Не представлял себе жизни вне хоккея

фото Игоря Гаврилова

В день нашего визита на стадион «Труд» погода была ещё та! Сильнейший ветер со снегом едва не сдувал ворота. Родители юных хоккеистов согревались горячим кофе в фойе, пока их мужественные чада с азартом гоняли по льду оранжевый мяч. При этом они спокойны, ведь дети в надёжных руках легенды нижегородского «Старта» – двукратного бронзового призёра чемпионатов мира Владислава НОВОЖИЛОВА.

Бренд «Сормово» начинают узнавать

– Владислав Павлович, когда на улице стоит такая стужа, как у вас с посещаемостью, все ли приходят на тренировку?

– С этим у нас всё в порядке. Погодные условия на посещаемость не влияют. Проблемы возникают только из-за того, что некоторые ребята учатся в школе во вторую смену. И то, пусть даже с опозданием, они приходят в любом случае. Даже в 20-градусный мороз мы не отменяем тренировки, в том числе и у самых маленьких. В раздевалку после занятий они возвращаются все вспотевшие!

– Родители не ропщут?

– Нет, они доверяют тренерам. Когда холодно, мы спрашиваем ребят об их состоянии. Если замёрзли, то идём греться.

– Сколько лет вы работаете с детьми на «Труде»?

– Шестой сезон идёт. Мой первый набор – это ребята 2005 – 2006 годов рождения. На сегодня, скажем так, эта у нас основная команда «Сормово». Ещё в этом сезоне я набрал группу мальчишек 2010 – 2011 годов.

– Когда ваши воспитанники начали участвовать в серьёзных соревнованиях, какими успехами можете поделиться?

– Например, в 2017-м мы съездили на два турнира для ребят 2006 года. В Москве, в спорткомплексе «Крылатское», был приличный состав участников, мы заняли достойное пятое место среди десяти команд. Затем в Ульяновске на турнире памяти заслуженного мастера спорта Владимира Монахова тоже стали пятыми. Как говорится, это была проба пера, так что, считаю, выступили неплохо.

– Наверное, в других городах недоумевают: мол, что это за «Сормово»?

– Конечно, Нижний Новгород в мире бенди у всех ассоциируется только со «Стартом», а «Сормово» пока мало кто знает. Но мы потихоньку начинаем раскручивать нашу марку (улыбается).

– Не секрет, что в наше время каждый выезд является весьма дорогостоящим мероприятием. В ряде видов спорта основное финансовое бремя ложится на плечи родителей. Как обстоят дела у вас?

– В хоккее с мячом, к сожалению, примерно всё то же самое. Да, безусловно, руководство старается помогать, но каждому наставнику хочется большего внимания. Тем не менее с игровой практикой всё нормально. За сезон у нас набегает 30 – 35 матчей. Для мальчишек 11 – 12 лет этого вполне достаточно.

Никаких поблажек сыну

– Интересно, у этих ребят полноценные летние каникулы или же вы начинаете заранее готовиться к сезону?

– Тренировки обычно заканчиваются в двадцатых числах июня, а уже с начала августа снова понемногу втачиваемся в рабочий процесс. Потом у нас традиционный спортивный лагерь, а далее к общефизической подготовке добавляются занятия на льду. Сначала в «коробке», потом уже на «Труде». Нынче первую тренировку на большом льду мы провели 21 октября.

– То есть на ледовую подготовку вы не жалуетесь?

– Нет. Я не думаю, что в этом плане мы в чём-то уступаем тем командам, в распоряжении которых есть крытые катки. Мы уступаем в другом – в наполняемости секций. У меня по 2006 году рождения есть 14 человек, и приходится совмещать эту группу с ребятами на год старше, чтобы была полноценная команда. А, к примеру, в Кемерове в каждом отдельном возрасте по 25 – 28 хоккеистов! Соответственно, и внутри команд конкуренция значительно выше. Каждый ребёнок старается попасть в основной состав, чтобы потом его взяли куда-то на турнир.

– А вообще, на ваш взгляд, насколько важен для детей крытый каток?

– Таковы современные реалии. Последние чемпионаты мира проходят уже только под крышей, где на игру не влияют ни мороз, ни оттепель. И подготовительный процесс в идеальных условиях тоже имеет только плюсы. Да, посещаемость тренировок у нас хорошая. Но, допустим, пошёл, снег, и уже приходится вносить какие-то коррективы. А потом необходимо устранять белые пятна, жертвуя чем-то другим.

– За «Сормово» выступает ваш сын Олег Новожилов. Как считаете, кому сложнее – вам с ним или ему с вами?

– Ох, не знаю, как ему, но у меня проблемы есть. Если честно, даже серьёзные проблемы! К Олегу отношусь с большим пристрастием, потому что он сын тренера, я не должен давать ему никаких поблажек. Супруга мне говорит, что я слишком строг с ним. А с другой стороны, если я сына не буду наказывать, то какая будет дисциплина у других ребят?

– Насколько вы довольны прогрессом сына?

– Скажу так: сейчас он умеет как минимум вдвое больше, чем я в его возрасте. Радует, что на тренировках не ленится. Да и с бомбардирскими качествами вроде бы порядок. Хотя, может быть, на этой стадии на них и не нужно обращать особое внимание. Приоритеты – техника владения коньками, клюшкой. Стараемся вложить в головы ребят какие-то правильные вещи. А плоды своей работы будем оценивать на более позднем этапе.

