Злата Хершберг-Рупасова: «Опера — это коллективное искусство»

Злата Хершберг-Рупасова: «Опера — это коллективное искусство»
Фото из архива Златы Хершберг-Рупасовой
Злата Хершберг-Рупасова попробовала себя и в опере, и в мюзиклах

Певица Злата Хершберг-Рупасова – человек уникальный. Выпускница нижегородского музыкального колледжа, сегодня она покоряет мировую оперу и выступает как приглашённая солистка Большого театра. Недавно Злата Хершберг побывала с гастролями в Нижнем Новгороде и рассказала «Нижегородской правде», как ей удалось достичь таких высот.

 

Рискнуть и победить

– Злата, вы – коренная нижегородка, и радостно, что вы не забываете родной город. А с чего начался ваш путь в музыке?

– То, что я стала музыкантом, – заслуга моих родителей. Мама ежедневно со мной занималась фортепьяно – терпеливо и педантично. Папа рассказывал про театр, работу актёра, про сценические перевоплощения. Я долго не могла для себя определиться, кем я хочу быть больше – музыкантом или актрисой. К счастью, я нашла жанр оперы, который объединяет в себе музыку и актёрство.

 

– Почему после колледжа вы поступили не в нашу консерваторию и даже не в Москву, а поехали учиться в школу музыки имени Бухмана-Меты при университете в Тель-Авиве?

– Мне было любопытно попробовать свои силы за пределами нашей страны, увидеть процесс обучения вокалистов и другую, отличную от нашей методику преподавания. В Израиле мне предложили стипендию на обучение – у них в университете довольно масштабная программа для международных студентов. И впервые побывав в академии на собеседовании, я подумала, что хотела бы рискнуть и попробовать что-то изменить в своей жизни.

злата хершберг-рупасова
В образе графини из "Пиковой дамы" на фестивале в Хайденхайме, Германия

– Что было самым сложным в другой стране?

– В первые годы жизни в Израиле было непросто. Я уехала от родителей, к которым очень привязана, сменила полностью своё окружение, но я была на пути к цели. Большой контраст во всём: в языках, культуре, ментальности людей, манере общения, если сравнивать с Россией. Самым сложным для меня был языковой барьер, но я довольно быстро освоила английский, чуть позже иврит. В итоге я полюбила Израиль, пусть это и не была любовь с первого взгляда. Он многому меня научил, в чём-то изменил мой взгляд на жизненные ценности, на меня саму.

 

– Чем отличается преподавание пения у нас и за рубежом? Вы учились не только в Израиле, но и в Зальцбурге, и вам есть с чем сравнить.

– Ключевое различие – в невероятном потоке неиссякаемой информации в виде различных мастер-классов, конкурсов, семинаров, летних программ. У нас был очень интенсивный режим изучения репертуара – от барочной музыки до произведений XX века. При этом каждому студенту выделяется всего один час в неделю на индивидуальную работу с педагогом по вокалу. Задача студента – прийти максимально подготовленным, сфокусированным и использовать время по максимуму.

Опера – это коллективное искусство, и важно уметь работать в команде

Граф, вы ли это?

– Что вы исполняете кроме оперы?

– Совсем недавно я открыла для себя мюзикл, приняв участие в постановке Иерусалимского уличного оркестра. Мы работали над оперой Бернштайна «Волнения на Таити», где я исполнила роль Дины. Должна признаться, это было очень весело и увлекательно, и я буду рада повторить этот опыт. А для совместного концерта с Майей Лукачевской в Нижнем мы подготовили отделение, включающее в себя песни кабаре наряду с оперной музыкой. Арии Бернштайна, Менотти, песни Болкома и Вилла-Лобоса.

 

– Одно из ваших достижений – победа на международном конкурсе молодых певцов Neue Stimmen в городе Гютерсло. Каково это – оказаться среди лучших голосов планеты? И что это вам дало?

– Благодаря этому конкурсу я получила первые контракты в Европе, у меня появился агент. Конкурс приоткрыл мне дверь в мир оперного бизнеса. Тогда же поступило приглашение в Большой театр. Я была приглашена на прослушивание для партии Полины из «Пиковой дамы» Чайковского, а в итоге дебютировала с партией Дорабеллы из оперы Моцарта «Так поступают все женщины», чему несказанно рада. Это бесценный опыт для меня, и я благодарна маэстро Сохиеву за такое доверие.

злата хершберг-рупасова
Аплодисменты от дирижёра Зубина Меты

– Какие оперные партии вам наиболее близки и какая из них сегодня – ваша мечта?

– Самая близкая – та, которую изучаешь в данный момент. Это как новый незнакомый человек, характер которого тебе нужно разгадать через текст, музыкальный язык, интонации. Я сейчас готовлю партию Эбболи из «Дона Карлоса». Это моя первая роль у Верди – и сразу главная. Безумно сложная и интересная работа над этой ролью мне предстоит этим летом на фестивале в Хайденхайме в Германии. А если заглянуть в мой лист желаний, то там вы найдёте партию Любаши из «Царской невесты», Лукреции из оперы Бриттона «Поругание Лукреции» и Оттавии из «Коронации Поппеи» Монтеверди.

 

– Сегодня оперной певице недостаточно просто петь, сейчас требуется драматическое прочтение роли. Как достичь этого баланса?

– Сегодня оперу не просто слушают, теперь её смотрят. Появились онлайн-трансляции из оперных театров, где есть крупные планы, где видно всё, что обычно не улавливалось из зрительного зала. Это говорит о том, что наша задача – быть ещё более убедительными и достоверными, уходить от стереотипов, с которыми ассоциируется оперное искусство, подходить к прочтению образов, как это делают профессиональные актёры.

 

– Возвращение в родной город с концертом – это наверняка буря эмоций. Что вы почувствовали, приехав в Нижний, и как вас приняла нижегородская публика?

– Я, честно признаюсь, очень волновалась. Но мне кажется, что люди, которые смогли найти время во всей предпраздничной суматохе и прийти на наш концерт, остались неразочарованными и ушли с хорошим настроением и с яркими впечатлениями.

Наша группа ВКонтакте: интересные новости, живое обсуждение, розыгрыши и призы. Подписывайтесь!
Подпишитесь на нас
Новости партнеров
Похожие публикации