Ирина Масанова: «Это была моя мечта – пробежать по историческому маршруту Фидиппида, о котором писали в книгах»

Ирина Масанова: «Это была моя мечта – пробежать по историческому маршруту Фидиппида, о котором писали в книгах»
Фото из личного архива Ирины Масановой

Жители античной Спарты прославились как великие воины – отважные, выносливые, суровые и лаконичные. «Со щитом или на щите» – другого не дано. Со щитом вернулась в конце сентября из Греции борчанка Ирина Масанова. 35-летняя спортсменка показала второй результат среди женщин в Спартатлоне – одном из самых престижных сверхмарафонов в мире. Дистанцию 246 км она преодолела за 28 часов 17 минут 32 секунды. О том, каких усилий это стоило, мастер спорта международного класса, рекордсменка России в беге на 24 часа рассказала «Нижегородскому спорту».

Мечты сбываются

– Ирина, в соцсетях вы не раз писали, что мечтаете выступить на Спартатлоне. Насколько этот старт оправдал ваши ожидания?

– Очень рада, что туда попала. Учитывая, что для российских легкоатлетов есть ограничения по выезду на зарубежные соревнования, очень опасалась, что мне могут запретить там выступать. Но всё сложилось очень удачно. Приехала, стартовала, финишировала – мечты сбываются.

– Что испытали, когда на финише, по традиции Спартатлона, коснулись ступни статуи царя Леонида?

– Невероятное облегчение – слава богу, что всё закончилось. Это был очень сложный, очень тяжёлый забег. Самый трудный из тех, в которых мне приходилось участвовать. Спартатлон вообще оказался самым сложным испытанием в моей жизни.

– Как вы себя ощущали на дистанции? Ведь бежали больше суток.

– Очень непростыми были климатические условия плюс сыграл свою роль большой набор высоты. На протяжении многих часов было очень жарко: температура достигала 35 – 38 градусов. Мы бежали по побережью, спрятаться было некуда, пекло – адское. Ночью – другая крайность. Не скажу, что сильно холодно, но очень высокая влажность и туман, в котором ничего не видно. Было очень тяжело дышать. Ты бежишь и понимаешь, что дышишь просто водой.

При свете фонаря

– Тем не менее к сотому километру вы были лидером! Однако на последнем участке дистанции что-то случилось. Позволю процитировать вашу запись в соцсети: «К сожалению, за 25 км до финиша организм отказал: вырубило ноги, дыхалку, печень (пожелтели ногти), почки тоже дали сбой. Приняла решение тихонько дошагать пешком до статуи. Тусила на ПП, ела печеньки и дошагала до второго места». Спартатлон – он стоит таких мучений?

– Это была моя мечта – пробежать по историческому маршруту Фидиппида, о котором писали в книгах. Мне казалось, уж если я для себя выбрала ультрамарафоны, то просто обязана пробежать Спартатлон. Поэтому, конечно, не думала, что будут какие-то сложности. Мне надо было финишировать, это была моя мечта, и я к ней стремилась. Бежала, ползла – чего только не делала, чтобы её исполнить! А ещё внутри сидел маленький червячок, который говорил: если ты выиграешь, твоё имя будет выбито на стеле в Спарте, ты войдёшь в историю. Но это уже была сверхмечта. Осуществить её мне пока не удалось. Но у меня ещё есть время. Венгерке Сюзанне Марац, которая заняла первое место, 48 лет. Поэтому я наберусь сил, вернусь за реваншем и ещё войду в историю как победитель Спартатлона.

– Я знаю, болельщики здорово поддерживали бегунов на дистанции. Но были участки совершенно безлюдные, где элементарно можно было заблудиться.

– Да, такой вариант я не исключала. В свои часы на всякий случай специально загрузила трек. Если по каким-то причинам отклонялась от дистанции, часы меня об этом предупреждали. Без этого гаджета я бы непременно куда-нибудь свернула. Особенно тяжело было ночью: кромешная тьма, освещения нет, не видно абсолютно ничего: туман, и только твой личный фонарь освещает тебе путь.

Что касается поддержки болельщиков – это действительно что-то невероятное! Во многих городах реально было очень много людей, которые стояли вдоль трассы. Они кричали, аплодировали, стояли с вытянутыми ладонями в надежде первыми хлопнуть по ладошке бегуна.

