Лариса Лужина: «Мне всегда нужно было в кого-то влюбиться, иначе нет вдохновения»

Лариса Лужина: «Мне всегда нужно было в кого-то влюбиться, иначе нет вдохновения»
Актриса считает себя очень влюбчивой

Знаменитые строчки известной песни Владимира Высоцкого «Куда мне до неё, она была в Париже» приписывали разным актрисам. Одно время считалось, что он посвятил эту песню своей жене Марине Влади. Однако на деле героиней легендарных строчек стала звезда советского кино Лариса Лужина, прославившаяся картинами «На семи ветрах», «Вертикаль».

Ходили слухи, что Высоцкий был сильно увлечён Ларисой Лужиной. Что связывало их на самом деле? В день рождения знаменитой актрисы, которое было 4 марта, мы и решили это выяснить.

 

Куда мне до неё

– Лариса Анатольевна, как вы познакомились с Владимиром Высоцким?

– Мы вместе в «Вертикали» снимались и подружились там. Володя тогда был запрещённым. Директор Одесской киностудии, на которой снималась «Вертикаль», отговаривал Говорухина: «Зачем вам Высоцкий? У нас будут проблемы с выпуском картины». Потом снимать разрешили, но только при условии, что Высоцкий петь не будет. Но как такое могло быть?

В принципе, ведь если говорить о фильме, то сама картина довольно обычная. Единственную художественную ценность представляют как раз песни Высоцкого. Иначе фильм давно бы забыли. А так он до сих пор жив.

К этому времени я после фильма «На семи ветрах» уже побывала в Каннах, потом сразу поехала в Карловы Вары, потом в Варшаву, Осло, Иран. А у нас же тогда в стране был железный занавес, нас никуда не выпускали, мы только с премьерой фильма и могли попасть на какой-то фестиваль. И я была единственная из всей съёмочной группы, кто побывал в капстранах.

Володя пел песни свои в картине, а я рассказывала о том, как побывала за границей. И Володя всегда слушал, потому что он мечтал где-нибудь побывать, но его никуда не выпускали. Один раз только со спектаклем, по-моему, «Десять дней, которые потрясли мир» он с театром попал в Чехословакию. А он свободолюбивый человек, он так мечтал поездить. Потом, слава Богу, он женился на Марине Влади и объездил почти все западные страны.

А тогда он просто всё это слушал. И так у него родилась песня о девушке, которая побывала везде.

 

– А как вы узнали об этой песне? Гордились?

– Он как-то приехал и говорит: «Я написал песню о тебе, вот послушай». Оказывается, ещё когда в горах снимались, он её написал. Мне песня не понравилась, я даже обиделась. Мне показалось, что она такая ироничная, издевательская. Не понравилось, что он обо мне так сказал: «Пусть пробуют они, я лучше пережду», и я вообще не понимаю, что такое нейтральная полоса, и мне всё равно, какие там цветы. Это показалось мне обидным, и какое-то время он эту песню не пел.

Но сейчас я горжусь. И очень благодарна Володе за это посвящение.

 

– Говорили, что Высоцкий был вами увлечён и что вы чуть ли не единственная женщина, которая отвергла его ухаживания. Это действительно так?

– Ну нет, он просто дружил с моим первым мужем. Потом я ушла в сторону – мы с Лёшей разошлись. А они дружили до конца его жизни. Володя вообще любил ухаживать за девушками, чтобы на него смотрели влюблёнными глазами. Он от этого загорался. Они все для него были как музы. Между нами с Володей ничего не было. Тогда, в картине, я была увлечена другим актёром – Сашей Фадеевым, поэтому у нас с Володей не могло быть никаких отношений. А он за Ритой Кошелевой, которая играла альпинистку, также ухаживал.

Кто раньше с нею был

– В одном из интервью вы сказали, что, испытав однажды состояние влюблённости, уже не смогли без него обходиться. Вообще вы по натуре влюбчивая? Как это повлияло на вашу личную жизнь?

– В том и дело, что влюбчивая. Мне всегда нужно было, чтобы на площадке было в кого влюбиться. Иначе нет вдохновения. Эта влюбчивость, конечно, и повлияла на мою личную жизнь – у меня было четыре мужа!

 

– Разве с первым мужем вы расстались не из-за того, что ему сложно было перенести ваш успех, обрушившийся после фильма «На семи ветрах»?

