«Мне наша работа напоминает процесс проявления фотоплёнки», — Павел Ржевский

«Мне наша работа напоминает процесс проявления фотоплёнки», — Павел Ржевский
Фото Николая Нестеренко

В Нижегородской области сегодня более 3 миллионов 200 тысяч жителей, и все они являются участниками дорожного движения, как пешеходы, пассажиры транспортных средств или водители. Кстати, авто в регионе насчитывается около 1 миллиона 400 тысяч.

И со всем этим хозяйством управляются сотрудники Государственной инспекции безопасности дорожного движения, которые сегодня, 3 июля, отмечают свой профессиональный праздник. Это стало отличным поводом пообщаться с начальником УГИБДД ГУ МВД по Нижегородской области Павлом Ржевским.

 

«Фотоплёнка» службы

— Павел Николаевич, что бы вы хотели пожелать своим коллегам в профессиональный праздник?

— Самое главное — здоровья. Ну, и, конечно, чтобы дети радовали, родители не болели. Да и вообще, чтобы в жизни было больше позитива.

 

— Получается, в работе сотрудников ГИБДД много негатива.

— Есть и негатив и позитив. Одного без другого не бывает. Вы знаете, мне наша работа напоминает многими забытый процесс проявления фотоплёнки. Вот он, негатив, – тёмный и неприглядный, но ты с ним работаешь и в итоге получаешь позитив, на котором уже совсем другое изображение. А если плёнка ещё и цветная, то она в итоге заиграет яркими красками. Наша главная задача – профилактика дорожно-транспортных происшествий. Если мы не будем этим заниматься, ничего хорошего не выйдет. В повседневной деятельности, каждый день мы встречаемся с водителями. Кто-то реагирует на это негативно, кто-то позитивно. Мы же настраиваем своих сотрудников только на позитивное общение. Все давно отошли от того, что главная задача — выявить, наказать. Единственное нарушение, за которое спрашиваем строго и будем продолжать это делать, — управление транспортом в состоянии алкогольного опьянения. Пьяниц на наших дорогах быть не должно! Только остановив водителя, можно выявить, не пьян ли он. Сейчас мы развиваем ещё одну форму, когда сами участники дорожного движения нам звонят, сообщают о нетрезвых водителях. Радует, что эта система работает.

 

— Ваши усилия приносят свои плоды. За последние несколько лет в Нижегородской области число ДТП с участием водителей в состоянии алкогольного опьянения значительно уменьшилось.

— Если в 2014 году удельный вес таких ДТП в регионе был одним из самых высоких в стране, то уже в прошлом показатели стали ниже, чем в среднем по России: 11,5 — у нас, 12,4 – по стране. Сразу хочу оговориться, что эти цифры – результат не только нашей работы. На это повлияли и изменения в законодательстве, когда была введена статья 264 (Прим.) Уголовного кодекса, предусматривающая уголовную ответственность за управление транспортным средством в состоянии опьянения.

 

Нужны мосты и дороги

— Очень страшно, когда по вине таких водителей на дороге гибнут люди. Да и вообще, когда случаются ДТП со смертельным исходом.

— Смерть человека — это трагедия. В прошлом году на дорогах области погибло 386 человек. Мы делаем всё возможное, чтобы это предотвратить. Может, не стоит такие цифры сравнивать, но в 2006 году жертвами автомобилистов стали 960 нижегородцев. При том, что уровень автомбилизации в 2006 году составлял 900 тысяч автомобилей. Сейчас машин почти миллион четыреста.

 

— С таким потоком вам помогают справляться различные технические средства?

— Безусловно, средства автоматической фото- и видеофиксации влияют на состояние аварийности: она идёт вниз. Но без живого человека, без самоотверженного труда личного состава — инспекторов дорожно-патрульной службы, госинспекторов — мы бы таких результатов добиться не смогли.

 

— Нижний Новгород – огромный мегаполис с интенсивным движением. Что, на ваш взгляд, нужно изменить, чтобы снять напряжённость на дорогах?

— Мы родились и выросли в Нижнем Новгороде и, наверное, уже просто не замечаем его красоты. Наши предки выбрали для него изумительное место — на слиянии двух великих рек. Но сегодня в связи с этим у нас возникают и сложности. Безусловно, напрашивается строительство мостов, потому что имеющиеся уже просто не справляются с нагрузкой. Да, возвели второй Борский мост, но он не решил полностью проблемы выезда в сторону Кировской области. Радует, что губернатор Глеб Сергеевич Никитин принял решение о строительстве трассы Неклюдово — Золотово. Введение её в строй сразу же снимет массу вопросов. Я очень надеюсь, что будет достроена четвёртая очередь Южного обхода. Но даже три очереди уже в какой-то степени решили проблему транзитного транспорта. А если появится ещё и Северный обход, будет вообще замечательно.

