«Особенную заботу проявить о детях»: приехавшим в Горьковскую область с оккупированных территорий помогали чем могли

Газета "Нижегородская правда"
«Особенную заботу проявить о детях»: приехавшим в Горьковскую область с оккупированных территорий помогали чем могли
Эвакуированным помогали искать родственников

Уже через пять дней после начала войны, 27 июня 1941 года, вышло постановление ЦК ВКП (б) и Совнаркома СССР «О порядке вывоза и размещения людских контингентов». Эшелоны с эвакуированными пошли в Горьковскую область из Белоруссии, Украины, Прибалтики, Карело-Финской ССР, Москвы, Ленинграда. Голодные, часто без каких-либо вещей десятки тысяч людей ехали в неизвестность. А на местах уже поставили задачу: обеспечить жильём, продовольствием, одеждой, всем трудоспособным дать работу.

В срочном порядке

В Горьком создали эвакуационный пункт. Приём эвакуированных на железнодорожных вокзалах и причалах, отправка к местам расселения – все вопросы решались через него. И к слову, 3 апреля 1942 года газета «Горьковская коммуна» опубликовала письмо специалистов, студентов и других эвакуированных: «На своём пути из Ленинграда мы побывали не в одном эвакопункте и можем смело утверждать, что руководители Горьковского эвакопункта своей работой и отношением к нам, эвакуированным, являются примером для всех других, призванных к этому ответственному делу. Все вопросы и нужды эвакуированных здесь разрешаются с исключительной быстротой и чёткостью». Под письмом более 380 подписей.

Конечно, не всё было гладко. В частности, в Центральном архиве Нижегородской области есть документы, в которых говорится, что списки эвакуированных составлялись недостаточно быстро, что сильно затрудняло учёт, трудоустройство. У многих эвакуированных имелись инфекционные и другие заболевания, сразу требовалась госпитализация. Больницы оказались перегруженными.

Началась так называемая несанкционированная эвакуация, когда местные власти без согласования сверху направляли в Горьковскую область поезда с людьми. Так, например, из Гомеля неожиданно прибыл эшелон с преподавателями и студентами медицинского и педагогического институтов, строительного техникума, с оборудованием. В эвакопункте схватились за голову: где размещать?! Людей спешно стали распределять по районам области. А из Карело-Финской ССР эвакуировали осуждённых из местных тюрем. Они прибыли в Горький без начальников эшелонов, без охраны и продовольствия. Руководству эвакопункта срочно пришлось принимать меры, чтобы нежданные гости с судимостями не разбежались по городу.

 

Заветный адрес

Эвакуированным помогали искать родственников. В январе 1942 года «Горьковская коммуна» сообщала: 1038 человек получили адреса родных, проживающих в Горьковской области. Запросы шли по всей стране. Так, например, в Горьковский институт охраны материнства и младенчества пришла со своей бедой учительница из Витебска Ефросинья Жигач. В июне 1941‑го она отправила к сестре Марии в приграничное село своих дочек – 13‑летнюю Регину и трёхлетнюю Лену. А через несколько дней началась война. Пробраться в то село мать уже не смогла. Она просто с ума сходила от беспокойства за дочерей. Ефросинья Фёдоровна смогла припомнить, что у мужа сестры где-то в Сталинградской области живут мать и брат-бухгалтер. Ни имён, ни названий населённых пунктов она не знала. Из Горького полетели запросы. И даже при таком минимуме сведений удалось выяснить: Мария с Региной и Леной добрались до родственников мужа, находятся у них. Радости матери не было предела. И таких историй множество.

 

Для маленьких ленинградцев

В феврале 1942 года «Горьковская коммуна» сообщала, что «тысячи эвакуированных работают на заводах и фабриках, в совхозах и колхозах области. Многие из них показывают образцы стахановского труда». Среди районов, где с особым вниманием отнеслись к трудоустройству приехавших, названы Варнавинский, Лукояновский. «Больше заботы об эвакуированном населении!» – призывал через газету обком партии. То, например, что заведующий Перевозским райтопом Зиновьев выдавал эвакуированным ордера на получение топлива со склада за 45 километров, назвали настоящим издевательством…

По данным Центрального архива Нижегородской области, в июле-августе 1942 года в Горьковскую область доставили почти 5,3 тысячи детей из Ленинграда и Ленинградской области. В 27 районах для них организовали 42 детских дома. Руководство области выделило дополнительные средства на организацию усиленного питания. Три колхоза Сергачского района обратились с призывом ко всем колхозникам и колхозницам области взять шефство над детдомами. Колхозы направляли маленьким ленинградцам молоко, мясо, овощи, дрова, тёплые вещи, бельё, одеяла, выделяли лошадей, овец, свиней, участки пахотной земли. Областные власти призывали принимать ребят в семьи.

Дети прожили у нас до конца войны. 11 июня 1945 года по решению правительства страны 1018 воспитанников ленинградских детдомов отправили на родину. За особую заботу о юных ленинградцах 127 горьковчан, в том числе руководителей колхозов, детдомов, наградили орденами и медалями.

Для тех, кто пережил эвакуацию, начиналась новая послевоенная жизнь…

Подписывайтесь на наш Telegram-канал «Нижегородская правда online», и новости сами придут к вам.
Самое популярное
Новости партнеров

Следующая запись

Больше нет записей для загрузки

Нет записей для подгрузки