А был ли на самом деле в плену сын Сталина Яков Джугашвили?

Газета "Новое дело"
А был ли на самом деле в плену сын Сталина Яков Джугашвили?
Фото: gettyimages.com
Пропагандистская немецкая листовка с неизвестным человеком

Общеизвестно, что ровно 80 лет назад, в июле 1941 года, сын Иосифа Сталина старший лейтенант Красной армии Яков Джугашвили попал в немецкий плен. Два года он находился в лагерях для военнопленных, пока весной 1943 года не бросился на колючую проволоку, находившуюся под сильным электрическим напряжением…

Однако в последнее время ряд историков поставили под сомнение не только эту смерть, но и сам факт нахождения сына Сталина в немецком плену. Пока с достоверностью можно судить о том, что Яков пропал без вести в тяжёлых боях 41-го года под Витебском, когда гаубичная батарея, которой он командовал, попала в немецкое окружение.

 

«Привет всем. Яша»

 

Как только командование Красной армии узнало о случившемся, сразу же были начаты поиски старшего лейтенанта Джугашвили. Сохранился отчёт бригадного комиссара Алексея Румянцева начальнику политического управления РККА и заместителю наркома обороны армейскому комиссару 1-го ранга Льву Мехлису о розыске пропавшего без вести сына Сталина. Отчёт датирован 26 июля 1941 года.

Румянцев тогда докладывал Мехлису, что на поиски сына Сталина «была послана группа мотоциклистов во главе со старшим политруком Гороховым, которая у озера Каспля встретила красноармейца Лопуридзе, вместе с которым Яков выходил из окружения. По словам Лопуридзе, 15 июля они вместе с сыном Сталина переоделись в гражданскую одежду, закопали свои документы, после чего, убедившись, что немцев поблизости нет, Яков решил передохнуть, а Лопуридзе пошёл дальше, пока не встретил группу мотоциклистов. После этого старший политрук Горохов, решив, что Яков, наверное, уже вышел к своим, прекратил дальнейшие поиски и вернулся в дивизию».

Спустя несколько дней разведчики повторили поиск, но безрезультатно…

А 13 августа в политотдел Шестой армии Южного фронта была доставлена немецкая листовка. На листовке была помещена фотография. На ней небритый, восточной внешности мужчина в красноармейской шинели, в окружении немецких солдат, а ниже был текст:

«Это Яков Джугашвили, старший сын Сталина, командир батареи 14-го гаубичного артиллерийского полка 14-й бронетанковой дивизии, который 16 июля сдался в плен под Витебском вместе с тысячами других командиров и бойцов. Следуйте примеру сына Сталина, переходите и вы!».

О том, что Яков в плену, немедленно доложили Сталину. Для него это был очень сильный удар – ко всем бедам начала вой­ны добавилась ещё и эта, личная. А немцы продолжали свою пропагандистскую атаку. В августе появилась ещё одна листовка, где воспроизводилась записка Якова отцу, доставленная Сталину дипломатическим путём:

«19 июля 1941 года. Дорогой отец, я в плену, здоров. Скоро буду отправлен в один из офицерских лагерей в Германии. Обращение хорошее. Желаю здоровья. Привет всем. Яша».

На протяжении последующих двух лет советская разведка следила за перемещением Якова по немецким лагерям. Была даже попытка организовать похищение сына Сталина – однако сам вождь запретил это делать, так как, по его мнению, он как лидер государства должен до конца разделить горе всех родителей советских солдат, которые оказались в плену.

В начале 1943 года появилась идея обменять сына Сталина на взятого в плен под Сталинградом фельдмаршала Паулюса. Говорят, что вождь ответил отказом – мол, солдат на фельдмаршалов не меняю. Но это только легенда, которая возникла уже после войны. На самом деле Сталин никак не отреагировал на эту идею – не сказал ни «да», ни «нет». А наркомат иностранных дел между тем через посредников из международного Красного Креста начал осторожные переговоры с немцами.

Они были прерваны после того, как стало известно о самоубийстве Якова…

Не его это почерк

 

Первое, на что обращfют внимание сомневающиеся историки, это протоколы допроса Якова Джугашвили, которые были сделаны немцами сразу после захвата старшего лейтенанта в плен.

Эти протоколы представляют банальное клише, которое можно было приписать и сыну Сталина, и любому другому советскому пленному того времени – растерянность от поражений первых месяцев войны, умеренная критика собственного военного командования, из-за которого человек оказался в плену, краткая информация о себе. И ничего сенсационного из жизни верхушки советского общества, во что наверняка должен был быть посвящён сын Сталина!

