Газета "Новое дело"

Тыльная сторона войны: ради победы нижегородские железнодорожники шли в пекло

Тыльная сторона войны: ради победы нижегородские железнодорожники шли в пекло
Реактивная установка М-8 на бронепоезде Козьма Минин

Мы продолжаем серию публикаций, посвящённых трудовому подвигу нижегородцев, в которых рассказываем о предприятиях, где ковалась победа в годы войны.

…Горьковская железная дорога стала нитью, которая надежно связала фронт и тыл. В одну сторону шли эшелоны с военной техникой и боеприпасами, в другую – санитарные поезда с ранеными и эвакуированными. Нечеловеческими усилиями, под градом вражеских бомбежек железнодорожники поддерживали движение вперед – к Победе.

 

В огне не горят

До 1943 года железнодорожников массово призывали на фронт. Поэтому на дороге катастрофически не хватало людей – кочегаров, связистов, ремонтников, путейцев. На смену мужчинам пришли пенсионеры, подростки и женщины, на работу мобилизовали 800 комсомолок. Уже к ноябрю 1941 года больше трети сотрудников были женщины. 74 девушки стали паровозными машинистами. Женские фронтовые бригады выполняли нормы на 300-350%.

Люди сутками не покидали рабочих мест. Многие становились «многостаночниками» – освоили новые для себя профессии. А прежние мирные ремонтные работы превратились в настоящий трудовой подвиг.

В паровозе, прибывшем экстренным маршрутом в паровозное депо Сергача, провалились колосники. В мирное время на ремонт уходило не менее суток – топка должна была остыть. Иван Сигачев, обмотанный в несколько слоев стеганками и в нескольких парах рукавиц, влез в горячую топку по доске, отгреб уголь в сторону и поставил тяжелые раскаленные колосники на место. Он справился за 40 минут. Этому случаю знаменитый советский поэт Самуил Маршак посвятил свою «Балладу о рабочем Сигачеве».

Потом этот подвиг повторили и другие. Дежурный депо Горький-Сортировочный Стоянов влез в топку, чтобы заделать лопнувшую связь. Одежда на нем дымилась и тлела, руки покрылись волдырями, но он устранил неполадку за 15 минут.

Для победы железнодорожники отдавали не только силы, но и свои сбережения. В 1943 г. горьковские путейцы собрали 337 302 рубля для строительства самолета «Путеец Горьковской дороги» и 75 800 рублей на постройку танковых колонн. Всего горьковские железнодорожники собрали 2 млн 170 тыс. рублей. На них строились самолеты, танки и артиллерия. В свободное от работы время люди шили телогрейки и теплое белье, валяли валенки. Всего на фронт было отправлено более 50 тысяч теплых вещей. В 1943 году труженики Горьковской и Казанской дороги отправили в Ленинград эшелоны с продуктами.

Многие железнодорожники ушли на фронт добровольцами и не вернулись с вой­ны. Те, кому повезло выжить, положили все силы на восстановление страны. Среди ветеранов Горьковской железной дороги – 3121 участник Великой Оте­чественной войны и 19 330 тружеников тыла.

Наш бронепоезд

Осенью 1941 года железнодорожники из Мурома наблюдали, как бронепоезд защищал от атаки вражеской авиации станцию под Москвой. Родилась идея построить «крепости на колеса» на Горьковской железной дороге.

У железнодорожников не было ни опыта подобного строительства, ни чертежей, тогда Горьковский обком ВКП(б) привлек им в подмогу военных – рембазу, эвакуированную из Брянска. Те передали чертежи первого бронепоезда «За Сталина» и сами выехали на помощь. Один бронепоезд строился в Муроме, другой – в Горьком. Причём на собственные средства железнодорожников и в свободное от работы время. 8 февраля 1942 был готов «Илья Муромец», а 21 февраля – горьковский «Козьма Минин». Они вошли в 31-й особый Горьковский дивизион бронепоездов.