На волне поддержки

– Когда вы лидировали, вас наверняка встречали особенно тепло.

– О, да! – смеётся Ирина. – Первая девочка! Восхищённые дети несколько километров сопровождали меня на велосипедах. Это было здорово, отлично поднимало моральный дух, я просто чувствовала, как набиралась сил перед безлюдными перегонами. Ночью, кстати, бегунов тоже встречали люди, были и дети. Когда я уже финишировала в Спарте, рядом со мной бежала огромная толпа. Мне казалось, что у меня совсем нет сил, но эта толпа меня просто несла, подталкивала. Это здорово мотивирует на будущее: люди видят тебя первый раз, но они настолько восторженны, настолько рады за тебя, что ты не можешь не бежать. Волна поддержки, которая несёт тебя к финишу, – это дорогого стоит.

– Вас поддерживали супруг и двое сыновей – в это время они также находились в Греции.

– Да, они были в Греции, но не рядом. Они находились в Афинах и следили за моим передвижением онлайн. Когда мне становилось особенно тяжело, я, естественно, вспоминала о них и ощущала их поддержку. Знала, что за меня болеют мои родные, близкие, ребята, с которыми мы вместе тренируемся, и это тоже помогало бежать. Но вообще я даже не представляла, сколько людей в целом следит за моим передвижением. Их оказалось очень много, я такого не ожидала.

– Что было после финиша?

– Как только ты дотронулся до статуи царя Леонида, тебя берут под руки медицинские работники и ведут в свою палатку, где проверяют твоё давление, снимают с тебя кроссовки и обрабатывают ноги, мозоли. Если что-то критичное, тут же, на месте, ставят капельницу. По сути, ты проходишь полное медицинское обследование. Докторов там очень много, есть команда реанимации. Такой организации, чтобы настолько заботились о финишёрах, я нигде не видела. Медики должны быть уверены, что все бегуны чувствуют себя адекватно. Есть пара помещений с кроватями, ты можешь туда пойти и просто полежать. Там постоянно ходят медики, интересуются состоянием твоего здоровья – не стало ли хуже? Если нужно, делают массаж.

У меня, например, ноги были очень сильно забиты – мне делали. Причём медики разговаривают на разных языках. Если ты русский, тебе найдут русскоговорящего медика. Это круто! На дистанции тоже дежурили врачи.

Финишное платье

– Как проходило награждение?

– Стартовали мы в пятницу, финишировали в субботу. Закрывается дистанция в субботу вечером, и тогда же проходит первое награждение. Награждают трёх первых мужчин и женщин. Вручают оливковые деревья и сувенир. Если честно, я не знаю, как его описать, но выглядит он как гребень от спартанского шлема. Ты победил, ты приложил титанические усилия, и тебя награждают как воина. На следующий день все едут на обед к мэру Спарты. Кстати, мэр Спарты лично встречает у статуи Леонида всех финишёров. Он стоит на этой жаре и каждого приветствует.

– Видела ваше фото у статуи Леонида: вы – в платье, в то время как остальные девушки в спортивной форме.

– Тут приключилась такая история. Платье я положила в свой мешок, который закинула на пункт питания перед финишем. Если честно, расчёт был практический: думала, если в процессе гонки я натру ноги, то просто надену платье, и мне будет комфортно. А так получилось, что мои вещи, которые должны были привезти из Афин в Спарту, по дороге где-то потерялись – у меня осталось только это платье. Я его надела, и все были в восторге!

– На вручении медалей вы уже были в другом наряде.

– Да, там было другое платье. После обеда у мэра Спарты даётся день отдыха, а на следующий вечер в Афинах проходит торжественная часть, где каждый финишёр получает медали, чествуют всех призёров.

– Ирина, ну что, через год снова Спартатлон?

– Если бы этот вопрос мне задали в первую пару дней после гонки, я, наверное, могла бы убить, – смеётся бегунья. – Но сейчас ответ однозначный: да, обязательно!

Наша группа ВКонтакте: интересные новости, живое обсуждение, розыгрыши и призы. Подписывайтесь!
Подпишитесь на нас
Похожие публикации