Путешествие Екатерины II по Волге

Императрица Екатерина II 250 лет назад совершила путешествие по Волге. «Волжский вояж», длившийся со 2 (13) мая по 5 (16) июня 1767 года, включал посещение прибрежных городов, монастырей и достопримечательных мест.

2 мая 1767 года в два часа дня от пристани Императорского путевого дворца в Твери флотилия Екатерины отправилась в путь. В состав флотилии входили: императорская галера «Тверь»; галеры «Волга», «Ярославль», «Казань», «кухонные» галеры «Углич», «Кострома», «Нижний Новгород», «Симбирск», госпитальное судно «Ржев Владимиров», собственное судно графа З.Г. Чернышева «Лама», собственное судно графа Г.Г. Орлова «Севастьяновка», галера для иностранных министров «Вома», 2 полубарки с командою лейб-гвардии полков; 8 полубарок с придворными и 4 большие лодки. Зрелище впечатляющее!

В путешествии императрицу сопровождало около полутора тысяч человек, в том числе высшие придворные, армейские и флотские чины, фрейлины, лекари; послы Испании, Австрии, Дании, Саксонии, Пруссии со своими свитами.

5 мая Екатерина посетила Калязинский монастырь, а на следующий день, 6 мая, прибыла в Углич, где побывала в Преображенском храме, а затем в доме воеводы встречалась с представителями местного дворянства.

9 мая императрица сначала посетила Спасо-Преображенский храм в Рыбной слободе (ныне — Рыбинск), после обеда в селе Малшино, и отбыла в Ярославль. Древний город принимал Екатерину Алексеевну со всеми почестями: хлеб-соль, звон колоколов, пушечный салют, восторженные крики.

В Ярославле Екатерина II пробыла четыре дня, посетив Успенский собор, Спасский монастырь и осмотрев фабрики местных промышленников.

«…а теперь сбираюсь ехать в разные фабрики, и прежде воскресенья отселе не поеду. Чужестранные министры все здесь в полном удовольствии». — Из письма Екатерины II Н.И. Панину от 10 мая 1767 года.

В архиерейском доме Екатерина принимала жителей Ярославля и округи — духовенство, дворянство и купечество. Вечером 11 мая императрица в русском ярославском платье и кокошнике посетила организованный дворянством и купечеством прием.  13 мая, в 6 часов вечера, императрица при колокольном звоне и громе пушек вернулась на галеру, чтобы продолжить путешествие.

Вечером 14 мая флотилия прибыла к «колыбели» Дома Романовых — Ипатьевскому монастырю, который императрица посетила на следующее утро. По случаю ее приезда в северном прясле монастырской стены были устроены специальные ворота, ставшие основным входом в монастырь. После Литургии и монастырской трапезы императрица со свитой на шлюпках переправились на другой берег р. Костромы и через триумфальные ворота вступила в город. После представления костромичей Екатерина II возвратилась в Ипатьевский монастырь. Перед отправлением она пожертвовала обители 3000 рублей.

19 мая императорская флотилия прибыла в Городец. В Городецком Феодоровском монастыре императрица приняла участие в освящении построенного собора в честь Феодоровской иконы Божией Матери, одной из святынь Дома Романовых. Государыня сделала пожертвования на украшение храма и для братии.

Приятное впечатление на августейшую особу путешествие производило не только торжественными приемами, выражением народной радости при встрече государыни, но и самой красотой приволжской природы. «Волга не в пример лучше Невы», — писала Екатерина М. Воронцову.

20 мая Екатерина прибыла в Нижний Новгород. Ее шлюпка причалила к пристани, устроенной на берегу напротив соляного двора. Тут ее ожидали нижегородский губернатор Яков Семенович Аршеневский, вице-губернатор Максим Иванович Макшеев, дворянство, духовенство, почетное купечество и огромная масса народа. Императрица посетила литургию в кремлевском Спасо-Преображенском соборе и остановилась в архиерейском доме.

«Сей город ситуацею прекрасен, а строением мерзок, только поправится вскоре; ибо мне одной надобно строить как соляные и винные магазейны, так губернаторский дом, канцелярию и архиву, что все или на боку лежит, или близко того…» — Из письма Екатерины II Н.И. Панину от 22 мая 1767 года.

Недовольство императрицы, возможно, объяснялось её европейским вкусом, недавним пожаром и общей неустроенностью Нижнего. По переписи 1779 г. в городе числилось 1549 жилых зданий, из них только 25 — каменных. Немощёные улицы разбегались вкривь и вкось вдоль оврагов. Имелось десятка полтора «заводов» и «фабрик», но предприятия эти были очень скромными. Население составляло не более 7 тысяч человек, зато жалоб государыня получила до двухсот.

По просьбе местных купцов Екатерина II постановила основать Нижегородскую торговую компанию, указав «торговать им, чем за благо разсудят». Затем она лично рассмотрела устав торговой компании и предложила собственные решения по всем его пунктам.

Во время пребывания в городе ей был представлен местный изобретатель-механик Иван Петрович Кулибин, впоследствии приглашённый ко двору в столицу.

22 мая флотилия покинула Нижний Новгород, и на другой день императрица посетила Макарьевский Желтоводский монастырь.

24 мая Екатерина прибыла в Васильсурск. После обеда императорская флотилия последовала вниз по реке. Возможно, благодаря этому визиту в 1779 году Василь станет уездным городом, а в 1781 году получит герб в виде «основания корабельной кормы в знак того, что в окрестностях сего города заготовляются лучшие корабельные леса».

25 мая императрица прибыла в Чебоксары. «Чебоксары для меня во всем лучше Нижнего Новгорода»,— писала Екатерина Панину. Во время краткого пребывания в городе Екатерина II посетила собор Троицкого монастыря и дом Соловцова.

