H
S L n s
с

Легенда о четвёртой роте: как на самом деле погибли герои-панфиловцы

Легенда о четвёртой роте: как на самом деле погибли герои-панфиловцы

Этот подвиг вдохновил многих писателей и художников

Фото: фрагмент картины Владимира Памфилова

Читайте нас в Мои источники Яндекс Яндекс Дзен Google Новости

Ровно 80 лет назад советская армия перешла в наступление, которое закончилось разгромом немецких войск под Москвой. Эта битва и отдельные её эпизоды со временем обросли большим количеством легенд. Одной из них стал бой у разъезда Дубосеково, где совершили свой подвиг 28 бойцов дивизии генерала Ивана Панфилова. С самого начала у истории об этом подвиге сложилась непростая судьба…

 

Всё началось 27 ноября 1941 года, когда в газете «Красная звезда» появилась статья корреспондента Владимира Коротеева под названием «Гвардейцы Панфилова в боях за Москву». В ней рассказывалось о подвиге небольшого воинского подразделения, уничтожившего у подмосковного разъезда Дубосеково почти 60 немецких танков. Публикация попала на глаза советскому руководству. Председатель Верховного Совета СССР Михаил Иванович Калинин позвонил в газету и попросил установить имена героев для представления к высшим правительственным наградам…

Этим делом занялся литературный секретарь газеты Александр Кривицкий. Он выехал в расположение дивизии генерала Панфилова, чьи бойцы как раз и упоминались в обеих статьях. Там ему удалось установить, что речь шла о взводе под командованием сержанта Ивана Добробабина, который и принял на себя удар немецких танков. А непосредственно боем руководил политрук 4-й роты 2-го батальона 1075-го полка панфиловской дивизии Василий Клочков.

Весь список бойцов, официально считавшихся погибшими в этом бою, был опубликован в «Красной звезде» в первые дни 1942 года. Спустя полгода всем им было присвоено звание Героев Советского Союза (посмертно). А журналист Кривицкий с тех пор стал официальным летописцем подвига 28 панфиловцев, написав за свою жизнь по этому поводу множество очерков. Он же вложил в уста политрука Клочкова слова, якобы сказанные им перед самой смертью: «Да, братцы, велика Россия, а отступать некуда, позади Москва»…

 

Секретное уголовное дело

 

Первые сомнения в достоверности легенды появились ещё тогда, в 1941 году. Бывалые солдаты втихомолку поговаривали между собой о том, что одному пехотному взводу за один бой уничтожить сразу 60 танков, да ещё при отсутствии нормальных противотанковых средств, невозможно – ведь, судя по газетным статьям, бронетехнику панфиловцы подбивали лишь одними гранатами да бутылками с зажигательной смесью. К тому же написано всё с чужих слов – прямых свидетелей боя не было…
Сомнения подтвердились в 1947-1948 годах, когда органы министерства государственной безопасности (МГБ) вели расследование в отношении бывшего немецкого полицая Ивана Евстафьевича Добробабина. Он оказался тем самым командиром геройского взвода…

Как выявило следствие, после боя у разъезда Дубосеково сержант в бессознательном состоянии попал в плен, из лагеря ему удалось вернуться в родное село в оккупированной Харьковской области, где он устроился работать во вспомогательную немецкую полицию. Там Добробабин и служил до 1943 года. Когда Харьковскую область освободили, он скрыл свою работу у немцев. Его снова призвали в Красную армию, в рядах которой он воевал до самой Победы. За смелость и мужество сержант был даже награждён орденом Славы III степени. А в 1947 году за ним пришли – органы госбезопасности начали активно разбираться с бывшими немецкими пособниками.

Когда стали выяснять обстоятельства, при которых Добробабин попал в немецкий плен, тогда органы и узнали настоящую историю подвига 28 панфиловцев. Следователи МГБ пребывали в шоке! Выяснилось, что никакого красивого боя, многократно описанного в советской прессе, просто… не было! Ничего героического не мог припомнить и сам бывший сержант Добробабин. По его словам, то был обычный бой, в котором его подразделение практически полностью погибло. А потом на допрос вызвали журналистов «Красной звезды» Коротеева и Кривицкого…

По словам Коротеева, в конце ноября 1941 года он выехал на передовую. Но сумел доехать лишь до командного пункта панфиловской дивизии – обстановка на фронте осложнилась, и дальше журналиста просто не пустили. На командном пункте какой-то политработник и рассказал о геройском бое с немецкими танками у разъезда Дубосеково. Правда, ни имён, ни цифр этот человек не называл, просто сказал, что бойцам удалось остановить танковую атаку.

