Современные методы лечения сердечных болезней становятся всё более доступны для нижегородцев

Фото Николая Нестеренко

В печальной иерархии болезней, приводящих к преждевременной смерти, лидируют сердечно-сосудистые патологии. В первую очередь – инфаркты и инсульты. Ещё совсем недавно высокотехнологичную медицинскую помощь в этих случаях могли получать лишь пациенты центральных клиник в крупных российских городах. Теперь же даже для жителей глубинки сердечно-сосудистые заболевания перестали быть приговором. Какие методы лечения существуют сейчас в регионе? И что нужно сделать, чтобы эта помощь была максимально доступна всем нижегородцам?

 

Высокие технологии – на поток

С 2011 года наш регион включён в федеральную программу по созданию специализированных медучреждений, где пациентам с сердечно-сосудистой патологией оказывают высокотехнологичную помощь. Тогда же открылся первый региональный сосудистый центр (РСЦ). Базой для него была выбрана городская клиническая больница № 13 – одно из крупнейших лечебно-профилактических учреждений Нижнего Новгорода, средоточие всего нового и передового.

– За эти годы механизм оказания экстренной помощи больным с острыми патологиями сосудов сердца и головного мозга отработан до автоматизма, – рассказывает руководитель РСЦ Максим Вереш. – Значительно сокращено время от постановки диагноза до начала лечения. Так, операции по стентированию проблемных сосудов в настоящее время в нашем центре поставлены на поток и выполняются в круглосуточном режиме. Напомню, что РСЦ работает в одной связке с первичными сосудистыми отделениями, функционирующими в Нижнем Новгороде и районных центрах нашей области. Там выполняется и тромболизис (растворение тромба под воздействием вводимых в кровь препаратов). А вот на операцию пациентов доставляют уже к нам. Сегодня примерно половина больных, которым мы выполняем стентирование коронарных сосудов в первые сутки после инфаркта, – это пациенты, поступившие из области.

Если к началу 2011 года госпитальная летальность от инфаркта миокарда и острого нарушения мозгового кровообращения достигала в Нижнем Новгороде 15 и 23 процента соответственно (что превышало даже средние показатели по России), то уже за первый год работы РСЦ наметилась тенденция к снижению смертности: по инфаркту миокарда – на 2,7 процента, по острому нарушению мозгового кровообращения – на 3,1 процента. В последние два года летальность среди кардиобольных остановилась на уровне 10 процентов, от нарушений мозгового кровообращения – около 18 процентов, а это уже близко к европейским стандартам.

В центре проводятся операции не только на коронарных сосудах, но и на сосудах головного мозга. Это так называемое эндоваскулярное направление, когда без трепанации черепа через крупный сосуд руки или ноги можно войти хирургическим инструментом в сосуд головного мозга и закрыть аневризму, которая рано или поздно разорвалась бы, став причиной геморрагического инсульта.

Другой эксклюзивной и высокотехнологичной операцией, выполняющейся в центре, является эндоваскулярная тромбоэкстракция из церебральных сосудов при ишемическом инсульте. Эта операция является альтернативой тромболитической терапии (растворению тромба медикаментами) при данной патологии, но более эффективна и имеет гораздо меньше осложнений. У РСЦ на базе 13-й больницы самый большой опыт хирургических вмешательств такого рода в Нижегородской области. В этом году центр уже получил 20 квот на подобные высокотехнологичные операции. Но делать их могут здесь гораздо больше.

Лечебный эффект

После операции больные наблюдаются на круглосуточном мониторинге в отделениях реанимации и неотложной кардиологии, которые работают в одной связке с сосудистым центром.

Одно из последних новшеств РСЦ – ежедневная часовая видеоконференция со специалистами всех первичных сосудистых отделений. Такая оперативная связь помогает быстро перераспределять пациентов в зависимости от показаний и вовремя оказать необходимую помощь, включая хирургическое вмешательство.

– Каждый год в центр поступают порядка 4,5 тысячи пациентов с острой сердечно-сосудистой патологией: около 2000 с инсультом и 2500 больных с инфарктом миокарда, – продолжает Максим Михайлович. – Если в 2011-м нами выполнено всего лишь несколько десятков вмешательств по установке стентов, то теперь порядка 1200 ежегодно, причём около половины из них направляются из первичных сосудистых отделений. Всё это яркие примеры доступности высокотехнологической медицинской помощи для жителей региона.

Но потребность в приёме больных с нарушением мозгового кровообращения и острым коронарным синдромом постоянно увеличивается. В этом году министерством здравоохранения области региональному центру выделено 1600 квот на оказание высокотехнологичной помощи при сосудистой катастрофе. Это гораздо больше, чем в прошлом году, и значительно больше, чем у других сосудистых центров нашего региона. С одной стороны, это, конечно, хорошо, но, с другой, приходится думать о перепрофилировании других отделений больницы, чтобы разместить всех поступающих в центр больных и выполнить государственный заказ. Нам становится тесно. Нужны дополнительные площади.

Конфликт интересов

Между тем резервные площади для расширения сосудистого центра у больницы есть. В июне следующего года заканчивается срок договора аренды с частной медицинской структурой «Коралл», которая с 2003 года размещается на целой тысяче квадратных метров стационара. В своё время, когда экстренную высокотехнологичную помощь больным с инфарктами и инсультами за счёт государства получить было довольно проблематично, открытие данного медицинского центра было вполне оправданным, но теперь то же самое, и даже в большем объёме, уже доступно по ОМС.

Для большой многопрофильной больницы, как 13-я, квоты на высокотехнологичные услуги – это не просто признание высокого профессионализма её сотрудников, но и способ решения целого ряда финансовых проблем, неизбежных сегодня в нашем здравоохранении. Не секрет, что тарифы ОМС далеко не всегда покрывают затраты на лечение пациентов стационара. Чем выше число получаемых учреждением квот, тем больше шансов обеспечить необходимым тех, кто лечится по обычным стандартам. Зарплата медперсонала больницы тоже немаловажный фактор, если дорожить стабильностью коллектива. Конфликт интересов очевиден. А потому главный врач 13-й Александр Разумовский категорически против продления договора аренды, на котором «Коралл» настаивает.

– У этой структуры на 30 койках 4 пациента, – возмущается Александр Васильевич, – реанимация и операционная практически не используются. А нам эти помещения жизненно необходимы, чтобы полнее удовлетворить потребность больных в оказании высокотехнологичной медицинской помощи, причём в полном объёме, как это предусмотрено федеральной программой. Поэтому я сделаю все, чтобы уже через год площади, которые сегодня занимает «Коралл», перешли в наше распоряжение.

Никто не возражает против того, чтобы параллельно с государственной медициной развивалась частная. У пациентов должен быть выбор, тем более если они готовы заплатить за повышенный комфорт и подчёркнутое внимание к своей персоне. Но когда речь идёт об острых состояниях, когда всё решается минутами и часами, эффективная помощь должна быть доступна всем. И если для этого нужны дополнительные койки и квадратные метры, чтобы разместить поциентов, частная медицина должна подвинуться и уступить место государственной.

АВТОР: Лариса СМИРНОВА