Памятник Тане Савичевой. «Но мы-то живы и помним!»

Страшная трагедия в истории нашего народа – Великая Отечественная война. Историки называют цифру — до 27 миллионов погибших соотечественников. Особо страшно, что среди этих миллионов – дети, множество детей. Вчера отмечалась 75-я годовщина прорыва блокады Ленинграда.

 

Шатки. Начало истории.

Горький и Ленинград связаны судьбами нескольких тысяч детей, эвакуированных по дороге жизни через Ладожское озеро. Привозили ленинградских ребятишек и в г. Горький, распределяли по городам и районам области. Обустраивали, откармливали. В том числе и Таня Савичева была вывезена к нам в Горький, а затем в р.п. Шатки.

К великому сожалению, врачам спасти её не удалось. Она умерла. Похоронена на кладбище в Шатках. Но остался дневник этой девочки, в котором она рассказывала как от голода и холода умирала большая семья Савичевых. Этот дневник стал всемирно известным документом, который использовался на Нюрнбергском процессе в качестве одного из доказательств преступлений против человечества.

Идея создать памятник Тане появилась в 70-е годы прошлого столетия. Занимался этим проектом тогда и Горьковский обком комсомола. Непосредственную работу вёл секретарь по делам учащейся молодёжи Владислав Бородачёв. Был даже объявлен сбор средств на строительство. К сожалению, идея по разным причинам не была реализована.

 

«Других в рабочую группу я не брал…»

По настоящему вернулись к этому проекту в 2009 году. Глава Шатковского района Алексей Иванович Нестеров стал одним из инициаторов. Он рассказал историю губернатору В.П.Шанцеву. Валерий Павлинович одобрил. Началась работа, но поначалу — очень медленно. Тогда губернатор на одном из оперативных совещаний после доклада курирующего стройку заместителя сказал:

— Геннадий Александрович, возьмись за этот проект, ты нижегородец, у тебя должно получиться. Надо к 65–летию Победы открыть мемориал.

Я ответил одним словом:

— Хорошо!

Когда вник в состояние дел, понял, что решить задачу будет крайне сложно. Место установки мемориала не определено, сам проект не доработан, вопросы финансирования не решены… Не буду перечислять всё, что приходилось преодолевать. Главное, что на мой взгляд, позволило решить проблемы – согласие членов рабочей группы, созданной из представителей разных ведомств, их человеческое понимание важности этого мемориала. Ведущим стало министерство культуры (министр М.М. Грошев). Если хотите, и чувство патриотизма присутствовало у всех. Других в рабочую группу я не брал.

Очень щемяще, до слёз…

С авторами проекта  скульптором заслуженным художником РФ Татьяной Георгиевной Холуёвой и архитектором Александром Ивановичем Улановским встретились в мастерской. Татьяна Георгиевна, человек творческий, эмоциональный, даже не старалась сдержать восторг от того, что работа будет возобновлена. Но восторг её несколько поостыл, когда я сказал, что к годовщине Победы мемориал должен стоять в Шатках.

— Это невозможно! Совсем мало времени осталось! Проект ещё не готов!

— Татьяна Георгиевна, это возможно, более того, так и будет!

Наш творческий спор разрешился 7 мая 2010 года, когда на Шатковской земле торжественно был открыт Мемориал «Тане Савичевой и детям войны посвящается». И бОльшая часть населения Шатков пришла на площадь.

А перед этим шла простая напряжённая работа. Еженедельные оперативки и в мастерской скульптора и в Шатках на месте строительства. Губернатор иногда на своих совещаниях спрашивал, как дело продвигается.

— Всё нормально.

— Помощь нужна?

— Нет.

Татьяна Георгиевна — скульптор очень опытный, талантливый. Как им вместе с Александром Ивановичем удалось в этот небольшой комплекс вместить символы военных лет, не понимаю. Я, когда увидел впервые картинку, посвящённую памяти детей, попавших в концлагеря, долго в себя прийти не мог! Очень щемяще, пронзительно до слёз! Истощавшие до последней степени дети, за колючей проволокой, с нездешним взрослым взглядом и немым вопросом «За что?»

 

Дневник в руках Тани

Татьяна Георгиевна очень восприимчиво относилась к замечаниям и даже просила меня пригласить для внешнего совета других творческих людей. Я попросил известных и авторитетных скульптора Виктора Ивановича Пурихова и художника Владимира Николаевича Величко подъехать на одно из наших совещаний. Оценки коллег были высокими, и это вдохновило творческую группу на быстрое завершение работ.

Один элемент мемориала появился по моему предложению. Скульптор переживала, что руки девочки как – то не выразительны, обращены к людям, как бы с просьбой. В голову мою, тогда ещё не очень полысевшую, пришла идея.

— А пусть у неё в руках будет тот самый дневник, раскрытый на последней страничке. Ведь он же был документом на Нюрнбергском процессе! В нём сосредоточена вся скорбь маленькой девочки. И его она предлагает нашему поколению с просьбой не забывать зверства нацистов, не допустить повторения!

Идею поддержали, и этот элемент стал частью памятника.

Порядок наводили жители

Отдельно надо похвалить главу Шатковского района А.И. Нестерова. Без паники работал. Сумел, после того, как было принято решение разместить мемориал рядом со школой, договориться с жителями прилегающих домов о наведении порядка. Организовать музейную композицию в школе, ежедневно контролировать ход строительных работ, благоустройство и планировку прилегающих территорий. И всё получилось. И зимой на благоустройстве не работали, мною было запрещено, и всё равно успели и качественно. Алексей Иванович, если читаете эту статью — помню и уважаю!

Татьяна Георгиевна после открытия мемориала подарила мне фотоальбом с историей работы над проектом. С дарственной надписью, в которой со свойственной ей эмоциональностью раздаёт персональные оценки. Всю по понятным причинам приводить не буду, только завершающую часть:

«Авторы проекта понемногу осознают, что памятник реально стоит, что «это» правда сбылось!!!»

Мемориал включён в туристические маршруты. При транзитных поездках в Б. Болдино, тоже плановая остановка. Из Арзамаса, Саранска других городов люди едут отдать дань памяти Детям войны и Тане Савичевой персонально!

На последней страничке Таниного дневника запись «Савичевы умерли все».

Но мы-то живы и помним!

 

Геннадий Суворов

Фото из архива автора