Врачебная тайна: как изменилось отношение нижегородских медиков к коронавирусу

Газета "Новое дело"
Врачебная тайна: как изменилось отношение нижегородских медиков к коронавирусу
Фото: Кирилл Мартынов

Когда началась пандемия, нижегородскую инфекционную больницу №2 первой переделали под коронавирусный стационар. Именно здесь начали принимать первых больных с подозрением на коронавирус. По словам заместителя главного врача больницы №2 Веры Васенькиной, они тогда чувствовали не столько страх, сколько ответственность.

Сегодня в мире бушует вторая волна коронавируса. Как изменилось отношение к нему врачей? Каково это – изо дня в день находиться на передовой? И боятся ли сами медики «красной зоны»? Мы попытались это выяснить, побывав во 2-й инфекционной и побеседовав с самой Верой Васенькиной.

 

Вера Петровна, в белом халате, с длинными волосами, связанными в низкий хвост, встретила нас на выходе из кабинета. Как позже оказалось, чужого – консультировала коллегу.

Но не успели мы войти в её собственный, как сразу же за нами поспешно вбежал молодой темноволосый медик в синем халате.

– Какие антибиотики теперь давать? – в каждой руке он держал по разной упаковке…

В итоге, чтобы провести интервью, нам пришлось закрыть дверь кабинета на ключ, поскольку каждые пять минут в него кто-то заходил, о чём-то сообщал, что-то спрашивал… В такой суматохе во 2-й инфекционной сейчас проходит каждый день.

 

Детская мечта

Стать врачом Вера Петровна хотела с самого детства. Она постоянно играла в доктора, лечила игрушки.

– У родителей сохранились фотографии, где я так играю, – улыбается она. – Я слушала кукол, лечила их. Мне, кстати, всегда хотелось именно лечить, то есть помогать людям выздоравливать.

Возможно, свою роль в этом сыграло то, что мама у неё – тоже врач. Но в любом случае желание стать медиком осталось с Верой Петровной до самого окончания школы, и в итоге она поступила в медицинский.

– Когда я сказала родителям, что буду поступать в медицинский институт, они меня поддержали, – рассказывает наша собеседница. – Никто не отговаривал, не пугал тем, что это малооплачиваемая профессия, все были только «за».

А вот специальность, уже во время поступления в интернатуру, она выбрала практически случайно. Юная Вера точно знала, что не хочет быть, например, гинекологом и терапевтом. В итоге методом исключения остановила свой выбор на инфекционисте.

– Иногда мне кажется, что судьба привела меня в эту специальность. Когда я только поступила, не скажу, что обладала большими знаниями о том, что такое инфекция. Знание этих болезней, этой специальности пришло со временем, в период интернатуры и дальнейшей работы. Но, как оказалось, это очень интересная специальность, очень популярная сейчас, – смеётся Вера Петровна. – На самом деле многие врачи отправляют больных, которым трудно поставить диагноз, к нам: «Иди, инфекционист точно знает, чем ты болеешь».

О выбранной специальности Вера Петровна никогда не жалела. А уж сейчас, когда она стала одной из самых важных, – тем более.

Леченья свет

Работа в «красной зоне» врачей не пугает. По словам многих из них, там даже безопаснее, чем, например, в том же магазине. Другое дело, что приходится быть максимально собранным, чтобы соблюсти все меры безопасности.

– Потому что когда вы туда входите, концентрация вируса огромная. И доктор, и весь медицинский персонал, конечно, подвергаются этому воздействию, – признаёт Вера Петровна.

К тому же медики здесь, в силу профиля больницы, привыкли работать с инфекцией, а потому, по их словам, вооружены против неё.

– А в больницах общего профиля они, конечно, не прибегают к таким усиленным мерам защиты, и к ним может прийти пациент, который не имеет симптомов, но является разносчиком.

Конечно, для врачей это более опасно, – рассказывает заместитель главврача.

Сейчас, во время второй волны, больные, по словам Веры Петровны, поступают в гораздо более тяжёлом состоянии, и болезнь у них протекает сложнее, да и самих заболевших стало значительно больше.

Причём если весной в тяжёлом состоянии сюда чаще поступали пациенты в возрасте где-то до 35 лет, то сейчас большинство – старше 50.

– С приходом второй волны в нашей больнице стало немного тяжелее, – признаётся Вера Петровна. – Больных приходит очень много, каждый день очень интенсивная выписка, и на это количество выписанных пациентов приходят новые. Работа очень интенсивная.

Иногда приходится трудиться и вовсе без выходных. Но самым сложным для Веры Петровны оказалось не это.

– С началом пандемии появилось очень много информации, новых схем лечения, документации, – объясняет она. – Мы постоянно держим руку на пульсе, всё изучаем. Всё новое стало сложным, потому что под него надо подстроиться, включить в работу. Рабочий день увеличился на несколько часов, но на это уже не обращаешь внимания.

Друзья, родственники и просто знакомые теперь звонят постоянно. Спрашивают, что делать, если заболели, чем лучше лечиться, как себя вести.

– Такое впечатление, что у меня знакомых становится всё больше и больше, – смеётся она.

А вот семья, по словам Веры Петровны, переживает за неё сейчас гораздо меньше, чем в начале года, когда пандемия только набирала обороты.

– Они уже привыкли к моему новому темпу работы, стали спокойнее относиться, – рассказывает медик.

…О том, когда уйдёт вирус, Вера Петровна, по её признанию, уже и не думает. Просто делает свою работу и готова помогать всем больным столько, сколько нужно.

Подписывайтесь на наш Telegram-канал «Нижегородская правда online», и новости сами придут к вам.
Подпишитесь на нас
Самое популярное
Новости партнеров