А когда журналист вернулся в Москву, в дело вступила уже литературная фантазия главного редактора «Красной звезды» Давида Ортенберга, который не только красочно расписал бой, но, собственно, и придумал численность геройских бойцов – 28 человек, примерное количество бойцов стандартного пехотного взвода. А вот Кривицкий сознался в авторстве красивого призыва политрука Клочкова: «Слова «Велика Россия, а отступать некуда, позади Москва» выдумал я сам… В части же описанных мной ощущений и действий 28 героев – это мой литературный домысел».

«Действительно дрались геройски!»

 

Так что же в реальности произошло 16 ноября 1941 года у разъезда Дубосеково? Обстоятельную картину следователям МГБ в том же 1948 году поведал бывший командир 1075-го полка панфиловской дивизии Илья Васильевич Капров. По его словам, вверенный ему полк в ноябре 1941 года находился на левом фланге дивизии Панфилова и прикрывал стык Волоколамского шоссе и железной дороги. У разъезда Дубосеково расположилась 4-я рота 2-го батальона под командованием капитана Гундиловича и политрука Клочкова.

По словам комполка, ранним утром 16 ноября позиции 2-го батальона атаковали немецкие танки, примерно 10-12 вражеских машин, из которых пять или шесть были уничтожены, немцы отошли. А затем враг подтянул резервы и с новыми силами обрушился на поредевшие части полка. По словам Капрова, уже через 40-50 минут боя наша оборона была прорвана и полк, по сути, был разгромлен. Капров лично собирал уцелевших бойцов и отводил их на новые позиции. По поводу боя у Дубосеково он сказал следующее:

«Никакого боя 28 панфиловцев с немецкими танками у разъезда Дубосеково 16 ноября 1941 года не было – это сплошной вымысел. В этот день у разъезда Дубосеково в составе 2-го батальона с немецкими танками дралась 4-я рота, и дралась действительно геройски. Из роты погибло свыше 100 человек, а не 28, как об этом писали в газетах…».

То есть в реальности у Дубосеково произошёл обычный для трагического 1941 года оборонительный бой, который мало чем отличался от тысяч и тысяч подобных боестолкновений того страшного времени. Но именно на этот бой обратили внимание журналисты важного центрального печатного издания, которые и сотворили из него военный миф. Когда же в 1948 году вскрылась вся правда, то власти не стали разрушать легенду. Материалы следствия были тщательно засекречены…

Ивана Добробабина за службу немцам осудили на 25 лет лагерей. На свободу он вышел по амнистии 1955 года, но его так и не реабилитировали (умер бывший сержант в 1993 году). Со временем выяснилось, что в живых остались ещё семеро участников боя у Дубосеково – кто-то из них оказался в плену, кто-то был ранен и попал в госпиталь, а кто-то после боя прибился к другим подразделениям и воевал дальше, даже не подозревая о высокой «посмертной» награде. В разное послевоенное время им по-тихому вручили геройские звёзды и… велели помалкивать. Ведь они считались погибшими. Легенда должна была жить, несмотря ни на что.

 

Лучше поздно, чем никогда

 

Полагаю, что моральное оправдание этой легенде было! Главный редактор «Красной звезды» Давид Ортенберг прямо сказал следователям о том, что в 1941 году остро стоял вопрос о повышении боевого духа наших бойцов. Мы тогда беспорядочно отступали, сдавали свои города и сёла, а перед немецкими танками у наших солдат существовал какой-то мистический страх: были случаи, когда красноармейцы бежали в панике только при одном виде вражеской техники.

