Наталия Бочарова: «Нижегородцы инертные? Да неправда!»

Когда говорят, что нижегородцы – люди инертные и им лишь бы сидеть дома перед компьютером и телевизором, Наталия Бочарова лишь улыбается. Ей, директору рекламного агентства «Рейтинг» и организатору нижегородского полумарафона «Беги, герой!» и кулинарного фестиваля «Арзамасский гусь», известно другое: нижегородцы – люди весьма активные и легкие на подъем. Нужно лишь знать, на что поднимать.

 

— Наталия, скажи честно, какие из ваших массовых праздников тебе самой нравятся больше всего?

— Ты знаешь, я все время сопротивляюсь, когда говорят, что мы делаем праздники. Для меня праздник – это когда все просто собрались и повеселились. А мне нравится, когда в общем сборе есть какой-то смысл.

— Например, совместно побегать, как на «герое», да?

— С «Беги, героем» — какая-то удивительная история, потому что мы даже не предполагали, что он станет настолько популярным. Ведь раньше во всех пробегах участвовала в основном некая «спортивная тусовка» — люди, которые много лет друг друга знали, и соревновались на всех официальных состязаниях подряд.  На первый наш «Беги, герой!» зарегистрировались 600 человек, на следующий год пришли 1200, и в третий раз – 2300 человек.

— Ничего себе прирост! И я правильно понимаю, что вы никого не агитируете и ни по каким организациям разнарядку не рассылаете?

— Да какая разнарадка, ты что! Кто захотел – тот побежал.

— А почему классические забеги среднестатистический нижегородец не считает своими, а на «Беги, герой!» готов пойти? Честно скажу: я ни разу ни в каких беговых соревнованиях не участвовала. А сейчас думаю: может, в «герое» попробовать?

— Классические полумарафоны – это «про спорт». А у нас – социальный бег. Понятно, что каждый получает медаль на финише, и это такой якорь «я сделал это!» но тем не менее, люди бегут, потому что это клево, это просто, это – весело. Бег – самый демократичный вид спорта. Однажды на Парижском полумарафоне я видела девчонку, которая бежала в каких-то тоненьких танцевальных кедах…

— В чешках, что ли?

— Нет, что-то вроде тех, в которых репетируют социальные танцы. То есть это не кроссовки, они не пружинят. И у нее было время – 1 час 35 минут. Полумарафон за такое время – это очень круто. То есть ты понимаешь? Ей не нужно никакое гениальное снаряжение. Она в чем пришла – в том побежала. И люди это поняли – и они бегут, понимая, что рядом такие же, как они. Такая же компания – поболтать, повеселиться… Разница лишь, что люди собираются не вокруг посиделок с пивом, а вокруг бега. Причем что еще важно: обычно, организуя мероприятие, ты ходишь по потенциальным спонсорам и просишь: «Помогите, пожалуйста». А к нам, наоборот, потенциальные спонсоры идут сами и говорят: «Ребят, а чем вам помочь?» Ты видела шикарный ролик про наш прошлогодний забег, снятый с квадрокоптера?  Это Михаил Игонин предложил: «А давай я для вас сделаю видео!» — и сделал. Да просто, когда говорят: «А давайте мы придем и поможем вам смонтировать площадку» — это так приятно.

— То есть ты снова доказываешь, что нижегородцы – не инертные.

— Посмотри, сколько всего происходит в городе! Люди играют в «Квизы», устраивают квесты по городу, ходят на литературные «Внеклассные чтения», организуют покатушки за город… Я знаю десятки (да больше сотни!) маленьких объединений единомышленников, которые сами для себя создают интересную программу – от самостийных спортивных соревнований на Гребном канале до интеллектуальных соревнований.

— А как ты думаешь, региональные или муниципальные власти должны как-то отслеживать и поддерживать такую активность? Или пусть люди сами себя развлекают и нечего к ним лезть?