Алма-Ата греет душу

– Почему тренерский путь вы начали именно с детского хоккея?

– После завершения игровой карьеры мне не хотелось уходить из спорта. Всё-таки я всю жизнь посвятил хоккею и в другой сфере себя просто не видел. Но даже при желании тренировать у тебя нет большого выбора. С чего-то надо было начинать, и когда на «Труде» появилась вакансия детского тренера, я с радостью откликнулся на приглашение.

– Обмениваетесь ли вы какими-то методиками с наставниками из других городов?

– Конечно, мы контактируем, делимся информацией. Что касается методик, то в хоккее с мячом всё придумано до нас, велосипед изобретать уже не надо. Сейчас благодаря интернету доступны любые варианты занятий, в том числе и зарубежные. Я, например, внедряю в тренировочный процесс некоторые вещи из Финляндии, они вносят разнообразие и нравятся мальчишкам.

– Вам повезло работать со многими известными тренерами. Может быть, есть тот человек, на которого стараетесь больше всего равняться?

– Наверное, в основе всего у меня лежит школа алма-атинского хоккея. Когда я в 17-летнем возрасте попал в команду «Динамо», хоккеисты казались мне небожителями! Все те тренировки и отношение к ним ребят навсегда врезались в память. А вообще всё лучшее я старался взять от каждого тренера. Бывает, что в какой-то момент требуется принять правильное решение, и оно вдруг берётся буквально из ниоткуда! Потом вспоминаешь: ага, это было в таком-то клубе, у такого-то тренера, он тогда тебе это подсказал.

– Вы ещё совсем недавно входили в тренерский штаб сборной Казахстана. Если не секрет, почему вас не позвали на нынешний чемпионат мира?

– Сложно сказать. Видимо, в команде внутренние перемены. К сожалению, оборвалась ниточка, которая связывала поколение того алма-атинского «Динамо», расформированного в 1993 году, и сборной Казахстана. Туда пришли совсем другие люди, которую пишут новую историю. Но обидно другое: в республике нет сильной команды, элементарно простаивает чудесный каток «Медео». Получается, нет там таких людей, которые смогли бы достучаться до правительства.

– Сами когда последний раз были в Казахстане?

– В 2011 году, когда победил со сборной на Азиатских играх. И уже тогда я твёрдо решил, что буду заканчивать с хоккеем. Через год получил приглашение вновь сыграть за Казахстан на чемпионате мира – отказался. Чувствовал, что уже тяжеловато, и не хотел занимать чьё-то место.

– Как и любому честолюбивому тренеру, вам наверняка хотелось бы поработать на высоком уровне. Если, допустим, завтра «Акжайык» из Уральска перейдёт в суперлигу или вдруг возродится алма-атинское «Динамо», а вас туда пригласят – поедете?

– Если такое случится, то придётся всё сильно обдумывать, чтобы с разбега не прыгнуть в омут с головой. Хотя, естественно, семь сезонов в Алма-Ате до сих пор греют душу. Чемпионом СССР там стал, прошёл не только отличную хоккейную школу, но и жизненную…

Критиков всегда хватает

– Вы оставили большой след и в нижегородском «Старте». В последнее время вроде бы и финансирование стало стабильным, а результата по-прежнему нет. Почему так?

– Если взять этот сезон, то для меня многое непонятно. Вроде бы и состав собрался неплохой, а мы даже в плей-офф не попадаем. Помнится, Юрий Ефимович Фокин в своё время говорил, что самое сложное – это работа с людьми. Когда начинаются поиски виноватых, то это не идёт на пользу команде, которая должна быть единым механизмом. Если же она проиграла матч, то его проиграли все – от тренера до сервисмена.

– Может быть, активнее стоит доверять молодёжи?

– В принципе, у нас есть достойные ребята. Например, Егор Дашков очень хороший хоккей показывает. Моё мнение – чаще стоило бы использовать Владимира Иванова. Мы видим, что приехали ребята из других городов и некоторые не сильнее нижегородцев, но занимают их место. Впрочем, это уже прерогатива тренеров.

– В среде болельщиков бытует мнение, что ушёл «Старт» с родного стадиона – и душа команды, дескать, стала не та…

– Интересно, а разве те хранители традиций в клубе нынче не работают? Даже я ещё застал времена игр на «Труде» – и никто не говорил, что всё не так, какая-то плохая аура. А мнение болельщиков напрямую зависит от результата. Сейчас его нет, поэтому начинаются какие-то разговоры. Но даже если бы в турнирном плане всё было нормально, критиков всё равно бы хватало. Так было во все времена.

– И всё-таки, что было для вас важнее: хороший лёд на «Труде» или атмосфера на «Старте»?

– Да всё было важно! Конечно, на «Старте» было легче заполнить стадион, а это совсем другие ощущения, эмоции. Но вспомните полуфинал против «Енисея» в 2002 году, когда мы вынуждены были бегать на «Старте» по снежной каше. На хорошем льду мы спокойно могли бы выиграть, а в итоге – 1:1. И перед ответным матчем в нас уже никто не верил. К счастью, в Красноярске смогли добиться нужного результата – 2:2. Тот матч – одно из самых ярких воспоминаний в карьере. Увы, это были последние наши медали. Прошло уже 16 лет, а просвета по-прежнему не видно. Остаётся только надеяться на лучшее.