Топливный сбор: как нижегородские власти выстраивали отношения с нефтепереработчиками

Топливный сбор: как нижегородские власти выстраивали отношения с нефтепереработчиками
Фото: Александр Воложанин
Цены на бензин в регионе всегда под пристальным вниманием.

Мы продолжаем изучать историю нижегородской нефтепереработки в рамках нашей рубрики, посвящённой 800-летию Нижнего Новгорода. Развитие любого предприятия зависит от экономической и политической ситуации в регионе и от отношений с целым рядом структур. Разбираемся, как это работает, на примере кстовского НПЗ.

 

План-перехват

Включение Кстова в крупные федеральные проекты иногда порождают спорные ситуации:

в 2017 году компания «Транснефть» в судебном порядке добивалась «изменений генплана Кстова, чтобы вынести линейную производственно-диспетчерскую станцию «Староликеево» за городскую черту» («Коммерсантъ» 12.05.2017). Причина иска в том, что в рамках городской черты находилась производственная площадка, на которой «Транснефть» предполагала осуществлять реконструкцию, а в городской черте этот проект мог войти в противоречия с градостроительными нормами, что могло создать проблемы крупному проекту по строительству нефтепродуктопровода для снабжения Московского авиационного узла.

Проблема местной власти состояла в том, что исключение Староликеева из городской черты снижало налоговые поступления в бюджет Кстова. Впоследствии суд отказал «Транснефти» в иске к администрации Кстова в связи с тем, что «опасения истца напрасны» («Коммерсантъ» 05.06.2017).

Этот экономический проект был реализован в другом формате: позднее сообщалось, что «Транснефть – Верхняя Волга», дочка «Транснефти», ввела в эксплуатацию головную продуктоперекачивающую станцию (ГПС) Шилово-3», с помощью которой планировалось увеличить «поставки керосина для Московского авиаузла до 2 млн тонн». «Наливать авиакеросин на новой ГПС смогут «ЛУКОЙЛ», «Газпром нефть», «Роснефть», «Сургутнефтегаз» (Neftegaz, 16.02.2018).

 

Ценные указания

Изменение системы социально-экономических отношений в стране находят своё чёткое отражение в выстраивании отношений бизнеса с местной властью. Эти отношения начинаются с уже упоминавшейся претензии антимонопольного ведомства к АО «Норси» и создания областной комиссии «по выявлению монополистических действий в ценообразовании под председательством вице-губернатора Юрия Лебедева» («Коммерсантъ», 01.12.1995). Причина действий областных властей понятна: региональная компания – «бесспорный монополист на областном рынке: на его долю приходится около 80% поставок бензина и около 90% дизтоплива» – подняла цены на свою продукцию.

Но аналогичная ситуация, произошедшая восемью годами позже, имела иную реакцию областного руководства. «Вчера губернатор Нижегородской области Геннадий Ходырев заявил, что область может пересмотреть отношения с НК «ЛУКОЙЛ» из-за того, что компания предлагает топливо для сельскохозяйственных работ по более высоким ценам, чем продаёт его в других областях. Губернатор не исключил, что поставками нефтепродуктов для посевной займётся другая компания, а не владелец расположенного в области НПЗ – «ЛУКОЙЛ-Волганефтепродукт» (бывший «НОРСИ»)».

Ходырева возмутило то обстоятельство, что «компания поставляет топливо во Владимирскую область по более низким ценам, чем в Нижегородскую, при том что поставки идут с одного нефтеперерабатывающего завода, расположенного под Нижним Новгородом» («Коммерсантъ», 20.03.2003). Это обстоятельство руководство «ЛУКОЙЛа» внятно объяснить в 2003 году не смогло, но позднее неоднократно отмечалось, что производственная политика «ЛУКОЙЛ-Волганефтепродукта» объясняется прежде всего тем, что кстовский НПЗ расположен «ближе всего к самому крупному рынку моторного топлива – московскому региону» («Коммерсантъ», 05.06.2018). Очевидно именно поэтому в нижегородском регионе кстовское топливо продавалось по московским ценам.

Энергия развития

С этим же было связано и монопольное положение «ЛУК-ОЙЛа». «Представитель одной из нефтекомпаний, которые хотели бы присутствовать на нижегородском топливном рынке, заявил, что ценовая политика «ЛУК-ОЙЛа» в отношении области объясняется его монопольным положением – компания поставляет в регион около 90% нефтепродуктов» («Коммерсантъ», 20.03.2003).

Во времена губернаторства Валерия Шанцева обладминистрация в большей мере занималась розничной сетью продажи топлива, и, в частности, в ноябре 2003 года губернатор отмечал, «что за год на АЗС Нижегородской области вдвое – с 50% до 25% – сокращены объёмы продаж контрафактного дизельного топлива» («Коммерсантъ», 28.11.2003).

Отношения между кстовским заводом и областной администрацией в целом носили позитивный характер, причём эти отношения со временем улучшались. «ЛУК-ОЙЛ» постоянно размещает инвестиции в теперь уже принадлежащий ему НПЗ и, кроме того, участвует в социальной жизни региона. Также в рамках соглашения о сотрудничестве между правительством Нижегородской области и «ЛУКОЙЛом» компания продолжит оказывать поддержку в реализации благотворительных проектов на территории региона» (Neftegaz, 18.11.2019).

Подписывайтесь на наш Telegram-канал «Официальный источник», и новости сами придут к вам.
Подпишитесь на нас
Самое популярное
Новости партнеров