Большая шалега

Большая Шалега. Судьба привела меня сюда нынешней осенью. За тихой лесной речкой Шалежкой, через которую переброшен новый доб- ротный мост, начинается деревня с большой историей, в которой XXI век дописывает её последние страницы.

 

На асфальтированных в 80-е годы прошлого века деревенских улицах домов ещё много. В основном – обветшалые, покосившиеся, с выпиленными простенками, битыми стёклами или пустыми глазницами окон. Однако жизнь отсюда ещё не ушла окончательно. Со всех концов деревни видна новая металлическая крыша над добротным каменным зданием. Это телятник ООО «Песочное». Его отремонтировали два года назад после урагана, который разметал старое здание. За полутора сотней голов молодняка ухаживают скотоводы из Б. Песочного и Безводного. До этих деревень отсюда рукой подать – всего-то два километра. Есть в Большой Шалеге и жилой дом – единственный, первый на пересечении дороги. Живут в нём мать с сыном, вернее – выживают.

Листая прошлого страницы

Стоит Большая Шалега на горке в окружении полей да лесов. Со стыдом смотрит на мир Божий. А ведь могла бы гордиться, хотя бы своей историей. В энциклопедии Урень-края она занимает не мало места. Уже в 1723 году Большая Шалега упоминалась в переписи как владение Дворцовой канцелярии крестьян. Своё название деревня получила от речки Шалежки, на берегу которой обосновались старообрядцы.

Помнит Большая Шалега страшный пожар 1865 года, уничтоживший половину строений. Не обошло стороной деревню ни одно потрясение XX века. В предреволюционный 1916 год на 298 её жителей из 57 хозяйств приходилось по 0,84 га пашни, 46 лошадей, 87 коров, 137 овец и 54 свиньи. Уже тогда были в этой деревне своя начальная школа и свой учитель С.И. Иерусалимский. Мужское население занималось лесным и плотницким промыслами. А вот послереволюционный 1918 год запомнился голодом и кровавой расправой над участниками Уренского мятежа. Тогда градом побило все посевы, а на окраине деревни были расстреляны 12 крестьян Вахрамеевской и Тонкинской волостей.

Советская власть пришла в Большую Шалегу в 1923 году в лице первого председателя сельского совета В.В. Яблокова. С 1928 по 1931 год четыре хозяйства попали в разряд зажиточных и были раскулачены. За активные действия по борьбе с кулаками «большешалежная милиция» получила известность на всю волость. А в 1930 году из разрозненных крестьянских хозяйств в деревне был создан колхоз «Труженик». К лету 1932 года в него входили 46 из 84 хозяйств.

Немалый вклад внесла Большая Шалега в Победу в Великой Отечественной войне. Не покладая рук работали на полях её жители и большую часть урожая отправляли на фронт. Там воевали сыновья, отцы, братья, 19 из них погибли. Приютила деревня и семью эвакуированных.

После войны жили тяжело, но радостно. Стремились к лучшему и строили его своими руками. Конный двор, мельница, гараж, ферма, клуб, начальная школа, магазин. Автобусное сообщение, асфальт на улицах – не хуже, чем в городе.

Только-только хорошо жить начали, а тут – перестройка. Зарплат не стало, пахать и сеять не на что, колхозное отделение закрыли.

ПОСЛЕДНИЕ ЖИТЕЛИ

В большом холодном помещении из благ цивилизации разве что электричество да печка. До 2005 года был водопровод, но его обрезали. Да мало ли чего было!

Семья Курзиных переселилась в Б. Шалегу в 1986 году из обезлюдевшей деревни Шишкино, славившейся своими яблоневыми садами. Тогда здесь было отделение колхоза имени Калинина. Иван Михайлович работал в нём трактористом. Анна Герасимовна была домохозяйкой. Дом купили, в огороде заложили яблоневый сад, лучше жить думали. Деревня была большая – более тридцати домов, и в каждом – жители. Тогда и магазин здесь был, и ферма, и гараж. Дружно и весело жили, у всех была работа, и даже предположить не могли, что совсем скоро всего этого не станет.

Теперь 80-летняя Анна Герасимовна живёт только воспоминаниями. Нелегко складывалась её жизнь с самого детства, омрачённого войной. Особо голодать не пришлось, но вкус лепёшек из клевера она помнит. Закончила семь классов, выучилась на портниху, в 1959 году вышла замуж, родила двойняшек, а через три года муж Николай погиб в ДТП. Дав ей возможность начать жизнь заново, сына Сергея взяли её родители, дочь Лену – свёкор со свекровью. Анна снова вышла замуж и уехала в деревню Шишкино.

