Проснись и пой!
Фото из архива Ольги Удаловой и театра "Комедiя"

Ольга Удалова – женщина-праздник. Когда она рядом, невозможно грустить. На её улыбку нельзя не ответить улыбкой. В её голубых глазах столько ласки и какого-то удивительного, почти юношеского задора! С первой встречи кажется, вы знакомы много лет, и даже пусть далёкие, но родственники.

Принц в лыжных штанах
Актриса театра «Комедiя», она сыграла там множество ролей: ярких, острых, запоминающихся. А юные зрители с радостью смотрели передачу для детей с её участием и почти двадцать лет ходили на новогодние сказки, придуманные ею «от и до». Девочка из Уреня, она с раннего детства грезила сценой и выступала перед сестрой в накидушке от подушки.

— Я очень любила радио. Круглая чёрная тарелка висела на стене, и я слушала его часами, — вспоминает Ольга Павловна. — Вся соседская малышня у нас собиралась. Я залезала на стол с витыми ножками, этажерку и оттуда дирижировала, почему-то представляя себя принцем в красном берете и лыжных штанах! И мечтала. А когда мама привезла семью в Горький, открыла для себя настоящий театр. Жили мы в Карповке, наша мама — полуграмотный человек, стала водить нас в оперный театр. Как сейчас помню, я в красном платье в белый горошек сижу на галёрке. Лето, жара, а на сцене идёт «Зимняя сказка». Это невозможно забыть. В итоге я пришла в театральную студию, с которой всё и началось.

Судьба на картине

— Насколько я знаю, она была при ТЮЗе, как раз в том здании, где сегодня располагается ваш театр.
— Именно! Вела её Лариса Шацкая. Я училась в 8-м классе, сестра в 10-м. В итоге из студии вышли актрисами я, сестра, Юра Свойский, который работал в филармонии ведущим, Аля Лебедева — настоящий урожай. Кстати, всю нашу семью тянуло к искусству. Мои братья играли на баянах, я тоже училась музыке. А третья наша сестра стала учительницей. Это заслуга мамы. Она постоянно водила нас в театры, в музеи. Как я любила краеведческий музей – он был великолепен! Особенно нравился отдел природы — олень, птицы… Очень любила художественный. Могла ли я подумать, что мой сын станет его директором. Он иногда меня спрашивает, какие картины тебе запомнились с детства? Конечно, Венера с веником, и небольшая картина, которая висела на лестнице и называлась «Галёрка». До сих пор помню разные выражения лиц тех зрителей с картины. Я всегда перед ней останавливалась. Совпадение? Или судьба…

— А почему учиться вы уехали в Казань?
— В Горьковском театральном училище я дошла до 3-го тура и провалилась, а в Казани поступила. Это были самые лучшие годы в моей жизни. Потом меня распределили в Челябинск, там вышла замуж, родился сын Андрей. Когда вернулась в Горький, работала суфлёром в ТЮЗе. Тогда Рива Левите репетировала «Дом под солнцем» Наталья Мещерская дала мне возможность показаться, и я сыграла в «Доме». Александр Пашков написал про меня добрую статью, а один из критиков разбил в пух и прах. Мне стало так стыдно, что я уехала вслед за мужем в город Серов, – это в Свердловской области.

«Главное – когда вокруг тебя друзья и единомышленники!»

Сыграю!

— Как же вы вернулись и попали в театр комедии?
— Просто приехала в гости и пошла смотреть дневной спектакль «Проснись и пой». После спектакля директор театра Леонид Шароградский пригласил меня в свой кабинет (он знал, что я – актриса) и спросил: «Оля, ты можешь вечером сыграть в этом спектакле? Заболела актриса, играющая роль Мари». Я ответила, что сыграю. До вечера я учила роль. И сыграла! И в тот же день меня зачислили в театр. Это был март 1972 года. С тех пор я в этом театре.