— Мне кажется, приходить и брать их под крыло не стоит, но замечать точно надо. Во-первых, чиновники должны знать, что происходит в регионе, а во-вторых, людей – организаторов таких «групп по интересам» надо поддерживать и помогать им. Даже наш «Беги, герой!» — мы же существуем отдельно от городской программы мероприятий. Но я очень благодарна, когда нам помогают в организации в плане согласования перекрытий улиц, работы полиции, «Скорой помощи» и так далее.

— Кстати, кто они – те люди, что бегут в «Герое»? Вы проводили анализ?

— Конечно. Я же бухгалтер в прошлом, люблю статистику. В основном это семьи, где родителями по 25-35 лет, и их дети. Это вообще здорово: папа регистрируется на один забег, мама на другой, ребенок – на детскую дистанцию. А вторая по численности возрастная группа…

— Студенты?

— Нет! Пенсионеры! В основном молодые пенсионеры, но есть и свои звезды. Каждый год из Москвы приезжает к нам Клара Сергеевна, ее весь «Беги, герой!» знает. 84 года, бежит «десятку».

— Десять километров?!

— Представляешь?

— С ума сойти!

— А еще каждый год участвует клуб «Сормович», там тоже уже много людей в возрасте. Но, говорю же, бег – демократичный вид спорта. Но самое крутое – в прошлом году у нас почти 700 участников пробежали в составе корпоративных команд. Ты понимаешь? Предприятия делают корпоратив не в виде пьянки-гулянки, а собирают команду, болельщиков и организуют им спортивный праздник. Мне так нравится эта тенденция, я так горжусь ими!

— Наталия, ты говоришь, что к вам приезжает 84-летняя бегунья из Москвы. А из других городов участники есть?

— Да со всей России! 25% участников – не жители Нижнего и области, к нам даже из Владивостока едут. Ну, видимо, их что-то связывает с нашим городом и им за радость пробежать здесь. Я же почему всегда, согласовывая трассу, настаиваю на том, чтобы нам для забегов предоставили центральные улицы? Да, их сложно перекрывать. Но в этом и есть главная ценность и для жителей, и для гостей – они бегут и чувствуют: это наш город. Вот он, Кремль, вот Верхне-Волжская набережная, вот катер «Герой». А нам говорят: «Идите бегать на стадион!» Ну не можем мы на стадионе, ну это будет совсем-совсем не то…

— Зато после каждого пробега в соцсетях слышен стон: «Нам дорогу перекрыли, выехать было невозможно».

— Свет, я понимаю, что люди, которые живут в Подновье – мы им перекрываем выезд на общественном транспорте… Но ведь даже не на целый день. И мы заранее предупреждаем. Верхне-Волжская набережная – тут, мне кажется, издержки жизни в центре города, на ней чуть ли не каждый день какое-то событие. Мы со своей стороны каждый раз вешаем объявления, очень извиняемся: уважаемые жители, в воскресенье со стольки до стольки движение автомобилей будет ограничено, просим вас понять и простить, а еще лучше – выйти и поболеть за наших бегунов… Помнишь, я говорила, что наш город – не инертный? Так вот, он действительно не инертный, но и не эмоциональный. Я была на пробегах в Париже и в Брюгге. Там жители города выходят на улицу, высовываются в окна, машут, кричат, подбадривают, улюлюкают, подкармливают бегунов бананами… У нас, конечно, этого нет. Но я думаю, будет. Надо просто привыкнуть.

— Наверное, на «Арзамасском гусе»  с эмоциями проблем не бывает.

— Это да. Но вообще, аудитория тех, «кто бежит», практически не пересекается с теми, «кто ест». Мы проводим «Гуся» уже седьмой год – по заказу Арзамасского приборостроительного завода. И это тоже праздник со смыслом: показываем, что высокая кухня, вкусная кухня – это не какие-то нереальные продукты. Можно брать самые рядовые ингредиенты, прямо с огорода. И делать вкусно.

— Русская кухня в новом прочтении.