«…По сем Ея величество соизволила пойти в карете за город, дабы собственным озрением осмотреть принадлежащие для корабельного строения адмиралтейству дубовые рощи: куда прибыв, несколько времени пешком по оным ходити изволила». — Из синодика Чебоксарского Троицкого монастыря.

26 мая императрица со свитой уже была в Казани. Флотилия прошла по реке Казанке к городу под звуки пушечного салюта, колокольного звона и криков «ура». Шлюпки подошли к пристаням у Казанского кремля, где Екатерину II встречали первые лица города и губернии, офицеры, дворянство и купечество. Императрица отправилась через Тайницкие ворота в кремлевский Благовещенский собор. В Казани императрица пробыла пять дней, в течение которых праздничные троицкие богослужения перемежались приемами и народными гуляньями, посещением фабрик, духовной семинарии, монастырей.

По случаю приезда императрицы в городе были иллюминированы дома, возведены двое триумфальных ворот: трехарочные ворота с колоннадой и статуями, устроенные купечеством возле места пребывания Екатерины II, и ворота с изображением государственного герба возле здания гимназии, построенные директором гимназий Ю.И. фон Каницом.

«Мы вчера к вечеру сюда приехали и нашли город, который всячески может слыть столицею большого царства. Прием мне отменной, нам отменно он кажется; кои четвертую неделю видим везде ровную радость, а здесь еще отличнее. Если б дозволили, они бы себя вместо ковра постлали… Я живу здесь в купеческом каменном доме, девять покоев анфиладою, все шелком обитые; кресла и канапеи вызолоченныя; везде трюмо и мраморные столы над ними», — писала Екатерина Панину 27 мая 1767 года.

Каждый день императрица принимала горожан. По встрече с жителями татарских слобод она рассмотрела некоторые их жалобы. Убедившись в лояльности мусульман, Екатерина II подтвердила курс на облегчение их положения в стране, дав устное разрешение вновь строить мечети: Юнусовскую и Апанаевскую. Кроме того, ею было предложено вести обучение некоторых категорий государственных служащих татарскому языку.

После осмотра города императрицей было утверждено положение о его крупной гражданской каменной застройке, для чего поручено было составить точный план Казани.

Накануне отъезда Екатерины из Казани, 31 мая, был устроен бал-маскарад. 1 июня государыня покинула Казань.

2 июня императрица посетила Болгарское городище, где осмотрела остатки каменных строений.

«Вчерашний день мы ездили на берег смотреть развалины старинного, Тамерланом построенного, города Болгары и нашли действительно остатки больших, но не весьма хороших строений, два турецких минарета весьма высокие, и все, что тут ни осталось, построено из плиты очень хорошей; татары же великое почтение имеют к сему месту и ездят Богу молиться в сии развалины. Сему один гонитель, казанский архиерей Лука, при покойной императрице Елисавете Петровны, позавидовал и много разломал, а из иных построил церковь, погреба и под монастырь занял, хотя Петра I указ есть, чтоб не вредить и не ломать сию древность», —    писала Екатерина Панину.

Под впечатлением от увиденного Екатерина II написала сочинение «О болгарах и халисах».

3 июня императрица посетила имение И.Г. Орлова в с. Вознесенское. Она восторженно отзывалась о природе и довольстве местных жителей: «Хлеб всякаго рода так здесь хорош, как еще не видала: по лесам же везде вишни и розаны дикие, а леса иного нет, как дуб и липа; земля такая черная, как в других местах в садах на грядах не видят. Сии люди Богом избалованы; я от роду таких рыб вкусом не едала, как здесь. И все в изобилии, что себе представить можешь, и я не знаю, в чем бы они имели нужду; все есть и все дешево».

5 июня флотилия прибыла в Симбирск. По прибытии в город Екатерина остановилась в доме купца Мясникова (единственном, не считая собора, каменном здании в городе).

«Город же самой скаредный, и все домы, кроме того, в котором я стою, в конфискации. Я теперь упражняюсь сыскать способы, чтобы деньги были возвращены, домы по пустому не сгнили и люди не приведены были вовсе в истребление», — писала Екатерина Панину 7 июня 1767 года.

8 июня императрица выехала в Москву по дороге через Алатырь, Арзамас и Муром. 16 июня она приехала в столицу.

16 января 1768 года был подписан высочайший указ в адрес Адмиралтейств-коллегии: «Буде не можно безвредно до Петербурга довезти построенныя для нашего плавания по Волге суда, то повелеваем адмиралтейской коллегии оныя перевести до Казани, и тамо по своему разсуждению, или переделав употреблять для своих перевозок по Волге-pеке, или вытаща в удобном месте на берег под сараем хранить». Что и было исполнено: суда флотилии были доставлены в Казанское адмиралтейство.

Галеру «Тверь» по повелению императора Александра I следовало «хранить, не переменяя того вида, какой она имела во время Высочайшего путешествия…». Судно считалось историческим памятником, находилось под надзором Морского министерства, затем Казанской городской управы. В 1888 году для хранения судна был построен специальный деревянный павильон. «Тверь» удалось спасти в 1918 году, ее взяли под защиту члены Общества археологии, истории и этнографии при Казанском университете. Лишь в 1954 году, несмотря на протесты музейных работников, республиканское управление культуры сняло охрану галеры и в октябре 1956 года вследствие детской шалости павильон, в котором хранилась галера «Тверь», был уничтожен пожаром. Сегодня макет галеры выставлен в Национальном музее Республики Татарстан. В 2005 году на Петербургской улице установлен памятник галере.

Подготовил к публикации Александр ДЮЖАКОВ

 

Источник: «Воротынская Интернет-газета»

Добавить сайт в мои источники