«Поэтому вопрос о стойкости советских воинов в тот период приобрёл особое значение, – подчеркнул Ортенберг на следствии. – Лозунг «Смерть или победа!», особенно в борьбе с вражеским танками, был решающим лозунгом. Подвиг панфиловцев и стал образцом такой стойкости».

Нет, редактор нисколько не сожалел, что подвиг 28 бойцов ему фактически пришлось придумать. Главное, солдатам на фронте ярко показали, что врага можно бить, и бить крепко. Газетные публикации о 28 панфиловцах действительно помогали поднять солдатский дух и сыграли огромную идейно-психологическую роль не только в обороне нашей столицы, но и во всей нашей Победе…

К большому сожалению, наша власть упустила момент, когда надо было выступить именно с таким толкованием подвига панфиловцев. Потому что когда в конце 80-х – начале 90-х годов наступило время ниспровержения советского прошлого, для идейных разрушителей Советского Союза рассекреченные документы МГБ стали настоящим подарком. Одна за другой стали выходить статьи и целые книги, где подвиг бойцов панфиловской дивизии приводился как пример фальсификации истории со стороны коммунистов.

Верхом этих нападок стали регулярные заявления и выступления директора Российского Государственного архива Российской Федерации (ГАРФ) Сергея Мироненко, который где только можно твердил о «несуществующем подвиге». И вряд ли Мироненко руководствовался при этом заботой об исторической правде – это больше было похоже на целенаправленную информационную диверсию против нашей военной памяти. Не зря Мироненко, не скрывавший своей ненависти к советскому прошлому, всегда был желанным гостем в разного рода СМИ либерального толка, которые вели и до сих пор ведут грубую антироссийскую и антисоветскую пропаганду.

Кстати, в своих выпадах против советского прошлого Мироненко зачастую пользовался не только удобными для него историческими документами, вроде дела МГБ о 28 панфиловцах, но и откровенными фальшивками. Я лицезрел этого человека в нескольких телепередачах, посвящённых истории. И когда дело касалось тех или иных деятелей советской власти, особенно Иосифа Сталина, глава ГАРФ в качестве аргументов частенько шёл на подлог, пользуясь откровенно лживыми антисоветскими мифами, которые уже давно напрочь опровергнуты всеми серьёзными специалистами – вроде сказки о том, что Сталин якобы в первые дни Великой Отечественной войны находился в полной прострации.

И однажды Миронеко зарвался настолько, что в 2015 году вылез на трибуну «Конгресса Всемирной ассоциации русской прессы» (ВАРП), где в очередной раз обрушился на 28 панфиловцев – мол, вот до чего дошла проклятая «сталинская пропаганда»: выдумала целый подвиг «несуществующих героев», как это нехорошо…

Участники Конгресса были буквально в шоке! Ведь это были главным образом наши соотечественники-журналисты из Зарубежья, где им приходится вести тяжёлую борьбу за сохранение памяти о Великой Отечественной войне с разного рода фальсификаторами. А тут с грубой антисоветчиной им пришлось столкнуться в Москве, да ещё в лице важного архивного чиновника (?!). В общем, Мироненко освистали и вынудили удалиться с заседания Конгресса. А вскоре его и вовсе отправили в отставку с занимаемой должности, чего он вполне и давно заслужил…

…Сегодня добросовестные историки наконец-то дали нормальную и правдивую оценку боя у Дубосеково. По их заключению, 16 ноября 1941 года бой действительно был. Пусть не такой пафосный, как его описали журналисты, пусть наши солдаты сожгли не 60, а только пять или шесть танков. Но ведь 4-я рота не струсила и не побежала, а до конца выполнила свой солдатский долг, оставив на поле брани свыше 100 убитых. В условиях 41-го года, когда мы только учились по-настоящему воевать, это был настоящий подвиг. Так что геройские звания для 28 человек стали символической и вполне справедливой наградой всем нашим бойцам, павшим в 41-м на подступах к столице…

Жаль только, что эту историческую оценку дали не раньше. Впрочем, лучше пусть поздно, чем никогда…

Подписывайтесь на наш T Telegram-канал «Нижегородская правда online», и новости сами придут к вам.

Самое популярное
Новости партнеров

Следующая запись

Больше нет записей для загрузки

Нет записей для подгрузки