Острый вопрос: польский антисемитизм был не менее страшен, чем антисемитизм Гитлера

Острый вопрос: польский антисемитизм был не менее страшен, чем антисемитизм Гитлера
Нацисты с польскими политиками подружились еще до войны

Скандал начался ещё в канун Нового года, продолжается он до сих пор. Особого накала он достиг ближе к дате 27 января 1945 года, когда Красная армия освободила концлагерь Освенцим – эта дата во всём мире отмечается как Международный день памяти жертв Холокоста… Речь идёт о сильной напряжённости в отношениях между Россией и Польшей, как раз вызванной событиями более чем 70-летней давности.

 

В общем-то, оценка событий Второй мировой войны в наших странах никогда не совпадала. Но на сей раз это «несовпадение» достигло такого предела, что вышло уже на высший государственный уровень. Сначала в канун 80-летнего юбилея начала Второй мировой войны Европарламент принял резолюцию о равной ответственности руководства Советского Союза и гитлеровской Германии за развязывание этой войны. Сделано это было под давлением Польши, которая при этом уже привычно ссылалась на пресловутый «пакт Молотова-Риббентропа». А потом, в декабре 2019 года, последовал ответный удар со стороны России.

На расширенном заседании коллегии Министерства обороны наш президент Владимир Путин назвал решение Европарламента полным бредом и напомнил о фактах тесного сотрудничества Польши и Гитлера в довоенное время. А потом припомнил личность Юзефа Липского, который был послом Польши в Германии в 1935–1939 годах и который публично восхищался планами Гитлера выселить евреев в Африку.

– Сволочь, свинья антисемитская, по-другому сказать нельзя, – сказал наш президент в адрес польского посла. – Он полностью солидаризировался с Гитлером в его антисемитских настроениях и, более того, за издевательство над еврейским народом обещал ему поставить памятник в Варшаве…

Это заявление, задевшее персону Липского, одного из нынешних польских исторических героев, вызвало настоящий шок у политического руководства Польши, и дело дошло до обмена резкими нотами между МИДами обеих стран. А уже после Нового года президент Польши Анджей Дуда отказался ехать в Израиль на день памяти жертв Холокоста – только потому, что там присутствовал президент Владимир Путин…

 

Перед Освенцимом планировали Мадагаскар

Самое примечательное заключается в том, что Польша, кроме пустой ругани в адрес нашего руководства, так толком и не нашла чем ответить Путину. Ибо хочется услышать вовсе не пространные рассуждения, а чёткий ответ на вопрос, говорил польский посол Липский в 1938 году эти слова про памятник Гитлеру или не говорил? Оказывается, говорил, и об этом имеются сохранившиеся исторические документы, один из которых и процитировал Путин. Вот почему польские политики оказались в замешательстве. Ещё бы! Ведь Путин не просто уличил одного из польских довоенных деятелей, считающихся в нынешней Польше национальными героями, но и заставил весь мир обратить внимание на ту сторону польской истории, которую сами поляки стараются сегодня не афишировать…

А замолчать они стараются факт того, что Польша до начала Второй мировой войны была вовсе не демократическим государством, каковой её пытаются сегодня представить польские историки, а авторитарный страной полуфашистского типа. С 1926 года Польшей управляла генеральская хунта в лице диктатора Юзефа Пилсудского и прочих выходцев из военной среды – маршала Эдварда Рыдз-Смиглы, полковника Юзефа Бека… Эта хунта признавала лишь идеологию польского великодержавного национализма. К остальным политическим идеям генералы относились с подозрением. Многие партии и движения в авторитарной Польше находились под запретом. Но польский фашизм проявлялся не только в идейной нетерпимости.

Эта страна стала настоящей тюрьмой для проживавших в ней национальных меньшинств – украинцев, белорусов, немцев, евреев, литовцев, которые составляли не меньше трети от всего населения. Фактически все они не имели в Польше никаких прав. Чтобы получить образование или сделать государственную карьеру, требовалось обязательно принять католичество и взять себе польское имя. В противном случае представители нацменьшинств становились гражданами даже не второго, а третьего сорта, которых можно было безнаказанно унижать и преследовать.

Антисемитизм, то есть ненависть к еврейскому народу, был вообще частью государственной польской идеологии, на чём польские вожди в 30-е годы прошлого века очень близко сошлись с пришедшим к власти в Германии Адольфом Гитлером. Именно поляки предложили фюреру нацистов выселить всех евреев на африканский остров Мадагаскар. Польшей даже была создана специальная комиссия по изучению приспособленности этого острова для заселения его польскими евреями. В мае 1937 года комиссия отбыла из Парижа на Мадагаскар, где поработала 10 недель, составив отчёт относительно пригодности северной части острова к колонизации.

В 1938 году посол Польши в Берлине Юзеф Липский встретился с Гитлером, который пришёл от этой идеи в полный восторг. После чего Гитлер заявил послу, что именно в этом он видит решение еврейской проблемы Восточной Европы – то есть в принудительной эмиграции евреев из Польши, Венгрии и Румынии в заморские колонии, и что лично он, Адольф Гитлер, готов приступить к реализации этого плана немедля. Это вызвало ответное ликование Липского, который и сообщил своему руководству в Варшаве, что готов за принудительное выселение евреев поставить фюреру памятник…

 

«Подавляющая часть населения настроена антисемитски…»

Увы, польский политический антисемитизм не был изжит даже с началом войны и разгромом самой Польши в 1939 году. Оккупировавшие страну немцы очень быстро уловили антисемитские настроения многих поляков и ловко их использовали. Например, нацисты привлекали поляков к охране лагерей смерти, вроде Освенцима, Собибора, Треблиники и других, куда свозили евреев со всей Европы. А кое-где были организованы и настоящие еврейские погромы. Так, в июле 1941 года в местечке Едвабно Белостокской области толпа поляков напала на своих соседей евреев и зверски всех их перебила. Долгое время считалось, что это массовое убийство якобы было осуществлено немцами. Однако в 2001 году американский историк Ян Гросс опубликовал книгу, в которой показал, что погром был совершён местными жителями без какой-либо «немецкой помощи»:

