Лучшие боевые машины Второй мировой войны: каждый третий танк для фронта был сделан на «Красном Сормове»

Лучшие боевые машины Второй мировой войны: каждый третий танк для фронта был сделан на «Красном Сормове»
Женщины у станка

Мы продолжаем серию публикаций, посвящённых трудовому подвигу нижегородцев, в которых рассказываем о предприятиях, где ковалась победа в годы вой­ны.

…Завод «Красное Сормово» во все времена был арсеналом страны. Но в Великую Оте­чественную его коллектив сделал невозможное: за три месяца корабелы научились делать танки – да такие, что были признаны лучшими боевыми машинами Второй мировой войны.

От морских машин к сухопутным

Еще с 30-х годов завод занялся производством подводных лодок для Военно-морского флота Советского Союза. К началу войны на «Красном Сормове» построили 11 подводных лодок типа «Щука», 15 «Малюток», получивших название за размер, и 21 лодку «Сталинец» (суда серии «С» или «эски»).

В годы войны из 55 подлодок, построенных в СССР, 27 сошло со стапелей завода. Экипаж одной из «эсок» (С-13) под командованием легендарного капитана Александра Маринеско совершил «атаку века». В 1945 году команда отправила на дно немецкий транспорт «Вильгельм Густлофф», сорвав планы фашистов по усилению блокады Англии.

1 июля 1941 года вышло первое постановление Государственного комитета обороны (ГКО) о немедленной организации производства танков Т-34 и боеприпасов, в том числе на «Красном Сормове». Коллектив завода выполнил невозможное: за полтора месяца полностью перестроил производство, а через три месяца под Москву ушли первые танки.

Красное Сормово танк
Подросток собирает танковые колеса

И это при том, что на заводе осталось мало опытных мастеров – мужчины ушли на фронт. Тогда к станку встали женщины и подростки, вернулись на завод заслуженные ветераны, которые помнили еще первые рабочие стачки. Ленина Хабалова (свое имя она получила в часть вождя пролетариата) к началу войны окончила школу, пришла на завод и сразу попала на строительство оборонительных сооружений на Бору.

– Когда немца попятили от Москвы, нас вернули домой. Бабушка привела меня в арматурный цех: «У неё отец был токарем – пусть и она работает!» – рассказала нам Ленина Михайловна.

На «Красном Сормове» возникло движение комсомольско-молодёжных бригад. Работали по 12 часов в сутки, а надо было – и по 18. Бригада Ленины выполняла порой по 300% нормы. А после смены девушка оставалась и выпускала цеховые «Молнии», понимая, как нужны людям поддержка и добрые слова. Первые издания были просто листами наждачной бумаги, разрисованными цветными мелками.

А еще цех взял шефство над двумя палатами госпиталя, который разместился в школе № 88. Шили для раненых кисеты с вышивкой «Смелому бойцу», помогали писать письма родным.

Отец Ленины ещё до войны состоял в клубе служебного собаководства. Двух овчарок семья воспитала и передала фронту.

– Грустно было расставаться, знали, что не увидимся больше, и даже похоронок нам на них не пришлют, – вспоминает Ленина Михайловна.

В годы Крымской войны (1853-1856 годы) на заводе строили военно-морские суда для Каспийской флотилии, отливали чугунные ядра для обороны Севастополя. В первую мировую войну был организован массовый выпуск пушек, снарядов, бронещитов. В Гражданскую войну завод строил бронепоезда, одевал в броню речные суда для Волжской военной флотилии. В 1920 году в Сормове начали производить танки – аналоги Рено ФТ-17. Первый назвали «Борец за свободу товарищ Ленин». В 1922 году по постановлению президиума нижегородского Губисполкома завод получил имя «Красное Сормово».
Красное Сормово танк
Над сборкой танков трудились десятки людей

Лучше американских

В 1942 году на «Красное Сормово» прислали нового директора – Ефима Рубинчика. В конце августа в Сталинграде шли тяжелые бои. Сормовичи приняли на свои плечи задание Сталинградского тракторного завода. Председатель ГКО Иосиф Сталин поставил задачу выпустить дополнительно 50 танков. Как рассказывал сам директор завода, Сталин позвонил ему и сказал: «Будут танки – будет Рубинчик, не будет танков – не будет Рубинчика». Но трудились заводчане, конечно, не за страх. Их девиз был «За себя и за ушедшего на фронт товарища». Люди работали на износ, сутками не покидали рабочие места.

