Кира Сазонова: «Высшее образование должно быть бесплатным»

Кира Сазонова: «Высшее образование должно быть бесплатным»
Фото: пресс-служба партии "Справедливая Россия - За правду"
Человек, который прошел все стадии погружения в профессию – это тот специалист, который нужен современному рынку

О том, что в системе российского образования назрела необходимость перемен, говорят давно. Многочисленные опросы показывают, что большинство россиян не работают по профессии, а полученный диплом не гарантирует трудоустройство. Почему это происходит, и какие проблемы в сфере образования нужно решить в первую очередь? Об этом мы поговорили с юристом-международником, политологом, членом Центрального совета партии «Справедливая Россия – За правду» Кирой Сазоновой.

 

По высшему разряду

— Реформа образования в России началась ещë 20 лет назад с введения ЕГЭ. Каковы, на ваш взгляд, итоги этих преобразований?

— Естественно, с переходом от одной экономической формации к другой, реформа системы высшего образования была попросту неизбежна. Другой вопрос, что получилось в итоге. Изначально, в основе ЕГЭ были благие намерения, но текущие итоги показывают, что результаты тех людей, которые прошли через ЕГЭ, объективно хуже, чем у тех, кто через единый государственный экзамен не проходил. Мы говорим, в данном случае, про статистические параметры, а не про отдельных людей.

Рекрутеры говорят о том, что на рынке труда очень востребованы специалисты, которые умеют писать и говорить. Но тенденция такова, что за последние десять лет даже у тех, кто заканчивает гуманитарные факультеты, довольно посредственный словарный запас. Безусловно, это связано, в том числе, с глобальными процессами цифровизации и виртуализации, но не только с этим. ЕГЭ — это, преимущественно, тестовая история, не подразумевающая вербального выражения мыслей. Да, возможно для ряда технических специальностей это и работает, но гуманитарную сферу может похоронить.

Ещë один минус, с которым мы столкнулись – это поголовное высшее образование, поскольку в девяностые и двухтысячные годы его ринулись получать все. Это, во-первых, очень сильно перенасытило рынок труда, а, во-вторых, нивелировало саму идею высшего образования, как некой привилегии, как некоего достаточно элитарного формата, который, на самом деле, нужен далеко не всем. В итоге, у нас очень много людей получили дипломы о высшем образовании и вышли на рынок труда, где оказались не нужны.

 

— Но сейчас как раз высшее образование постепенно переходит в разряд элитарного просто потому, что количество бюджетных мест сокращается, а цены для многих родителей неприподъëмные. Как быть с этим?

— На мой субъективный взгляд, высшее образование должно быть только бесплатным. Как только мы начинаем продвигать образование, как образовательную услугу, а преподавателей низводим до людей, которые эту услугу должны оказать, мы нивелируем смысл и престиж высшего образования, а также размываем его концептуальную и философскую основу.

Я считаю, что если человек не поступил в ВУЗ, — значит, он недостаточно хорош на данный момент. Он может взять год на раздумья, на дополнительную подготовку, может пойти работать или служить в армии. Если мы действительно хотим выпускать суперспециалистов на рынок, нам надо, чтобы они были конкурентоспособны друг относительно друга. Мы должны еще на стадии приема в ВУЗ вычленять лучших из лучших.

Когда мы продвигаем образование, как образовательную услугу, а преподавателей низводим до людей, которые эту услугу оказывают, мы нивелируем смысл и престиж высшего образования
Кира Сазонова

Профессиональный подход

— Потратив годы на получение высшего образования, далеко не все в итоге работают по специальности. Почему так происходит, и что с этим делать?

— То, что у нас огромный процент людей, работающих не по специальности — это результат отсутствия системного подхода.

В социалистической модели, человек рос и воспитывался в системе, где была гарантия и уверенность в завтрашнем дне. Он знал, что если он пойдет в ВУЗ или в профтехучилище, то по окончании его ждет гарантированное трудоустройство. В капиталистической модели никто никому ничего не гарантирует. Если вы хотите бороться за место под солнцем – боритесь. Государство не знает точно, сколько специалистов и какого именно профиля ему нужно. Плюс, сказывается рост продолжительности жизни и активного возраста, когда опытные специалисты по-прежнему востребованы и не готовы уходить с работы. В результате, неизбежно возникает еще и поколенческая конкуренция.

Если бы у нас был регулируемый государством рынок труда, плюс некая система государственного распределения, мы бы могли точно сказать, где и каких специалистов у нас хватает, а где переизбыток. Пока же мы можем констатировать, что у нас слишком много юристов и экономистов, слишком мало выпускников профтехучилищ, а специалисты даже с красным дипломом не могут устроиться на работу.

 

— Как тогда, на ваш взгляд, должно строиться образование, чтобы выращивать востребованных специалистов?

— Я всегда считала, что, чем больше времени ты потратил на что бы то ни было, тем лучше будет результат. Поэтому, когда у ребенка в школе было обществознание на хорошем уровне, затем он четыре года был бакалавром юридического факультета и глубоко изучал правовые дисциплины, а потом он пошел в магистратуру, где выбрал для себя какую-то узкую юридическую специализацию, например, гражданское или международное право, в конце мы получаем высококлассного специалиста, юриста с большой буквы «Ю» и, в целом, человека с большим багажом знаний. Я считаю, что человек, который прошел все стадии погружения в профессию – это тот специалист, который нужен современному рынку.

Подписывайтесь на наш Telegram-канал «Нижегородская правда online», и новости сами придут к вам.
Самое популярное
Новости партнеров

Следующая запись

Больше нет записей для загрузки

Нет записей для подгрузки