Спина прямая, туфли на каблуке. 101-летняя нижегородка раскрыла секрет долголетия

Фото Николая Нестеренко

Если заходит разговор о возрасте, Антонина Петровна ФОМИЧЁВА любит задать этот каверзный вопрос: «А как вы думаете, сколько мне лет?» – «Ну…» –задумывается собеседник. «Сто!» – весело объявляет пенсионерка. И покидает ошарашенного собеседника. Спина прямая, туфли на каблуке. Точнее, нашей героине 101. Она прекрасно поёт и обожает принимать гостей. Потрясающее жизнелюбие!

 

 

Неизвестное слово 

Антонина Петровна родилась ещё в Российской империи, за полгода до революции. Всё помнит прекрасно. Удивительно это сознавать: она рассказывает о том, что видела век назад своими глазами. 

– Родители, Пётр Иванович и Александра Ивановна Лапины, были простыми крестьянами, но жили мы хорошо: имелись корова, лошадь, – вспоминает Антонина Петровна. – Конечно, мать с отцом много трудились. Как и все в нашем воротынском селе Елвашка. Было 400 дворов – крепкое село. Пьянства никакого. Родился брат Толя. Как нас воспитывали? А никак! Мы, дети, во всё вникали вместе со взрослыми. Трудились с малых лет. Помню, как мы с девочками лён в снопы закладывали, мяли, сушили, колотили. И всё это с песней. За ягодами ходили. Это совершенно нормально воспринималось – надо трудиться. 

Любимые воспоминания – как целой артелью убирали избы к Пасхе. Как навалятся и взрослые, и дети, со смехом и песнями: сегодня в одной избе стены, потолки – всё до последнего брёвнышка перемоют, завтра – в другой. А ещё – как дома собиралось много людей: отцовы две сестры, два брата, с семьями, как мама пекла пироги и блины, как пели протяжные народные песни. Голоса такие были – стены дрожали. 

– Одиночество – тогда и слова такого не знали, – рассказывает собеседница. – Такая, знаете, была, соборность – все вместе. Эта атмосфера – моя. У меня в ней потребность. 

Песня во спасение 

В 1937-м, когда после экспериментов с деревней стало невмоготу, семья из Елвашки вынуждена была уехать. Родители обосновались в Дзержинске, а Антонина отправилась с мужем в Горький. Алексей устроился на авиационный завод. В апреле 1941-го родилась Аля. А через два месяца – война. 

– У железнодорожного вокзала обычно была оживлённая торговля: пироги, булки разные. Накануне мы там были – жизнь кипела, – перебирает картинки памяти Антонина Фомичёва. – А как только о начале войны объявили, поехали туда – пустая площадь. Бросились в магазины – все продукты уже как ветром сдуло. 

Мать и Тоня с крохой на руках уехали обратно в Елвашку. Там хоть как-то можно было прокормиться. Алексея оставили на заводе, а отец и брат Антонины Петровны ушли на фронт. Оба погибли. 

– В селе остались одни женщины, старики да дети, – вспоминает героиня военные годы. – Как ножом по сердцу был плач, просто вой, разносившийся по улицам, когда приходила очередная похоронка. Конечно, поддерживали друг друга, за работой забывались, спасались народной песней – есть в ней сила. Но когда собрали митинг и объявили: «Победа!», все ревели, потому что мужчин из села больше половины на фронтах полегло… 

Простые радости 

После войны у Фомичёвых родились Галя и Женя. 

– Жили мы, – вспоминает героиня, – в трёх комнатах – три семьи. У нас трое детей и у соседей по двое. И как же дружно жили: и помогали друг другу, и за праздничный стол вместе садились, и в кино всей гурьбой ходили. Всё, как я люблю! 

Антонина Петровна вслед за мужем пошла на авиационный завод – револьверщицей. 40 лет отработала. 

– Труд тяжёлый был. Вообще в жизни, конечно, немало трудностей выпадало, но я как-то на них не сосредотачивалась, не тужила, не роптала, старалась видеть и в жизни, и в людях в первую очередь хорошее, доброе. Это и нервы сохраняет, и здоровье в целом. Честное слово! – делится секретами жизнелюбия героиня. – Кроме того, мне всегда помогала песня. А ещё – умение радоваться простым вещам. Например, сшить себе новое платье, посмотреться в зеркало – и порадоваться! 

Приодеться Антонина Петровна любит и сейчас. 

– В этой кофте? Не-е-ет, – выбирает она наряд для фотосъёмки. – Она какая-то старушечья! 

Целый шкаф нарядов и обувь – обязательно на каблуке. 

– Люблю! – объясняет Антонина Петровна. – Это красиво. 

И раскрывает ещё один секрет: не давать себе покоя, обязательно двигаться. Каждый день, в любую погоду она проходит большие расстояния. 

Родных разбросало: дочь Галя на Дальнем Востоке, внучка Светлана с тремя правнучками – в США. Но внучка Катя с правнучкой Настей живут с Антониной Петровной в одном подъезде. Приходят постоянно. А ещё у героини есть вторая семья – клуб ветеранов «Дружба». Уже почти 30 лет она постоянный участник праздников, экскурсий, концертов. Антонина Петровна читает стихи и поёт. И часто после мероприятий говорит: «Ну что, теперь ко мне?» Человек 20 за столом в её квартире – это нормально. Всех накормит и, как говорят подруги, сама не сядет, пока не убедится, что у каждого гостя есть тарелка и вилка. 

– Я не помню обид, люблю людей, люблю жизнь, – разводит руками Антонина Фомичёва. – Вот и все мои секреты! 

Добавить сайт в мои источники