– Не думаю. Он был очень красивый и талантливый человек. Ну, у него просто жизнь в творческом плане не очень удачно сложилась, к сожалению.

А на наши отношения очень сильно разлуки повлияли. Я снималась в Германии почти четыре года. Представляете?

А он – красивый мужик, здоровый, тоже увлекающийся. У него появилась девушка. У меня – свои какие-то романтические отношения в Германии. Ко всему, ещё и детей не было – я потеряла ребёнка от него, а он очень хотел, как все мужчины.

 

– Вы как-то сказали, что если влюблялись, то сразу признавались и начинали другую жизнь. Вы никогда не жалели об этом?

– Жалела. Я ушла от второго мужа, потому что влюбилась на съёмках в Сашу Гусакова. Он был на десять лет младше меня. У нас с мужем уже был ребёнок, Пашка, он только пошёл в первый класс. Все девчонки меня уговаривали – не руби с плеча, Гусаков же в Минске живёт. Ну был роман на съёмках. Ну приехала в Москву – и забудь. Подумаешь! Что, всё, что нужно и не нужно, обязательно докладывать мужу? А я не смогла так, открылась сразу. Валера мне, конечно, не простил. А мне это и не нужно было, потому что я всё равно не собиралась просить прощения. Просто я пришла и сказала, что всё – мы не будем вместе. А врать, жить двойной жизнью, тайно ездить на какие-то свидания – я не захотела.

 

– Но тем не менее с бывшим супругом сохранили человеческие отношения. Как вам это удалось?

– У нас ведь общий сын, трое внуков. Мы хоть и разошлись, он всё равно остался для сына отцом. Теперь приезжает на все праздники. Вот и на день рождения – тоже.

 

– Из всех ваших мужей вы только с последним никогда не поддерживали никаких отношений. Чем он вас так сильно обидел?

– Он тоже творческий человек, был администратором консерватории, играл на музыкальных инструментах. Но вот по духу – не мой человек. У него были совершенно другие интересы.

Почему я ухватилась за него? Мы разошлись с Володей Гусаковым, он ушёл от меня к другой. Для меня это был удар. И подвернулся этот Матвеев Слава, я ухватилась за него, как за соломинку. Любви особой не было, наверное, была просто благодарность. Мы с ним прожили лет пять. На самом деле всего – десять, но последние пять лет у него уже была другая женщина. Нам не о чем было говорить.

Время в 90-е годы было тяжелое, концертами в филармонии уже было не заработать. Он пытался бизнесом заниматься, ничего не получалось. Потом, когда появились игровые автоматы, он стал играть.

Я даже говорить о нём не хочу…

 

Она была в Париже

– В советское время вы действительно объездили полмира. Какое впечатление на вас тогда произвёл «загнивающий Запад»?

– Мне тогда было 19 лет. У меня просто крыша ехала. Это было время, когда женщины за бюстгальтерами стояли по 300 человек в очереди. На руках у себя писали номера. Ни колготок, ни белья, ни обуви не достать. Изгалялись как могли.

Тогда же всё было из-под полы! Даже в отличие от ГДР. Когда я увидела, как там живут люди, у меня был просто шок. Они жили в десять тысяч раз лучше, чем мы в то время.

 

– Сегодня мы во многом приблизились к условиям жизни того мира. На ваш взгляд, то, что произошло с нашей страной, с целыми поколениями, стоило того, что мы сейчас имеем?

– Сложно говорить. Во-первых, была молодость. Можно говорить, что те времена были лучше, потому что мы были молодые.

Сейчас вроде есть всё, как за границей, но не хватает денег купить то, что тебе хочется.

Свободы, может быть, больше стало. Но я и тогда не особо страдала от её отсутствия. Мы делали то, что хотели, в творчестве. Ну да, была очень строгая цензура. Но то, что сейчас её нет, тоже плохо. Сейчас можно всё что хочешь говорить. Но мне кажется, какие-то ограничения нужны.

Отношения между людьми тогда были более человечными. Мы жили больше коммуной. Чаще общались между собой.

Сейчас мы более разобщены.

Подписывайтесь на наш Telegram-канал «Официальный источник», и новости сами придут к вам.
Подпишитесь на нас
Самое популярное
Новости партнеров
Похожие публикации