— Кто стал вашим любимым партнёром?
— Игорь Боков. Сколько мы с ним переиграли! В «Любовь и голуби» — Васю и Надю, тогда ещё фильма не было. А когда он вышел, нас позвали в «Октябрь» на просмотр, сравнивали и говорили, что мы ничуть не хуже. Боков играл моего Красавца в «Красавец мужчина», Володю в «Старшем сыне». Очень любила я спектакль «Портрет с посторонним». Это сейчас я играю бабушек и тётушек, а тогда мы играли влюблённые пары.

— Какая из ролей сегодня для вас самая любимая?
— В спектакле «Выходили бабки замуж». Мы его играем уже десять лет. За это время уже и состав актрис поменялся, но народ спектакль принимает. Наверное, потому, что каждый его понимает по-своему. «Голодранцы и аристократы» стали для меня необычным опытом. Да и «Прощальные гастроли». Я до сих пор до конца не поняла этот спектакль.

— Кстати, какие гастроли для вас стали самыми необычными?
— Самые первые, на Байконур. Пустыня, песок, туши дохлых коров, верблюды с облезлыми шеями. Мазанки, ни одного деревца и белая река Амударья с быстрой и горячей водой. Такого я больше никогда не видела. А ночью мы смотрели, как запускают ракету. Это выглядит как огромный взрыв. Саму ракету не видно, но вокруг неё горит огненный крест. Есть там и кладбище погибших космонавтов, о многих из них никто так и не узнал. Это очень сильные и тяжёлые эмоции. Я даже не смогла туда пойти…

Простор для творчества
— Наверное, потому что любую людскую боль вы воспринимаете как свою. Иначе бы вы столько лет не работали в профкоме. Сегодня на многих предприятиях уже и не знают, что это такое.
— Меня всё время выбирали в местком — то рядовым, то председателем. Когда-то была очень активная общественная жизнь. Мы все — семья. Бывало, что профком разрешал конфликты. Главное – все выяснить и поговорить. Но серьёзных разногласий у нас в театре никогда не было. Наверное, потому что беды старого здания на Маяковке нас сплотили. Потопы, холод, пожар — чего только не было! Мы в шифоновых кофточках играли на сцене, а зрители в зале сидели в шубах. Но мы выжили, сплотились, и сегодня в этом прекрасном здании на Грузинской нам не до конфликтов.

— Именно тут вы начали свой новогодний проект, который длится уже 19 лет!
— Да, в тот год мы с Мариной Вязьминой сделали наш первый новогодний спектакль, и потом каждый год придумывали новый. Ни разу не повторились! Каких только историй не случалось с нашим Дедом Морозом – Валерием Кондратьевым. В этом году впервые будем ставить новогодку не на нашей сцене, зрители увидят нашу сказку «Подарок Дедушке Морозу» в ДК Орджоникидзе. Так что у театра будет сразу три ёлки!

— Но ведь вы пишете не только сказки? Как возник ваш спектакль «Жестокая любовь» и почему для его показа вы выбрали такое необычное место, как художественный музей?
— Эта пьеса была написана для выездов. Мы её играли лет десять назад в санатории в Зелёном Городе. А в этом году я её доработала и решила поставить. Она об актёрах, о театре, о жизни. Водевиль. Мы показали его в фойе нашего театра, но все поют вживую, а там эхо. И сын предложил сыграть в музее. И все получилось – в сентябре была премьера.

— Часто дети актёров тоже идут в актёры, но ваши выбрали другие пути.
— Мои сыновья никогда не мечтали быть актёрами. С детства вкусив гастрольную жизнь, они не хотели для себя такой судьбы. Старший сын Андрей стал водителем электровозов смешанного типа, а Рома занимался музыкой. Сегодня он — кандидат исторических наук и директор того самого музея, картина в котором стала для меня пророческой. Чего только не бывает! А вот Ромина дочка, моя внучка Юлечка, ей два с небольшим, может стать актрисой. ОнА уже играет вовсю, и это удивительно. А может, так и должно быть?

Наша группа ВКонтакте: интересные новости, живое обсуждение, розыгрыши и призы. Подписывайтесь!
Подпишитесь на нас
Похожие публикации