Алиса Савицкая: «Мы постепенно отказываемся от понятия «целевая аудитория»

Алиса Савицкая: «Мы постепенно отказываемся от понятия «целевая аудитория»
Фото Кирилла Мартынова

Горький Модернизм – выставка в Арсенале, на которую хочется привести своих родителей. Невзирая на то, что Арсенал — это «про современное искусство», а родители – приверженцы классики.

Она возвращает нас к городу Горькому 60-х годов. Точнее, и возвращать не надо: Горький 60-х по-прежнему – наша реальность. Более того – эта выставка была создана при поддержке одного из сообществ в Фейсбуке. Участники группы «Город Горький: его уже нет» делились с кураторами своими размышлениями и материалами.

О том, почему в Арсенале появилась не совсем логичная для него выставка, мы говорим с Алисой Савицкой, начальником отдела выставок ГЦСИ «Арсенал».

 

— Идею этого проекта нам предложил нижегородский художник Александр Лавров. С недавних пор он стал интересоваться живописью Нижегородского союза художников, что само по себе экзотично, — говорит Алиса Савицкая.

— Почему? Что экзотичного в соцреализме?

— Потому что Александр Лавров – это «про современное искусство». И было принято считать, что официальная советская живопись и современное искусство – два совершенно разных поля: хорошо, если они просто не состоят ни в каких отношениях, но чаще оказываются в ситуации визуального или смыслового конфликта.

— …и что в Арсенале никогда не может появиться «официоз»?

— Бытовало такое мнение. Понимаете, у каждого музея есть свой профиль работы. Ведь искусство, как и, например, музыка – это огромное поле. Мы же не сравниваем академические оперы и музыку с Alfa Future People! Хотя и там, и там есть и прекрасные произведения, и очевидно «проходные» вещи.

— В общем, исторически сложилось, что вы «отвечаете» за современность.

— Да. Есть Нижегородский государственный художественный музей, рассказывающий нам историю искусства во всех ее ипостасях. Есть Нижегородский государственный выставочный комплекс, специализирующийся, в том числе, на локальной станковой живописи. Есть Арсенал, отвечающий за современное искусство и широкие контексты современной культуры. Когда современный художник, экспериментирующий в разных жанрах и техниках, вдруг предлагает именно Арсеналу обратиться к советской живописи 60-х годов (это Любимов, Шихов, Холуёвы), это очень интересно. Нашим партнером по выставке «Горький. Модернизм» стал Нижегородский государственный художественный музей.  Вместе мы сформировали проектную команду: я представляю в ней Арсенал, а куратор Наталья Соколова – музей. Но просто показать живопись…

— Это не вы.

— Это не мы. Да и смысл межмузейного партнерства – в обмене знаниями, опытом. Мы стали размышлять, что может добавить Арсенал к живописной истории и обратились к идее осмысления города через архитектуру 60-х.

Фото Владислава Ефимова

— Да какая там архитектура! Это же царство хрущевок!

— Мы тоже долго не могли понять, как нащупать в типовой застройке города его уникальное лицо. Так вот, именно местная, горьковская живопись стала не то, чтобы ключом к архитектуре, но мостом к ней. Все-таки мы работаем с «картинкой». И эта «изобразительность» стала для нас хорошим кодом для отбора материалов. К работе подключилась ассистент Олеся Филатова: одна за несколько месяцев сделала Архиву специальной документации Нижегородской области годовую статистику посещений, а также отсмотрела архив горьковских газет 60-х годов.

— Вот теперь я начинаю понимать, какой объем работ стоит за тем материалом, что есть на выставке.

— Огромный. Но мы не брали на выставку большое количество однотипных чертежей и генеральных планов. Мы искали яркие визуальные образы. На выставке есть односложные сюжеты: например, картина Олега Бордея «Мост строится» дополнена архивной фотографией строительства Молитовского моста. Но есть и более сложные смысловые переплетения. В процессе работы над выставкой Александр Лавров тревожился: «Осторожнее с архитектурой! А то повесите чертежи в три ряда, и зрители будут проходить мимо». Позиция Натальи Соколовой была иной: «Давайте не будем дублировать в Арсенале приемы работы художественного музея, ведь показать в «чистом виде» живопись 60-х годов мы можем и у себя!»

— А на выставке еще и показывают кино.

— Да, фильм легендарного горьковского режиссера Юрия Беспалова «Посмотри на город». Вроде бы не уникальный продукт, его можно посмотреть на сайте ГТРК «Нижний Новгород». Я смотрела его много раз, но увидев на большом экране, испытала настоящее потрясение. Села и отсмотрела весь фильм от начала до конца. Пленочная киносъемка, потрясающий язык кино как искусства, который Беспалов одним из первых принес в документалистику – на большом экране это производит ошеломляющий эффект. Ну и, конечно, пространство мы постарались атмосферно оформить: поставили складные деревянные стулья, на входе в кинозал повесили большую вывеску «Кино».

Фото Владислава Ефимова

— У вас ведь какая-то история связана с этой вывеской!

