Как я пережила крещенские купания

Ежегодно сотни кстовчан приходят в Крещенскую ночь, чтобы окунуться в прорубь и смыть с себя все грехи и неудачи прошедшего года. Для каждого это что-то свое. Для меня — дань народной традиции и испытание — смогу или нет.

В этом году традиционно купания прошли в карьере реки Кудьма, куда приехали порядка 600  человек. К организации были привлечены почти все экстренные службы города: полиция, пожарные, медики и спасатели. Было много народных дружинников, которые провели там всю ночь.
Добрейший Валерий Клушин, главный организатор, директор комитета управления микрорайонами, приехал туда с утра и руководил всем — от расчистки дороги до очищения дна проруби.

— Все будет хорошо, главное безопасность — повторил он примерно раз десять, сначала на предварительном интервью, а потом и на месте. Там действительно все было сделано основательно — две большие палатки для переодевания, деревянные настилы, ковры около проруби и очень крепкие перила. Это чувствовалось.

Перед праздником я пыталась выяснить у нескольких человек: спасателей, дружинников, полицейских — были ли какие-то случаи, когда приходилось вытаскивать из воды или разгонять пьяных? Оказалось, что только лет 8 назад, когда Крещение еще делали на Волге, одного мужчину унесло под лед, он был очень толстый и очень пьяный, спасателям пришлось вытаскивать его. Но это единственный случай.

Праздник начался в 22 часа. Приехал священник отец Павел из храма Преподобного Сергия Радонежского, начал готовиться к молебну — достал чашу, кисть для окропления, утеплился.

— Если вы сегодня собираетесь купаться просто так, без благодарности к Богу, то вы физкультурники,  а не верующие! — первым делом сказал батюшка, выйдя к народу. После он продолжил, говоря, что купаться не обязательно, обязательно поблагодарить Бога в сердце, а купание для тех, кому позволяет здоровье.

— Мы пришли только посмотреть! Мы не такие отчаянные! — с некоторой смесью радости и страха говорит молодая пара, которая пришла на карьер с малышом на вид лет двух. По-моему, они смелее меня — по мне, так проще в прорубь прыгнуть, чем малыша на морозе выгуливать, но может у него ритм такой или он закаленный?

Я вот уже основательно замерзла и решимость к прыжку падает. Собирается пресс-группа, приходит все больше людей. Пока шла молитва, набралось несколько десятков человек. Батюшка освятил прорубь, и первые капли окропления полетели в сторону камер журналистов.

А потом пошел народ: первыми выбежали молодые парни в форменных шортах «самбо». Они бурно подбадривали друг друга и фотографировались. Дружинникам даже пришлось отвести их от прохода к иордани — шли другие желающие. Мужчины заходили быстро и молча, дамы были эмоциональнее. Женщины постарше пришли в сорочках для купания и полностью выполняли весь ритуал. Они были серьезны и крайне сильны духом! Сорочка же мгновенно замерзала на морозе!

Ладно, пора и мне. В палатке много женщин, все подбадривают и поздравляют друг друга. Я разделась до трусов и майки и выскочила. Сил снять шапку в себе не нашла. А, ноги! Холодно! Пришлось вернуться и одолжить резиновые тапки, по жесткости напоминавшие дерево и скользящие как коньки — все равно лучше, чем босиком. Вот она прорубь. Заботливый спасатель с лопатой в руке принимает мое полотенце и шапку. Раз-два-три! Уф, кажется и не холодно. Хорошо! Эйфория! А вот и коллеги — журналисты светят фонарями камер и тычут микрофоны.

– О! И ты искупалась? Как оно? — спрашивают наперебой.

– Хорошо! То есть, чудесно! — сбивчиво отвечаю, голова где-то далеко.

– Зачем ты это делаешь? Ради чего?

– Для себя, для единения с миром!

Голова отказывается работать окончательно, а ноги вдруг напомнили о холоде. Вернее, одна, второй я не чувствую. Убегаю, одеваюсь. Задумываюсь, а, реально, зачем?

Наверное, ради этой коллективной эйфории, ради этих улыбок в палатке и на улице. Ради чувства, что есть что-то большее, чем рутина. Наверное, для того, что человек верующий назвал бы чувством благодати.

 

 

Лида Сенюткина
Фото Александр Архиреев

Источник: «Земля Кстовская»

Добавить сайт в мои источники