«Цех. Заданье. Дым от самокрутки.
Третья ночь. Всё гарь, и блеск, и гул.
Боком в межстаночном промежутке
Я присел на ящик и заснул», – вспоминал о том времени рабочий Виктор Авдеев.

И они смогли дать фронту дополнительно 51 танк. За этот трудовой подвиг заводу вручили переходящее Красное знамя Государственного комитета обороны. Сормовичи удерживали его 33 месяца подряд. Это единственный подобный случай за всю историю Великой Отечественной войны. Знамя было оставлено заводу на вечное хранение. Сейчас оно находится в музее «Красного Сормова».

Осенью 1943 года приняли боевое крещение десять тридцатьчетверок, построенных сверх плана к 25-й годовщине ВЛКСМ на средства, заработанные молодежью завода. Их объединили в роту «Горьковский комсомолец». В составе этой танковой колонны ушел на фронт сын директора Александр Рубинчик. В начале вой­ны ему шёл шестнадцатый год. Мальчишка три раза убегал на фронт, но его возвращали отцу. Рубинчик-старший устроил сына на завод испытателем танков, а тот окончил курсы танкистов. Войну Александр закончил командиром полка гвардейской Кантемировской дивизии. В боях был неоднократно ранен, обморожен, горел в танке. За боевые заслуги награжден орденами Ленина и Красной Звезды, медалями. После войны дослужился до генерала.

«Тридцатьчетверка прошла всю войну от начала до конца, и не было лучшей боевой машины ни в одной армии. Ни один танк не мог идти с ней в сравнение – ни американский, ни английский, ни немецкий… Как мы благодарны были за нее нашим рабочим, техникам, инженерам!» – писал маршал Советского Союза Иван Конев.

Красное Сормово танк
Нижегородские танки стали одни из самых лучших во время Второй мировой войны

Всего за четыре военных года в Сормове было построено более 13 тысяч танков. Это примерно столько, сколько произвели во всей Германии за годы войны. Каждая третья «тридцатьчетверка» в войну была родом из «Красного Сормова».

Сормовские танки отличились в боях за Москву, в Сталинградской и Курской битвах, при освобождении городов Европы.

Один из них в первых рядах ворвался в Берлин. После войны командование Советской Армии передало его заводу. Сегодня вместе с первым танком «Борец за свободу тов. Ленин» танк Т-34 № 422 стоит на площади Славы у Северной проходной завода. Его экипаж – пятерка танкистов-гвардейцев, разысканных следопытами, – дважды побывал в Сормове в дни празднования Великой Победы. На 70-летие поклониться героическому танку приезжали их внуки и правнуки.

Также сормовичи выпустили 3 миллиона снарядов для «катюш» и для ствольной артиллерии. Геннадий Чернов пришел на завод в 1941 году после восьми классов школы. В деревообрабатывающем цеху подростки сколачивали ящики для всех видов снарядов – для танков, «катюш», подводных лодок.

– Не все знают, что кроме «катюш» были ещё и «ванюши». Это особый вид снарядов огромной разрушительной силы, которые использовались для уничтожения военной техники и живой силы противника на близком расстоянии. Для этих снарядов, шарообразных по форме, мы тоже делали ящики. Причём «ванюши» летели к цели вместе с деревянной «тарой». Значит, наши ящики тоже громили врага! – улыбается ветеран.

За героический труд коллектив «Красного Сормова» был награжден орденом Ленина (1943) и орденом Великой Отечественной войны (1945). В Нижегородском кремле установлены два памятника трудовому подвигу сормовичей: танк Т-34-85, первым ворвавшийся в Вену, и ограждение рубки подводной лодки «С-13», которая совершила «атаку века». Имя Ефима Рубинчика носит улица в Нижнем Новгороде, находящаяся недалеко от завода «Красное Сормово» (бывшая ул. Калинина). Мемориальные доски в его честь установлены на одном из домов на этой улице и на доме, где он жил. В 2003 году на улице Коминтерна заложена именная звезда легендарного сормовича.

Наша группа ВКонтакте: интересные новости, живое обсуждение, розыгрыши и призы. Подписывайтесь!
Подпишитесь на нас
Похожие публикации