— Да, архитектор Миша Маслов спас ее во время демонтажа с ДК им. Ленина. То есть это не искусственно созданная надпись, она – «та самая». Когда мы разрабатывали тему 60-х, все время думали про советский леттеринг: дизайн вывесок и текста. Мы знаем несколько мест в городе, где эти вывески сохранились. «Как бы их снять?» – вздыхал то один, то другой участник нашей проектной группы. Ну, хорошо, снимем, но что с ними делать? Вывеска, снятая со здания, теряет свою функцию и нуждается в художественном переосмыслении. Например, художница Таус Махачева сделала большую инсталляцию из советских вывесок, собранных в Махачкале – лабиринт, в котором можно передвигаться. Но мы-то как можем их обыграть? И вдруг появилась вывеска «Кино», которая нам действительно было очень нужна для маркировки кинозала! Это очень важный момент: вывеска не превратилась в артефакт советской эпохи, она работает!

— Алиса, получается, что вывеска «Кино» это единственное, что сейчас работает из всего ДК им. Ленина!

— Это важно. Не делать бессмысленных жестов «потому что прикольно». Осмыслять и ответственно подходить к материалу.

— А как появилась идея обраться к группе в Фейсбуке?

— Это очень хорошая группа, которую я всем и всячески рекламирую: «Город Горький: его уже нет». Я интересуюсь советской историей города, и мне нравится четкая стратегия этого сообщества: в нем не обсуждается Нижний Новгород дореволюционный или нынешний, только город Горький. Я предложила участникам группы стать нашими официальными партнерами, мы указали группу во всех пресс-релизах и информационных материалах к выставке. Участники сообщества стали сами подбирать под выставку материалы! А еще группа оказалась хорошим подспорьем для живого, настоящего исследования.

— Как это?

— Даже в архивах бывают ошибки. В датировках, в подписях к фотографиям –неточностей, к сожалению, много.

— Ничего себе! Я была уверена, что архив – это как законы физики, там все точно.

— В том, что касается документов, факты точные. С фотографиями все несколько сложнее. Так вот, активные участники ФБ-сообщества пришли на открытие, сфотографировали картинки и подписи к ним, тут же выложили их в группу, обсудили, сверили… Нашлись очевидцы, которые узнавали места и ракурсы съемки. И стали присылать нам уточнения: это другая улица, это не тот год… Благодаря работе группы «Город Горький: его уже нет» мы поменяли на выставке около десятка подписей. Я думаю, Фейсбук-сообщество – хороший пример того, как можно работать со своим личным архивом и кому он может быть интересен. Ведь наверняка у многих сохранились семейные фотоальбомы, выцветшие фотографии – и кажется, кому они сегодня нужны? А, оказывается, есть 10 тысяч человек в Фейсбуке, которым ваши снимки действительно интересны!

— Я  сейчас подумала: классический музей – это же такая… закрытая вещь. Человек пришел, посмотрел на картины, ушел. Он не может принести в музей что-то свое, только лишь воспринять то, что предлагает музей. А у вас получается «обмен энергиями» с посетителями.

— Не могу сказать, что у нас идеально это получается, но мы стремимся к тому, чтобы наши зрители – те, кто хотят – имели возможность активно участвовать в нашем развитии. Хороший опыт был в инстаграме: мы уже дважды отдавали пароль от своего инстаграма стороннему человеку, который вел его вместо нас. Сначала это был Дима Четыре, известный своими авторскими прогулками по городу: в течение недели он общался с сотрудниками Арсенала, выкладывал фотографии и трансляции, в том числе, посвященные выставке «Горький. Модернизм». Потом наш инстаграм вел фотограф Андрей Орехов, он специализируется на архитектурной съемке. У него получился совершенно другой взгляд на Арсенал. Если для Димы Арсенал это команда людей, то для Андрея Орехова – это пространство, архитектура, необычные места, в которые зрители не могут попасть.

Фото Владислава Ефимова

— Алиса, выставка «Горький Модернизм» она все-таки немного отличается от тех, что мы привыкли видеть в Арсенале. А зрители ее – это кто? Состав посетителей тот же? Или другой?

— Мне пока сложно ответить на этот вопрос: выставка открылась в июне, но до середины июля был Чемпионат мира по футболу – время совершенно нерепрезентативное с точки зрения замера аудитории. Да и в целом, зрители выставок летом – это а) туристы и б) люди, которые по какой-то причине не уехали туристами в другой город или страны и проводят свободное время в Нижнем Новгороде. Думаю, что показательными станут сентябрь и октябрь, когда нижегородцы вернутся к «городскому» режиму жизни.

Вообще, мы постепенно отказываемся от понятия «целевая аудитория». Не хочется распределять свои выставки по группам «это для детей», «это для пенсионеров», «это для работающих мужчин 35-45 лет» и так далее. Нам больше нравится формат «миллиона диалогов», где каждый посетитель Арсенала – индивидуальность, а не часть статистики. Важно, чтобы музей был пространством диалога для самых разных зрителей. Это сложная задача. Куда проще исследовать конкретную возрастную или социальную группу, понимать ее запрос и на него откликаться. С другой, миллион диалогов – намного интереснее.

12+

Наша группа ВКонтакте: интересные новости, живое обсуждение, розыгрыши и призы. Подписывайтесь!
Подпишитесь на нас
Похожие публикации