Радостью стала дочь Галина, которую они с Иваном воспитывали сами. Она закончила Арьёвскую школу, затем Арзамасский кооперативный техникум, вышла замуж, родила двоих детей, живёт и работает в Тоншаеве. При этом о родителях не забывает. В 2005 году помогала хоронить отца, на зиму забирает к себе маму. Старшая дочь Лена тоже помогала, да только умерла в 54 года от онкологии. Зимой в этом доме единственный житель – сын Анны Герасимовны – Сергей. Жизнь у него не задалась, хотя поначалу всё хорошо было. Закончил Обходскую школу, выучился на плотника и водителя, служил в авиационных войсках, участвовал в ликвидации аварии в Чернобыле, жил и работал в Нижнем Новгороде водителем в милиции, имел жену и сына. А потом семья распалась, и жизнь пошла под откос. Намотавшись по общежитиям, в 2004 году он приехал к родителям в Большую Шалегу, да тут и остался. Живёт на пенсию, но каких-либо усилий что-то изменить не предпринимает. А ведь не старый ещё, мог бы работать, если не пить, или хотя бы дом в порядок привести. Неизвестно, сколько ему ещё в нём жить, если он как чернобылец даже заявление на льготное получение жилья не подал.

Правда, мать на него не жалуется – всё живой человек рядом. И воды из телятника принесёт, и печку истопит. А продукты им три раза в месяц одна из частных предпринимательниц привозит.

Корни, питающие живущих

Исторические события не прошли бесследно для самой деревни, теряла она людей.

В 1916 году в деревне было 298 жителей, в 1930 – 217, в 1956 – 180, в 1978 – 119, в 1994 – 58, в 2017 – 2. Те, кто помоложе да посноровистей, уехали, а старожилы обрели себе место на кладбище. Расположенное далеко за деревней, оно стало тем местом, на которое люди приезжают за десятки и сотни километров. Что бы там ни говорили, а ухоженные могилы на заброшенном погосте говорят о многом. Может быть, это и есть те самые корни, которые питают ныне живущих?

Так вот, до недавнего времени кладбище возле Большой Шалеги было таким запущенным, что походило больше на лес, чем на погост. Деревянная оградка сгнила и рухнула, от ворот ничего не осталось. Густой травой да бурьяном заросла ведущая к кладбищу тропинка, так что трудно добраться до него человеку, особенно пожилому.

Одним словом, дошло до того, что живым стало перед покойниками стыдно.

Первой забила тревогу жительница Уреня Е.И. Орехова, которая пришла к главе Б. Песочнинской сельской администрации З.И. Ваинской и предложила своё решение проблемы: «Мы соберём бывших жителей деревни и собственными силами приведём кладбище в порядок. А вы нам помогите хотя бы ворота сделать да материал найти на оградку», – сказала она.

З.И. Ваинская обратилась с этой проблемой к председателю ООО «Песочное».

С.В. Соловьёв сказал:

– Если люди хотят, то я помогу. С удовольствием дам пиломатериалы на ворота и ограждение.

Надо сказать, что сама Елена Ивановна жительницей Большой Шалеги никогда не была. Здесь когда-то родилась её мама Т.А. Цапалина, с которой они вместе приезжали сюда на могилу бабушки. Каждый такой приезд давался маме с трудом. Вот Елена и решила изменить ситуацию. Деревенских родственников оказалось много не только среди мёртвых, но и среди живых. Тать-

яна Анатольевна взяла в руки телефон и начала всех приглашать на субботник по уборке кладбища.

Каково же было её удивление, когда в назначенное время на кладбище собрались около 35 человек с техникой и инструментами. Приехали целыми семьями: А.Ф. и А.И. Тороповы с дочерью Надеждой и внучкой Яной из Б. Песочного, А.Н и Л.А. Смирновы из Арьи с сыном Олегом и дочерью Наталь-

ей, В.А. и Г.К. Смирновы из Карпова и многие другие. При встрече бывшие односельчане не сразу узнавали друг друга. Многие десятки лет не виделись. А тут собрались и вместе взялись за дело. Работали с энтузиазмом. Настроение у всех было приподнятое.

Четыре выходных дня кипела работа. Срубили, распилили и вывезли все сухие деревья, вырубили молодняк, установили новую оградку и ворота. Теперь все могилы видны как на ладони. Доб-

ротные кладбищенские ворота сделал А.Н. Поляшев из Большого Песочного. Штакетник для оградки дали С.В. Соловьёв и М.Е. Коновалов. Н.Г. Селезнёв приехал на своём тракторе, на нём и сухару с мусором вывез, и штакетник из Карпова привёз на оградку. Причём, ни копейки денег не взял, даже на солярку.

Вот так, на голом энтузиазме, без всяких программ поддержки бывшие жители Большой Шалеги вместе со своими детьми и внуками привели кладбище в порядок. После этого язык не поворачивается сказать, что умерла деревня. Нет, жива она в памяти каждого, кто здесь родился, вырос и не на словах, а на деле чтит свои корни

 

Татьяна ЖУРАВЛЁВА.

Фото Алексея МЕТЕЛЬКОВА

Источник: «Уренские вести»