Бронепоезда были вооружены «катюшами». Локомотивами выбрали паровозы серии О (основной) еще дореволюционной постройки.

Они были менее мощными, чем новые, зато ниже. Приземистый паровоз был не так заметен с воздуха, и его было труднее накрыть артиллерийским огнем. Команды сформировали в основном из добровольцев-железнодорожников.Эти два бронепоезда горьковские железнодорожники обслуживали до конца войны.

«Илья Муромец» участвовал в единственном за всю войну боевом лобовом столкновении в 1944 году. Разгромленный немецкий бронепоезд носил имя «Адольф Гитлер». «Козьма Минин» и «Илья Муромец» прошли боевой путь – от Волги до Одера. За боевые заслуги 31-й дивизион бронепоездов награждён орденом Александра Невского.

Всего Горьковская железная дорога построила и отправила на фронт 12 бронепоездов, а также десятки вагонов, оборудованных зенитно-пушечными установками, военно-санитарные и ремонтно-восстановительные поезда, поезда-бани, вагоны-пекарни.

По невозможному пути

С началом войны началась невиданная по масштабам эвакуация населения и предприятий из районов, которым угрожала оккупация. В то же время вся промышленность была переведена на военные рельсы. Продукция горьковских заводов немедленно должна была отправляться на фронт. На железнодорожных узлах скопилось огромное количество эшелонов. Продвижение составов осложняли налеты вражеской авиации.

Осенью 1941 года враг подошел к Москве и перерезал почти все линии железных дорог, которые связывали Москву с тылом.

Работоспособными остались только четыре: на Ярославль, Рязань, Казань и Горький. Город Горький стал важнейшим перевалочным пунктом. Но железнодорожного моста через Оку в то время еще не было. На Канавинском мосту (тогда он назывался Окским) были проложены только трамвайные рельсы.

Инженер горьковского «Желдорпроекта» Николай Адрианов (кстати, дядя известного нижегородского поэта Юрия Адрианова) предложил смелое решение: пропускать железнодорожные составы через городской мост по трамвайным путям.

– Первый специально сформированный поезд из четырех платформ с танками и артиллерийскими орудиями прошел по трамвайным рельсам только с третьей попытки. И вел его, кстати, не паровоз, а маневровый электровоз вагоноремонтного завода. Иначе и не могло быть из-за особенностей паровозных ходовых частей, – рассказал нам профессор ННГАСУ, почетный гражданин Нижнего Новгорода Юрий Коссой. – Как принято у мостостроителей, во время прохода пробного поезда железнодорожники, мостовики и трамвайщики вместе стояли под первым пролетом на берегу Оки. За ходом испытаний наблюдал член Государственного Комитета Обороны, маршал Советского Союза Климент Ворошилов. Все получилось! А все работники, которые непосредственно участвовали в этой операции, были впоследствии награждены медалями «За оборону Москвы».

С тех пор военная техника, которую делали в Горьком, двинулась по железной дороге в обход Московского узла. Это позволяло ей оказываться на фронте на неделю раньше.

Из нашего города в годы войны ушли почти 20 миллионов вагонов – их хватило бы, чтобы 4 раза опоясать земной шар.

В 1942 году Наркомат путей сообщения начал создавать специальные паровозные колонны для работы вдали от депо и ремонтных мастерских. Состав из 15-20 паровозов отправлялся на участки, где скапливались неотправленные эшелоны с войсками.

– Часто под огнем врага наши машинисты доставляют к линии фронта все необходимое для Красной Армии. Нередки случаи, когда впереди поезда гитлеровцы бросают бомбы и разрушают путь. В таких случаях паровозные бригады, все участники колонны быстро восстанавливают путь, и поезд продолжает двигаться дальше, – вспоминал один из участников паровозной колонны Евгений Вятчанин.

Подписывайтесь на наш Telegram-канал «Официальный источник», и новости сами придут к вам.
Подпишитесь на нас
Новости партнеров
Похожие публикации