Далее ещё интереснее. Вот что пишет российский историк Павел Пряников:

«На советские войска и прифронтовые территории продолжали сбрасываться тонны листовок, на которых сын Сталина был изображён рядом со старшими офицерами вермахта и германских спецслужб. Под фотографиями призывы складывать оружие. Никто тогда не замечал, что на каких-то фотографиях свет падает с одной стороны, а тень в другую, что китель у Якова застёгнут на левую сторону, по-женски. Что в жарком июле Яков почему-то стоит в шинели. Что ни на одной из фотографий он не смотрит в камеру».

Кроме того, как отмечает историк:

«За два года плена немецкие спецслужбы и пропагандисты почему-то не сняли ни одного кадра кинохроники с сыном Сталина. Как, впрочем, нет и ни одной магнитофонной записи голоса Якова Джугашвили. Это странно, что немцы упустили такую возможность передать «привет» Сталину».

А ещё Павел Пряников обращает внимание на то, что неожиданное самоубийство Якова совпало именно с тем с моментом, когда по линии Красного Креста активизировались переговоры об обмене фельдмаршала Паулюса на Якова Джугашвили:

«Случайно ли это совпадение? И наконец, почему фотография погибшего и висящего на проволоке Якова, представленная в уголовном деле Имперского управления криминальной полиции фашистской Германии, такая нечёткая и размытая?»….

А весной 2002 года Федеральная служба охраны России (ФСО) провела несколько экспертиз фотографий, листовок и записок из плена Якова Джугашвили. И прежде всего той самой записки, якобы написанной Яковом Джугашвили в плену 19 июля 1941 года и адресованной Сталину. Её сравнили с подлинными текстами, написанными рукой старшего сына Сталина незадолго до начала и в первые дни войны.

Вот что написало по этому поводу одно из столичных изданий:

«При сравнительном анализе, в частности, выяснилось: наклон при написании буквы «з» в спорном тексте отсутствует – Яков же всегда писал эту букву с наклоном влево; буква «д» в записке, присланной из плена, имеет в верхней части завиток в виде петли, абсолютно не характерный для почерка сына Сталина; верхнюю часть буквы «в» Яков всегда как бы сплющивал – в записке, адресованной Сталину, она прописана классически правильно. Эксперты выявили ещё 11 несоответствий».

В общем, похоже, что записки в плену писал вовсе не сын Сталина…

 

Кто этот человек?

 

Павел Пряников и другие сомневающиеся исследователи резонно полагают, что сын Сталина на самом деле погиб в окружении. Его тело с документами было обнаружено немцами, которые решили разыграть целый пропагандистский спектакль. А на роль старшего лейтенанта Джугашвили подобрали опытного агента, который потом и слонялся по лагерям пленных. Вот почему все листовочные изображения «сына Сталина» такие нечёткие.

Конечно, немцы вполне могли заявить, что сын Сталина перешёл на службу немцам и даже записать его в предательскую «власовскую армию». Но это была бы слишком грубая игра и тут потребовались бы уже более весомые доказательства. Поэтому немцы решили не рисковать, а просто констатировать факт сдачи сына Сталина в плен. Что само по себе служило не меньшим пропагандистским эффектом для агитации на линии фронта: мол, вас, товарищи красноармейцы, ваши вожди призывают драться до последней капли крови, а вот сын Сталина добровольно поднял руки…

Кстати, это была не единственная немецкая провокация с целью дискредитации высшего советского руководства. Во время войны распространялись вражеские листовки, в которых утверждалось, что в плену также оказался сын главы советского правительства Вячеслава Молотова, который даже прямо призывал бойцов Красной армии сдаваться в плен. Это только в Кремле знали, что никакого сына у Молотова никогда не было. Но несведущие красноармейцы, особенно рядовые, сомневались и даже порой верили в эту лживую пропаганду…

…Наверное, прав Пряников, когда пишет, что в случае с Яковом Джугашвили «мы имеем дело с одной из самых изощрённых операций немецких спецслужб, которая долго держала в напряжении самого Сталина». И длилась эта операция вплоть до весны 1943 года…

Подписывайтесь на наш Telegram-канал «Нижегородская правда online», и новости сами придут к вам.
Самое популярное
Новости партнеров

Следующая запись

Больше нет записей для загрузки

Нет записей для подгрузки