«Основные факты выглядят бесспорно. В июле 1941 года большая группа живших в Едвабно поляков приняла участие в жестоком уничтожении почти всех тамошних евреев, которые, кстати сказать, составляли подавляющее большинство жителей местечка. Сначала их убивали поодиночке – палками, камнями, мучили, отрубали головы, оскверняли трупы. Потом, 10 июля, около полутора тысяч оставшихся в живых были загнаны в овин и сожжены живьём»…

Конечно же, были поляки, которые спасали евреев, даже ценой своей жизни – за это во время оккупации в Польше фашисты казнили свыше двух тысяч человек. Однако тех, кто ненавидел евреев, в Польше было гораздо больше! Антисемитизм вовсю процветал даже в движении польского Сопротивления – в так называемой подпольной Армии Крайовой (Армии Отечества).

Осенью 1941 года руководитель этой армии генерал Грот-Ровецкий писал в Лондон польскому правительству в эмиграции следующее:

«Проеврейские симпатии, выражаемые в заявлениях членов лондонского правительства, производят весьма неблагоприятное впечатление в стране и весьма способствуют успеху нацистской пропаганды. Прошу принять во внимание, что подавляющая часть населения настроена антисемитски. Даже социалисты не составляют в этом исключения, отличие только в тактике. Необходимость эмиграции как способа решения еврейского вопроса также очевидна для всех, как и необходимость изгнания немцев. Антисемитизм стал широко распространённым явлением».

В августе 1942 года писательница Зофья Коссак, руководитель влиятельной подпольной католической организации «Фронт возрождения Польши», опубликовала листовку следующего содержания: «Мы говорим от имени поляков. Наше отношение к евреям не изменилось. Мы по-прежнему считаем их политическими, экономическими и идейными врагами Польши». А в 1944 году комиссар лондонского правительства Кельт сообщал в своём отчёте о поездке в Польшу: «Согласно мнению на местах, лондонское правительство перебарщивает в выражении своих симпатий к евреям. Учитывая, что в стране евреев не любят, высказывания членов правительства воспринимаются как слишком филосемитские».
Неудивительно, что Армия Крайова не только воевала с немцами, но и периодически устраивала еврейские погромы. Всего во время Второй мировой войны от рук фашистов погибло не менее 2,8 миллиона польских евреев. И ещё неизвестно, кто в их гибели виноват больше – польские националисты или немецкие нацисты…

 

«Завершим работу Гитлера»

Ситуация, увы, не изменилась и после освобождения Польши. 1 августа 1945 года случился крупный еврейский погром в Кракове. И хотя части Вой-ска Польского и Советской армии положили конец погрому, среди евреев были убитые и раненые. В докладной записке польских властей говорилось, что с ноября 1944 года по декабрь 1945 года был убит 351 еврей. А в 1946 году жертв было уже больше. Самый известный послевоенный погром случился в городе Кельце… Как проходила сама трагедия, подробно описало электронное историческое издание «Еврейские корни»:

«Утром 4 июля 1946 года начался погром, к полудню возле здания еврейского комитета в Кельце собралось около двух тысяч человек. Среди звучавших лозунгов были: «Смерть евреям!», «Завершим работу Гитлера!»… Толпа взломала двери и ставни, погромщики проникли в здание и начали убивать укрывшихся там людей поленьями, камнями и заготовленными железными прутьями. В ходе погрома было убито от 40 до 47 евреев, среди них были дети и беременные женщины. Также больше 50 человек было ранено».

Более масштабное убийство снова предотвратили срочно подошедшие части Советской армии. И хотя главных убийц-погромщиков изловили и сурово судили, именно после событий в Кельце начался массовый исход остатков еврейского населения из Польши. 24 сентября 1946 года советское посольство в Варшаве сообщало в Москву, что только за несколько месяцев, начиная с июня этого года, страну покинуло более 70–80 тысяч евреев. А вот как излагались причины этого исхода:

«Наличие антисемитских взглядов в стране в предвоенные годы и усиленная пропаганда их за годы немецкой оккупации дают себя чувствовать и в настоящее время. Возникали трудности с определением евреев на работу, так как имелись руководители предприятий, которые отказывались принимать евреев на работу, боясь недовольства со стороны коллектива своего предприятия… После же событий в Келецком воеводстве началась паника и массовое движение на Запад».

Вот так и исчезла еврейская община Польши, когда-то одна из самых многочисленных в Европе. Первый удар по ней нанёс Гитлер, а дело завершили его польские единомышленники, которые вполне могли быть как открытыми нацистами, так и скрытными, рядясь даже в тогу «участников Сопротивления» – их страшное антисемитское дело от этого ничуть не менялось. На сегодня вся еврейская община страны насчитывает едва ли больше полутора тысячи человек…

…Полагаю, что мы сегодня должны открыто и много говорить об этом. И не только устами президента Путина. Ведь Польша для нас – это не просто открытый противник одной из стран НАТО. Это ещё и чудовищная информационная политика, когда все беды страны – в прошлом и настоящем – сваливаются исключительно на Россию, и под это дело подгоняются удобные полякам «исторические факты». Причём делается это на самом высоком государственном уровне! И пора этой политике дать должный и самый жёсткий отпор…

Наша группа ВКонтакте: интересные новости, живое обсуждение, розыгрыши и призы. Подписывайтесь!
Подпишитесь на нас
Похожие публикации