Юрий Вяземский: «Как может быть единым экзамен для детей, ведь они такие разные»

Фото Первый канал

Известный российский телеведущий, автор программы «Умницы и умники», писатель и философ Юрий Вяземский посетил на днях Нижний Новгород. Здесь он принял участие в финале олимпиады «Нижегородские умницы и умники» и пообщался с выпускниками Центра одаренных детей. Мы попросили ведущего поделиться секретами воспитания детей и рассказать про будущее России.

Игра на вылет

— Юрий Павлович, как вы вообще находите талантливых детей для своей программы? Или они вас находят?

– Раньше, когда не было ЕГЭ, они меня в основном находили. Теперь я вместе с губернаторами отбираю их на региональных этапах. Причем смысл этих программ не в том, чтобы только мне помочь, а в том, чтобы на детей обратили внимание местные власти. Уже три года как им дают дополнительные баллы при поступлении в местные вузы. Россия – она, конечно, удивительно богата талантами. Об этом очень часто говорят, но не очень часто помогают.

Как составляются вопросы для программы?

– Вопросы – это очень просто, что хочу, то и спрашиваю.

Я эту программу создавал исключительно для себя, я не виноват, что к ней в общем присоседилось такое количество детей. Я абсолютный эгоист, я всё делаю, что мне нравится. Я развлекаю себя, поэтому темы придумываю я. Другое дело, что есть, естественно, у меня шеф-редактор, она же…

Жена?

– Иногда жена, да. Она шеф-редактор. Естественно, я выбираю где-то в три, четыре раза больше этих вопросов, она отбирает. Если вдруг она на какой-то отвечает, вопрос в ноль выбраковывается. Значит, слишком простой.

Как вы считаете, ваша игра помогает заинтересовать детей учиться?

– Она помогает тем, кто хочет выиграть или хочет появиться на телевидении. Раньше я был единственным социальным лифтом, а теперь этих лифтов настроили столько, что голова кружится иногда.

Как тогда заинтересовать детей в учебе?

– Это сложнейший вопрос, потому что интерес – он должен внутри самого человека родиться. Обычно родителям, которые этот вопрос задают, я говорю, что они должны подавать пример. Они спрашивают, как научить ребенка читать. Я говорю: «А вы сами читаете? Нет? А чего вы хотите тогда, мама?» Основные воспитатели ребенка, если они, конечно, есть, – это родители. Мой отец, замечательный учёный Павел Васильевич Симонов в своих книгах объяснял, что воспитание очень часто идет подсознательно.

Сейчас многие считают, что умственный уровень у молодого поколения ниже. Якобы оно ничем не интересуется, не хочет развиваться. Как вы оцениваете современную молодёжь?

– Она разная. Конечно, она немножко деформированная. Потому что русский человек, он же меры никогда не знает. Я еще Фурсенко спрашивал: зачем вы взяли это ЕГЭ? Я лет восемь с этим экзаменом боролся, зная, что он появился в Америке, где был придуман для слаборазвитых детей. Какое у меня может быть отношение к ЕГЭ, когда мне одно только «Е» уже не нравится – Единый. Как может быть единым экзамен для детей, ведь они такие разные!

Юрий Павлович в гостях Нижегородского областного информационного центра

Взяли на веру

— В одном из своих интервью вы говорили, что люди в первую очередь отличаются от животных наличием религии. А кто тогда, по-вашему, те люди, которые не верят? Животные, что ли?

– После этого на меня рассердились. Это очень сложная проблема, и она состоит в том, что всякий человек – он человек религиозный. Весь вопрос, в чём заключается его религия. Вот Познер в каждой почти программе говорит, что он атеист… Я – верующий человек, но я же в каждой программе не говорю, что я верующий. Я неоднократно сталкивался с верующими людьми, которые якобы были атеисты. Мне Титов, космонавт номер два и дублер Гагарина, космонавта номер один, рассказывал, что накануне полета Гагарина в космос их ночью привезли на Красную площадь, они спустились в мавзолей, поклонились Ленину, потом вышли оттуда, в машину, в Чкаловск, на Байконур и в вечность! Атеисты? Тогда любопытный атеизм получается.

Если вы верующий человек, вы храмы часто посещаете?

– В храм хожу редко. Молюсь каждый день, утром. Очень люблю молиться дома. Но в храм всё равно хожу, потому что у меня очень хороший духовник. Он выносит мои исповеди. Потому что до этого у меня были другие духовники, и оба от меня сбежали. Один сказал, чтобы я к нему больше не ходил. А другой просто исчез. Вот я начал исповедоваться, он убежал в алтарь и назад уже не появился. Ну, тяжелый фрукт, видимо, я.

Может, грехов много?

– Да какие в наше время грехи, если я 26 лет веду программу «Умницы и умники»! Представляете, сколько я добра делаю? А вот он и грех первый – гордыня.

Как оцениваете культурный уровень в России?

– Мне сложно отвечать на этот вопрос, у меня же свой подход к культуре. Я считаю, что культура – это всё, что связано с человеком. Различаю экономическую, политическую, духовную культуру, куда входят обязательно и наука, и искусство, и религия, как три пути различные познания. Если говорить про экономическую культуру, то она очень плохая. У нас работать не умеют, работают грязно, мы постоянно сорим и ведем себя, как свиньи. С этим надо бороться. Что касается политической культуры, то она у нас своя. Конечно, никакой демократии у нас пока нет. Она была в 90-е годы. Сами понимаете, это была та демократия, что и у моих викингов из книг – наехал, награбил, стрелку забил, отстегнул. Мы – страна монархическая. Президентская монархия.

Есть ли вообще смысл ждать демократии в России?

– Понимаете, поскольку я монархист и очень уважаю нынешнего монарха Путина… Я считаю, что он спас Россию. По моим расчетам, она должна была уже развалиться. Если бы не было его.

Я когда-то работал в проблемной лаборатории, мы там высчитывали болевые точки Советского Союза. Потом наступила перестройка, 91-й год. И я увидел, что развалы происходили именно по тем точкам, которые мы предсказали. После этого, в правление Ельцина, я стал рассчитывать, когда произойдет дальнейший развал, но тут неожиданно наступил 2000 год и появился этот очень странный человек, которого никто не понял. Особенно Америка.

А сейчас будущее России можете предсказать?

– Я перестал предсказывать. Знаю только, что это страна совершенно бессмертная. Вначале рухнет Америка, потом мы. Потому что еще Некрасов написал «терпеньем удивительный народ». Мы чудовищно терпеливы, готовы выносить то, что другой народ никогда не вынесет. Мы за счет этого терпения выиграли страшную войну. И мы очень не любим, когда к нам кто-то суется.

Анастасия КАЗАКОВА, «Новое дело»