— Именно. Это была идея шеф-повара Андрея Сулимы, и она оказалась намного глубже, чем можно себе представить. Причем зрители идею тоже активно поддерживают. Знаешь, что им нравится больше всего? Народные мастер-классы, когда мы готовим какое-то шоу-блюдо. Наши повара вместе со зрителями готовят, например, большой чан с пловом или огромный котел ухи или гигантскую пиццу… И потом все это в едином порыве съедают.

— Вот она, русская душа! Обязательно, чтоб вместе, большой толпой, в единении…

— И в еде! Но ведь это правда: мы к привычным продуктам относимся с легким пренебрежением, но почему? В прошлом году наш знаменитый гость, шеф-повар Анатолий Казаков  готовил блюда из продуктов, которые Роман Лошманов покупал на рынке в Арзамасе или просто собирал в лесу. Ну не нужны для вкуса манго и авокадо. Подберезовиков, петрушки и сметаны вполне хватит.

— Наташ, и на «Беги, герой», и на «Арзамасского гуся» приезжают сотни туристов. А вообще, что, на твой взгляд, Нижнему Новгороду не хватает, чтобы увеличить поток визитеров?

— Свет, я на 23 февраля съездила в Ярославль. И меня поразило, насколько этот город приспособлен для туристов. И уже не удивляет, что туда едет больше гостей, чем в Нижний. Чистые тротуары без наледи. Яркое освещение улиц. Украшенные здания и деревья (это уже не Новый год, заметь!). Множество инсталляций. На главной пешеходной улице – три фотозоны.

— Понятно, что туристы там сфотографируются, выложат свои счастливые снимки в соцсетях – и «заразят» своих френдов идеей: «А не съездить ли и нам в Ярославль»? Это же бесплатная реклама города.

— Именно! Плюс – удобные подсвеченные туристические указатели: «вы сейчас здесь, направо – вон то, налево – вот это». Плюс – каток прямо в центре города. Плюс парк, где играет музыка, плюс красиво подсвеченная набережная… И я вижу, что город работает на туриста.

— То есть Нижнему Новгороду неплохо бы провести «аудит глазами туриста»?

— Мне кажется, наши специалисты по туризму уже сделали это. Я надеюсь.

 

 

— А если бы тебя спросили, куда сходить туристу в Нижнем Новгороде, ты бы какие точки посоветовала?

— Конечно, Кремль. Ну это везде – если в городе есть Кремль, туда надо идти. Большая Покровская… наверное, пройтись по ней стоит, но не думаю, что туриста она как-то особенно привлечет. Мне кажется, Покровка могла бы быть намного лучше. Я бы повезла туристов покататься на канатной дороге – это же прикольно. Сводила бы их в домик Каширина, на набережную Федоровского – обожаю оттуда смотреть на изнанку Рождественской (кстати, она сейчас стала интереснее Покровки). А еще поводила бы по центру – у нас же здесь огромное количество арт-объектов, граффити… А маленькие кирпичики с астрономом – те, что в заборе на улице Семашко? Мне кажется, даже есть путеводители по таким местам. Ну должны быть! И ведь люди к нам едут. И восхищаются Нижним.

— А нижегородцы, между тем, очень любят свой город ругать. Как думаешь, почему?

— Мне кажется, это как мама рассказывает про своего сына: «Вон, сосед-то на скрипке играет, а мой-то балбес все во дворе с мячом гоняет!» — но столько любви в этом, столько нежности…

— Есть и такое. Но я часто слышу и уничижительные слова про Нижний.

— А может, сказывается близость к Москве. Потому что столица рядом, все туда ездят, все видят, что разница – есть, и не в пользу Нижнего. И возникает такой комплекс неудачника. Потому что слетай в какой-нибудь Екатеринбург – там ни малейших комплексов: «Я красавчик!» Интересно, как Владимир себя ощущает? Он ведь еще ближе к Москве.

— Хорошая тема для социологического исследования!

— Да, было бы интересно узнать результаты.