«Это какой изощренной фантазией надо обладать, чтобы выбрать такой способ убийства!» Нижегородские медики выступили в поддержку Элины Сушкевич

«Это какой изощренной фантазией надо обладать, чтобы выбрать такой способ убийства!» Нижегородские медики выступили в поддержку Элины Сушкевич
Фото Алексея Никонова
Нижегородские врачи поддержали Элину Сушкевич

Нижегородские врачи выступили в поддержку Элины Сушкевич из Калининграда. Следователи подозревают врача-реаниматолога в том, что она убила младенца, чтобы не портить статистику медучреждения. Медики считают обвинение абсурдным.

 

В центре внимания

По всей стране прокатился флешмоб в защиту калининградского врача. Медики фотографируются с плакатами #яэлинасушкевич в руках и выкладывают снимки в соцсетях. Этих фотографий сотни, в Нижегородской области к акции присоединились роддома Выксы и Павлова, нижегородские № 1, 4, 7, оба областных перинатальных центра, областная и городская детские клинические больницы.

А началось всё в ноябре прошлого года, тогда с рабочего места в наручниках вывели и. о. главного врача калининградского роддома № 4 Елену Белую. Ребенка, из-за гибели которого возбудили уголовное дело, родила 27-летняя гражданка Узбекистана Замира Ахмедова. До этого у женщины уже было два выкидыша. Ребенок родился на 24-й неделе беременности и весил всего 700 граммов.

Как всегда делается в подобных случаях, в роддом вызвали бригаду неонатологов из перинатального центра. Пять часов врачи боролись за его жизнь, но спасти младенца не удалось.

В итоге следствие обвинило в смерти ребенка и. о. главврача роддома. Якобы Белая посчитала ребенка неперспективным и решила «сэкономить» – распорядилась не вводить ему жизненно важный дорогостоящий препарат сурфактант. Этот препарат позволяет неразвитым легким недоношенного младенца дышать.

– Мы следим за этим делом с самого начала, – рассказала нам главный нештатный неонатолог Нижегородской области, доктор медицинских наук Елена Козлова. – Это уже четвертая версия обвинения. Первое, что не ввели препарат, отпало. Второе обвинение состояло в том, что не ввели сурфактант повторно. Потом выяснилось, что ребенок умер через пять часов, когда еще не подошло даже время для второго введения сурфактанта. Третье обвинение – якобы врач-реаниматолог не стал транспортировать ребенка в перинатальный центр. Потом стало ясно, что ребенок был нетранспортабельным, и обвинение рассыпалось. И вот четвертое обвинение – уже в умышленном убийстве.

Его предъявили врачу-неонатологу из областного перинатального центра Элине Сушкевич по статье «Убийство малолетнего, заведомо находящегося в беспомощном состоянии». Якобы неонатолог действовала по указанию и. о. главврача Елены Белой. Та ожидала назначения на должность, и ухудшение статистики по детской смертности ей было ни к чему. Узнав, что родился тяжелый ребенок, который, скорее всего, умрет, она распорядилась его убить.

– Далее по указанию Белой с целью сокрытия убийства малолетнего в историю родов были внесены заведомо ложные сведения о том, что имел место факт интранатальной смерти, то есть гибель плода, – сообщили с Следственном комитете.

Ребенок умер якобы от смертельной дозы магния сульфата, который нашли в его крови. Но в какой концентрации и кому его вводили – матери или ребенку – остается тайной следствия. А врачи говорят, что этот препарат указан в клинических рекомендациях по лечению осложнений у недоношенных детей. Следователи утверждают, что их версия подкреплена заключениями экспертиз и показаниями свидетеля.

– Это какой изощренной фантазией надо обладать, чтобы выбрать такой способ убийства! Абсурднее этой версии придумать что-то сложно, – уверена Елена Козлова. – Бригаду вызывают из перинатального центра официально. Это абсолютно разные учреждения. Получается, она пригласила чужого сотрудника, даже не зная, кто там дежурит, специально для того, чтобы убить этого ребенка. Спустя восемь месяцев появился какой-то свидетель, который видел это всё, но не остановил!

 

Больной вопрос

Профессия неонатолога молодая – ей исполнилось всего 30 лет. И круг специалистов ограничен – по всей России их около 6 тысяч. Но никого из профессионального сообщества не привлекали к экспертизе. Российское общество неонатологов составило петицию в защиту калининградских врачей. На момент публикации ее подписали более 150 тысяч человек.

– Ребенок родился на сроке беременности 23 недели и 3 дня, что является границей жизнеспособности (во всём мире вероятность выживания таких незрелых младенцев без тяжелых осложнений составляет не более 5%), и прожил около 5 часов,– пишут медики.

Медицинское сообщество не просит сразу оправдать и отпустить врачей, а требует прозрачного, честного и объективного расследования.

– Когда мы услышали эту историю, у большинства была первая реакция: из профессии надо уходить, пока не посадили, – говорит Елена Козлова. – У нас в области дефицит неонатологов. Дефицит именно тех профессий, которые связаны с риском и для пациента, и для врача. У нас многие смеются, что скоро останутся только врачи-диетологи.

Недавно в нескольких городах, в том числе в Нижнем Новгороде, в следственных управлениях созданы специальные отделы по расследованию врачебных ошибок. Их считают подготовкой к введению в Уголовный кодекс двух новых статей: «Ненадлежащее оказание медицинской помощи (медицинской услуги)» и «Сокрытие нарушения оказания медицинской помощи». В Следкоме считают, что они помогут учесть при расследовании врачебных ошибок специфику профессии, оградить врачей от необоснованных обвинений и в то же время защитить пациентов от неквалифицированных действий медработников.

«Новое дело»

Кстати, все интересные и важные тексты мы публикуем на «Дзене».
Подписывайтесь и читайте нас на Яндекс.Дзен.
Подпишитесь на нас
Похожие публикации