Ирина Прохорова: «Мы не знаем, как назвать время, в котором живем»