 

— Перед чемпионатом мира по футболу многие очень переживали, что город просто встанет. Но никаких катаклизмов не случилось.

— Я всегда говорю в таких случаях: «Спасибо личному составу» и «Мы очень старались». Напряжённо работали все подразделения полиции и с поставленными задачами справились. Чемпионат мира-2018 был признан самым безопасным, а Нижний Новгород вошёл в тройку самых комфортных городов чемпионата.

 


Павел Ржевский не раз ездил в длительные командировки на Северный Кавказ: был заместителем командира мобильного отряда — начальником милиции общественной безопасности МВД России по урегулированию Осетино-Ингушского конфликта, а также заместителем начальника временной объединённой группировки МВД РФ по республике Ингушетия.


Когда работа — любимое хобби

— В 2013 году вы работали на Универсиаде в Казани, в 2014-м — на Олимпиаде и саммите ЕАЭС в Сочи. Полученный там опыт пригодился на чемпионате мира по футболу?

— Безусловно. Это уникальные мероприятия. На Олимпиаде, например, только сотрудников ГИБДД было 2,5 тысячи человек, из них более ста — нижегородцы. Всего же полицейских было порядка 50 тысяч.

 

— Что оказалось для вас самым сложным на Играх?

— Во-первых, организовать процесс несения службы личным составом. Люди, прибывшие из разных регионов страны, должны были установить между собой контакт и выполнять поставленные перед ними задачи. Во-вторых, изменить менталитет местных водителей. Если, например, в Татарстане таксистам сказали не ездить по выделенной полосе общественного транспорта, они не ездили. В Сочи с этим возникли сложности, хотя за нарушение и был предусмотрен штраф. Но мы тоже понимали, что человеку сложно уйти от соблазна. Едет он на участке дороги Хоста — Адлер, движется по своей полосе, «толкается», а левая полоса свободна. И нам пришлось что-то думать. В итоге по предложению сотрудников ГАИ были внедрены ТПИ – табло переменной информации. В определённое время, когда это было возможно, движение по выделенной полосе разрешалось, тогда загоралось табло: «Движение по выделенной полосе транспортным средствам разрешено». Но если шли соревнования, прилетали какие-то гости, полоса была закрыта. На ТПИ, естественно, была соответствующая информация. И люди приняли это, проблема была снята.

 

— Павел Николаевич, а как лично вы относитесь к спорту?

— Положительно. Но если говорить о каких-то результатах, похвастать, что я мастер спорта, не могу. Я всегда был хорошим физкультурником. В школе другой оценки, кроме пятёрки, у меня по физкультуре не было. В армии и когда учился школе милиции, с первого раза сдавал все зачёты и нормативы только на отлично. До сих пор эту традицию не нарушаю, стараюсь поддерживать физическую форму: встаю в 5.30, а в 6.45 я уже в бассейне.

 

— 1 октября исполнится 35 лет, как вы трудитесь в правоохранительных органах. Больше половины своей жизни!

— А я бы сказал, в этом вся моя жизнь. Давным-давно, в начале 90-х я нёс службу на севере нашей области, в Ветлужском районе. Приехал ко мне проверяющий — Игорь Николаевич Сычёв. Едем мы с ним на «уазике», он и говорит: эх, места-то какие, ну, рассказывай, какие у тебя здесь увлечения – рыбалка, охота. Какое ты себе выбрал хобби? А я только пожал плечами, хобби у меня одно — служба!

 

— Такое отношение к работе, видимо, вам на генетическом уровне передалось. Ваш отец в своё время руководил ГАИ Автозаводского района.

— Вообще, он у меня военный, лётчик. Когда Никита Сергеевич Хрущёв сократил армию, его списали. А в 1966 году вышло постановление ЦК КПСС об укреплении рядов милиции, и отца, как коммуниста, опять призвали на службу. Я с детства видел, что такое служба в милиции. Считаю, что до той, советской милиции, современной полиции надо ещё расти. Хотя, конечно, мы очень стараемся. К советской милиции у граждан было полное доверие. В полиции сейчас достаточно сложно служить, потому что мы находимся в зоне постоянной критики. Но я уверен, что пройдёт ещё немного времени, и служба в правоохранительных органах станет такой же достойной и престижной профессией, как многие другие.

Кстати, все интересные и важные тексты мы публикуем на «Дзене».
Подписывайтесь и читайте нас на Яндекс.Дзен.
Подпишитесь на нас
Похожие публикации