Все в работе

Фото Александра Воложанина

…На завод «Красное Сормово» пропускают всех. В буквальном смысле: проходная открыта; режимное предприятие, не спрашивая документов, принимает в себя и сотрудников, и членов их семей, и студентов, и школьников. Школьники, к слову, идет целыми классами. Периодически слышно: «3-й «Б», не отстаем!»

Завод спускает на воду новый танкер проекта RTS27М. Для сормовичей это событие – настоящий праздник, которым нужно делиться с миром.

 

Рабочее совещание

— Да, в прежние годы Сормово отправляло на воду по 14 судов в год, спуск со стапелей был рядовым событием, — говорит Алексей Рахманов, руководитель Объединенной судостроительной корпорации – в нее с недавнего времени входит и «Красное Сормово».

Рахманов – нижегородец, сормович. Окончил политехнический институт (так раньше назывался НГТУ имени Алексеева), работал на заводе «Лазурь», и лишь потом перебрался в Москву.

Последним местом работы перед уходом в ОСК у Алексея Рахманова значится министерство промышленности и торговли РФ. С 2012 года он – заместитель министра. В эти же годы врио губернатора Нижегородской области Глеб Никитин в том же министерстве работал заместителем того же министра (затем — первым замом).  Приятное для Нижегородской области совпадение.

Прибывший на «Красное Сормово» чтобы принять участие в торжественной церемонии спуска на воду нового танкера, Глеб Никитин отнюдь не производит впечатления человека, который впервые увидел кораблестроительное производство.

Он проходит по цеху, внезапно гулкому после того, как новый танкер покинул его стены, прямо во время «экскурсии» ведет рабочее совещание.

— Глеб Сергеевич говорил, что будет помогать нижегородскому судостроению, — обратится потом с трибуны к сормовичам Алексей Рахманов. – Но он уже очень хорошо ему помог. Если бы не федеральная программа поддержки строительства гражданских судов, в разработке которой он принимал непосредственное участие, мы бы не спускали сегодня на воду этот танкер.

 

Сумбурный год

 

Вообще, двухтысячные годы для «Красного Сормова» были, как уклончиво говорят сами работники, «всякими». Иногда заказов хватало, а порой приходилось сокращать не только производство, но и сотрудников.

— Даже начало 2017 года выдалось достаточно сумбурным, — произносит генеральный директор завода Николай Жарков, — заказы пришли позднее запланированного. Поэтому для того, чтобы сдать этот танкер в срок, нам пришлось работать в две, а иногда в три смены. Наступающий год станет иным: мы уже сегодня знаем, каким будет фронт работ.

— «Красное Сормово»  — тот редкий завод в структуре ОСК, который никогда, ни при каких обстоятельствах не срывал сроки выполнения заказа, — отмечает Алексей Рахманов.

 

 

Направление — Балтика

 

Танкер проекта RTS27М «Балт Флот 18» строился для компании «БФ Танкер». Для завода он уже третий по счету – на ближайшее будущее намечены производство и сдача еще двух. Его особенность – в том, что судно в шести своих танках может перевозить до трех сортов грузов одним рейсом. Причем речь идет не только о нефти и нефтепродуктах, но и о вредных жидких веществах. Поскольку работать танкер будет и на реках, и на морях, конструкторы обеспечили ему максимальную устойчивость и при этом – максимальную же маневренность. Обещают теперь провести работу над снижением количества потребляемого топлива (и, соответственно, повышением экологичности).

— Россия – великая морская держава, — говорит депутат Государственной Думы Денис Москвин, — и меня очень вдохновляет тот темп, который взял завод «Красное Сормово». За последние 15 лет на воду было спущено около ста судов. Конечно, мы пока отстаем по темпам производства от Южной Кореи, мирового лидера судостроения, но, я уверен, лишь пока. Вспомните фотографии нижегородской стрелки 50-60-х годов! Насколько массовым было судоходство!

…Торжественная церемония спуска судна длится буквально минут пятнадцать. Пока руководители региона и предприятия приветствуют сормовичей, сам танкер плавно опускается со стапелей в воду.

Бутылка шампанского разбивается о борт с первого раза – значит, впереди у корабля большая и активная жизнь.

 

 

«Три кита» промышленной политики

 

То, что новый руководитель Нижегородской области будет последовательно знакомиться с ключевыми предприятиями региона, стало понятно в тот момент, когда фамилия Никитин впервые была произнесена в контексте региона.

Объяснений не требуется. Во-первых, Глеб Сергеевич – выходец из министерства промышленности, во-вторых, именно высокотехнологичное производство во многом обеспечивает доход области. Причем производство успешное: в последние 2-3 года, когда общий объем производства в стране снижался, Нижегородская область показывала рост. Пусть небольшой, но сам факт!

Меньше чем за месяц врио губернатора посетил завод «Сокол», Горьковский автозавод (на нем он, кстати, провел выездное заседание федерального минпрома), Выксунский металлургический завод…

Если проанализировать ход обсуждений, можно выявить те ключевые «точки роста», какие обозначает Глеб Никитин.

В первую очередь – это создание промышленных кластеров. Об этом он говорит, касаясь и авиастроения, и автомобилестроения, и судостроения.

— Создание кластера позволит обеспечить значительный прирост налогооблагаемой базы региона и открыть новые высокотехнологичные рабочие места, — это цитата из выступления Глеба Никитина на заводе «Сокол», но ее вполне можно применить к любому промышленному предприятию.

Кластер – это объединение предприятий, работающих на  схожие конечные продукты. Чем теснее переплетаются их экономические и производственные потоки, тем ниже в итоге оказывается себестоимость готового товара (что, конечно, не может не быть хорошим конкурентным преимуществом).

 

Не менее часто Глеб Никитин говорит и о повышении производительности труда – то есть, что логично, о высокой технологичности производства.

— Нефть – достояние России, и странно было бы этого стыдиться, — произносит он на церемонии спуска на воду танкера. — Но этот сектор экономики должен стать драйвером для высокотехнологичных отраслей. Критики говорят: «Да, нефть российская. Но даже средства производства и транспортировки углеводородов – импортные». Так вот, сегодня на «Красном Сормове» мы даем достойный ответ.

 

В повышении автоматизации есть лишь один сложный момент. Чем более автоматизировано производство, тем меньше оно нуждается в людях. Так что, увольнять?

— Пожалуй, самое приятное, что может быть – это видеть, как одновременно растет и автоматизация, и численность персонала, — отвечая на этот вопрос журналистов, Глеб Никитин улыбается абсолютно искренне. – Это означает, что растет число заказов, а значит предприятие – на правильном пути. Ну что может быть лучше?

Кстати, портфель заказов «Красного Сормова» сегодня формируется на три года вперед.

 

Фото Юлии Горшковой (ИА «Время Н»), пресс-службы завода «Красное Сормово», пресс-службы депутата Госдумы Д.Москвина, Александра Воложанина

 

 

Добавить сайт в мои источники