Блогерки, пилотессы и психологини: разбираемся, как феминитивы меняют русский язык

Блогерки, пилотессы и психологини: разбираемся, как феминитивы меняют русский язык
Фото: Кирилл Мартынов
Филологи еще до конца не определились, как правильно говорить: "фотографка" или "фотографиня"?

Блогерша, режиссёрка, психологиня – эти и другие «женские» названия профессий встречаются в речи и даже в печати всё чаще. Одни говорят, что подобные слова женского рода (феминитивы) придумывают радикальные феминистки и тем самым уродуют язык. Другие считают этот процесс образования новых слов естественным. Третьи вздыхают: употребление подобных слов – свидетельство безграмотности населения.

Мы попытались разобраться, так что же стоит за появлением феминитивов на самом деле.

 

Женский взгляд

Моя знакомая Анастасия больше не хочет быть фотографом, она теперь фотографка.

– Увидела где-то на просторах интернета, и мне очень понравилось, как звучит слово, – признаётся Настя. – Теперь так и подписываюсь. Мне кажется справедливым, что появился женский аналог мужскому «фотограф». Всё-таки среди фотографов огромное количество женщин.

А вот Анна Ахматова обижалась, если её называли поэтессой. Она – поэт! Будто указание на её пол снижало ценность её произведений. Знала бы она, что сейчас на смену «поэтессе» приходит «поэтка»! В пару к редактору предлагают редакторку, если автор женщина, то это уже авторка, продюсер – продюсерка, психолог – психологиня, адвокат – адвокатесса. Собственно, какую профессию ни возьми, присоединяй суффикс – и вот тебе готовый феминитив.

На просторах интернета есть даже специальный сервис «Феминизатор», который по запросу предлагает варианты феминитивов. А в социальной сети «ВКонтакте» есть группа «Ф-феминитивы», где приводятся аргументы в пользу появления новых форм названий профессий. Всерьёз обсуждается необходимость введения в речь таких слов, как «лауреатка» или «инженерка».

Так неужели идеи феминизма так глубоко проникли в нашу жизнь, что и без «врачини» не обойтись?

– Во-первых, надо сказать, что термин «феминизм» – это чисто идеологический термин и подчиняется всем законам идеологической борьбы. Идёт борьба не только политическая, но и культурная: за символы, за слова, за язык. И то, что мы наблюдаем сейчас, попытки придать женский формат каким-то профессиям – это часть процесса борьбы за язык. Языком человек описывает реальность. И если в языке изменить содержание каких-то понятий, внести новые, то мир, в котором будет жить человек, станет другим, – считает социолог Александр Прудник. – Надо понимать, что когда язык ощущает потребность в каких-то изменениях или новых форматах, они появляются естественно, порой незаметно для нас. А если привязывать к этому равноправие, притеснение, феминизм – это значит, что идёт организованная идеологическая кампания, в которой лучше не участвовать. Пусть инициаторы сами себя обслуживают.

 

Блогерка или блогерша?

Противники новых феминитивов уверены, что их появление – дело рук либо безграмотных пользователей интернета, либо же радикальных феминисток. Сами феминистки утверждают, что появление феминитивов – это естественное явление. В конце концов, многие подобные слова появились задолго до женского движения: царь – царица, крестьянин – крестьянка, граф – графиня, ткач – ткачиха и так далее.

– Сейчас в различных профессиях велико присутствие женщин: режиссёрки, руководительницы, пилотессы, хореографини и так далее. Однако такие наименования не признаются литературными, – говорит представительница нижегородской ячейки Российского феминисткого объединения «ОНА» Наталья Невар. – Язык – это не застывшая форма. Он постоянно развивается и отражает те изменения, которые происходят вокруг. Лицемерно говорить, что пилотами могут становиться только мужчины и что это даже заложено в названии профессии, потому что на сегодня это неправда. Почему это так важно? Потому что женский труд и женский вклад в историю на протяжении многих лет оставался и продолжает оставаться невидимым. Нам рассказывают о «выдающемся нейрофизиологе и лауреате нобелевской премии Мей-Брит Мозер», и 98% людей представляют перед собой мужчину, хотя речь идёт о женщине. Этого искажения не случилось бы, если бы мы привыкли к тому, что есть лауреаты и лауреатки, нейрофизиологи и нейрофизиологини. Мне бы хотелось, чтобы одни женщины могли слышать о других успешных женщинах, вдохновляться их примерами и осознавать, что они тоже способны на большее. И мне бы хотелось, чтобы язык им в этом содействовал.

Но если всем профессиям придумать женские названия, кто будет решать, как правильно: блогерка или блогерша, фотографка или фотографиня?

– У наиболее популярного сейчас феминизиующего суффикса -ка- есть пренебрежительная и уменьшительно-ласкательная коннотация. Поэтому, например, лично мне с самого начала не нравилось, как звучало слово «авторка» и я предпочитала «авторесса», – говорит Наталья Невар. – Но какая из норм закрепится в языке, зависит не от меня и моих предпочтений, а от того, как женщин-авторов будут называть носители языка.

Звонок для учителя

Филологи и лингвисты в один голос заявляют: для того чтобы понять, откуда взялись новые женские слова, почему получили широкое распространение и будут ли официально закреплены в языке, необходимо проводить масштабное научное исследование. Делать какие-то однозначные выводы рано. Пока феминитивы применяются в разговорной речи, а в ней возможно всё.

– Подобные новообразования – это чисто речевое явление, возможно, сленгового характера. Причины этого явления точно не установлены, – объясняет заведующий кафедрой современного русского языка и общего языкознания института филологии и журналистики профессор Лариса Рацибурская. – Может быть, это влияние процессов интернационализации, поскольку подобные феминитивы есть в польском языке. Не исключено также влияние так называемого женского жаргона (жаргона девушек) с его тягой к уменьшительно-ласкательным образованиям: печалька, печеньки. С другой стороны, в подобных феминитивах присутствует элемент уничижительности, который может указывать на профессиональную неполноценность женщин. Что же касается дальнейшей узуализации подобных феминитивов, то я считаю, что в ближайшее время они не будут закреплены в языке.

В русском языке есть вполне узаконенные феминитивы «учительница», «студентка», «художница», «журналистка». Но даже они употребляются чаще всего в разговорной речи. В официальных документах учительницу назовут учителем. И звонок, как известно, «для учителя», даже если у доски учительница. Потому что так привычней, так сложилось. Русский язык, как и любой другой язык мира, не сосредоточен на гендерных вопросах, он подчиняется своим законам.

Тем не менее схожие процессы по внедрению феминитивов происходят и в других языках. Например, в английском языке есть такие пары как actor (актёр) – actress (актриса), poet (поэт) – poetess (поэтесса). А некоторые из профессий не указывают на конкретный пол, например, lawyer (адвокат). При этом, подчиняясь феминистским настроениям, в английском языке сейчас отдают предпочтение гендерно нейтральным названиям профессий: firefighter вместо fireman (пожарный), police officer вместо policeman (полицейский).

Во французском языке, как и в русском, много «мужских» названий профессий. Последние несколько лет там тоже активно стали появляться их «женские» аналоги. И вот в прошлом году Французская академия признала феминитивы для обозначения профессий, назвав их появление «естественной эволюцией» французского языка. Так, например, стало допустимым применение слова professeure – профессорша.

А приживутся ли профессорши и авторки у нас, покажет время.

Подписывайтесь на наш Telegram-канал «Официальный источник», и новости сами придут к вам.
Подпишитесь на нас
Новости партнеров
Похожие публикации